ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сара грустно посмотрела на него и просто ответила:

– Мне интересно знать, будет ли он так же ненавидеть и презирать меня, как вы и Анжела. Чего вы оба боитесь, Марк? Что я стану оказывать на вашего отца слишком сильное влияние? Но ведь это невозможно. Он – Бен Рэндалл.

Марк в смятении искал ответ. Он не был готов к такому прямому разговору.

– С чего вы взяли, что мы боимся? Так, разведка боем...

– Это не разведка, а заседание святой инквизиции, когда приговор известен до суда. Почему бы просто не спросить меня обо всем, что вас интересует?

– Мне казалось, я уже пробовал это сделать. А что до Саймона – он вам понравится. Он совсем не похож на Анжелу. Надеюсь, я ответил на ваш вопрос.

– А на вас?

– О, скромность не позволяет мне высказываться о себе...

– Правда?

В голосе Сары сквозил скепсис, но это больше не было враждой. Скорее, дружеской насмешкой.

Вдали по пыльной равнине мчались наперегонки лошади. Сара и Марк залюбовались стремительным полетом прекрасных животных, потом женщина тихо вздохнула.

– Как они красивы... Интересно, чьи это скакуны?

– Вообще-то мои.

– Правда? Как здорово!

– Вы ездите верхом?

– К сожалению, нет, Хотя дядя был жокеем.

– Неужели в Аскоте?

– Вы знаете скачки в Аскоте?

– Честно говоря, я довольно долго жил в Европе, в Англии тоже. Я ведь закончил лондонскую Школу экономики.

Сара выглядела обрадованной и приятно удивленной.

– Что вы говорите! Ну и как вам Лондон?

– Я полюбил Англию. И Лондон тоже. Маленький космос.

– Я рада. Знаете, я пожалуй съем тост.

– Я позову Джейн, они же совсем остыли...

– Не надо!

Она машинально схватила Марка за руку, чтобы остановить его.

Эффект превзошел все ожидания. Словно разряд тока пронизал их обоих. Марку казалось, что пальцы Сары сейчас прожгут ему руку, но это не было болью, а лишь невыносимым, жгучим блаженством, переполнявшим его душу и тело...

Саре казалось, что ее пальцы вплавились в горячую плоть мужчины, и его огонь побежал и по ее жилам. Она замерла, не в силах дышать, двигаться, жить...

Единственное, чего хотелось Марку, – это прижать к себе гибкое нежное тело, припасть к коралловым губам и пить, пить прерывистое дыхание женщины, пока она не застонет в его объятиях, умирая от любви и страсти.

Он в смятении опустил глаза и увидел, как под тончайшей тканью напряглись два темных соска, словно бутоны алых роз, жаждущие поцелуев солнца. Он и был солнцем, Марк Рэндалл, горячим, обжигающим солнцем, и вместо крови по его жилам струилось жидкое золото...

С закружившейся головой Марк отпрянул от Сары. Бежать. Немедленно и как можно дальше. Еще секунда – и он не совладает с самым сильным соперником на свете: с самим собой.

Марк смотрел на Сару и почти не видел ее. В глазах было темно, а в ушах пела кровь. Он услышал чей-то хриплый, грубый голос и удивился, узнав самого себя.

– Боюсь, мне надо идти. Меня ждет Обадия. Захотите чего-нибудь посущественнее – крикните Джейн.

Марк Рэндалл бежал с поля боя, твердо зная, что побежден навсегда.

5

Сара с трудом перевела дух, глядя вслед Марку Рэндаллу. «Крикните Джейн»...

Девчонка смотрела на него такими глазами! Интересно, практикует ли Марк Рэндалл «право сюзерена» с молоденькими и хорошенькими служанками? Фу, Сара, ты быстро научилась говорить гадости...

Да нет же, Марк Рэндалл совершенно ей не нравится, он скорее отталкивает ее своим поведением и словами, но вот в том, что касается тела... Тело реагирует на него совершенно иначе.

Спокойно. Возьми себя в руки и прекрати задумываться о неприличностях.

В конце концов, она приехала сюда ради Бена и по его просьбе. Как он может отнестись к тому, что Сара поддалась чарам его сына и позволила соблазнить себя?!

Нет, этого не случится. В ее жизни больше нет места мужчинам, во всяком случае, пока нет. Саре было двадцать шесть, но иногда она ощущала себя старухой. Жизнь слишком сильно била ее, чтобы она могла соответствовать своей собственной молодости. Именно поэтому, наверное, ей так легко с Беном. Он ее понимает. Он никогда не требовал от нее ничего такого, что она не в силах была сделать. Не то что...

По спине Сары пробежал холодок. Когда же она сможет забыть свой ужасный брак с Диком? Сара всерьез начинала опасаться, что этого не произойдет никогда.

Легкий ветерок принес запах цветов, и молодая женщина очнулась. Она здесь, в этом чудесном месте, это не продлится долго, но пока пусть все идет, как идет. Бен не одобрил бы ее, сидящую здесь в оцепенении и жалеющую саму себя. Кроме того, если оставить в стороне то, о чем он ее попросил в Англии, то она здесь на отдыхе, Бен этого очень хотел. Он прекрасно понимает, что Саре нужно избавляться от комплексов как можно скорее.

Она вздохнула полной грудью. Решительно взяла холодный тост и намазала его маслом. Решено. Она больше не позволит младшим Рэндаллам взять верх. Они не смогут ее сломить или унизить. Чем скорее они это поймут, тем лучше для них.

К обеду состояние Бена только ухудшилось. Все утро Сара провела в искусном увиливании от встреч с членами семьи, но на пороге комнаты ее ждал Остин, и на лице его явно читалось отчаяние.

– Нужен доктор, мадам. Срочно нужен доктор. Мистер Бен... он очень болен!

Сара в ужасе схватилась за горло – неосознанный жест ужаса из самого детства, когда погибли ее родители.

– Почему... Боже, почему вы так говорите, Остин?! Что случилось?

– Я знаю мистера Бена много лет, мадам. Он очень плох. Он... он слишком долго спит.

– Он устал...

– Мы должны позвать мистера Марка, мадам Сара. Он ведь должен знать, что делать?

– Погодите, Остин, а мистер Бен об этом вам говорил? Он знает, что вы хотите позвать Марка?

– Нет, да нет же, мадам, но дело плохо, очень плохо. Он проспал все это время.

Сара старалась не поддаваться панике. После госпиталя Бен стал быстро уставать и часто отдыхал. Вчера был действительно тяжелый – даже для здорового человека – день. Вполне естественно, что теперь Бен отсыпается, это очень хорошо, это полезно...

– Я сама посмотрю, Остин, ладно? Погодите минуту...

Она решительно шагнула мимо старого слуги в комнату. Остин только душераздирающе вздохнул и покачал головой. Она его не винила. Остин был предан хозяину, словно старый пес.

Сара осторожно прикрыла за собой дверь и на цыпочках прошла к кровати. Бен вроде бы спал, но при ее приближении открыл глаза, и Сара немедленно устыдилась своей паники.

– Привет... Как вы себя чувствуете?

– Боюсь, я проспал. Который час?

– Половина первого. Пообедаем?

– Сара, детка, мне жаль, но я... боюсь, я совсем не голоден.

Он выглядел расстроенным и смущенным своей неожиданной слабостью, и Сара поспешно взяла его за руку, внутренне ужаснувшись тому, как она холодна и бессильна.

– Ничего, все в порядке. Вы приняли лекарство? Я могу что-то для вас сделать?

Бен покачал головой.

– Нет, все в порядке. Через пару часов я встану, вот увидишь. Только вот поездку в каньон придется отложить. Жаль...

– Это ерунда. Успеем. Бен, я могу сказать Марку...

– Ни единого слова! Обещай мне, Сара! Ты ничего ему не скажешь, ни ему, ни кому-то еще. Если он узнает о том, что я болен, он отложит свадьбу Саймона. Я люблю своего старшего сына, Сара, он хороший парень, но я не могу позволить, чтобы он опекал меня, словно немощного инвалида, и расстроил свадьбу моего младшего мальчика.

Сара могла бы возразить, что мальчик наверняка и сам откажется от праздника, узнав, что с его отцом, но промолчала. Спорить с Беном было невозможно. Слишком большая сила духа скрывалась под истерзанной болезнью оболочкой. Степной волк был все еще жив.

– Он все равно собирается поговорить с вами сегодня днем, он что-то подозревает. Мои объяснения его явно не устроили.

9
{"b":"975","o":1}