ЛитМир - Электронная Библиотека

Элси побледнела.

— Но я думала…

— И что же ты думала? — Он шагнул от двери. — Что я позволю тебе опять убежать, как ты уже однажды сделала?

Дыхание Элси на миг пресеклось.

— Нет, я думала, ты будешь рад, что я исчезла из твоей жизни так просто, — прошептала она, широко распахнув глаза от изумления. — Ты что, об этом собирался со мною говорить?

— Частично. — Родриго был немногословен. — Но сначала я хотел извиниться за поведение Лауры. Боюсь, я ее испортил. Я и не подозревал, что она примет мою привязанность к ней за что-то иное.., нежели привязанность.

Элси покачала головой.

— Молодые девушки часто теряют голову от мужчин постарше. Я имею в виду детскую любовь конечно же. Влюбленность. — И с беспомощным жестом она закончила:

— Лаура из этого вырастет.

— Как выросла ты? — грубо спросил Родриго. — Тогда, пожалуй, тебе понятны ее чувства более, чем кому-либо.

Губы Элси дрогнули от обиды. Восклицание вырвалось само собой:

— Надеюсь, ты не имеешь в виду, что наши с тобой отношения строились на детской влюбленности!

— А на чем же еще? Хотя, как я слышал, ты скоро из этого выросла.

— Да что ты знаешь о моих чувствах? — возмутилась Элси, а потом сделала ответный выпад:

— Ведь ты не хочешь сказать, что для тебя это значило нечто большее. Хотя ты и наговорил Джесси всякой ерунды о том, что искал меня, когда я вернулась домой… Кстати, зачем ты это делал? Заботился о моих чувствах или о своих собственных?

— А зачем бы мне заботиться о твоих чувствах? В голосе Родриго прозвучала горечь.

— Хорошо, — ответила она, стараясь держать себя в руках. — Значит, о своих собственных. Я должна была догадаться. Надеюсь, ты понимаешь, что иногда заставлял меня сомневаться в отцовском слове.

— И это было правильно, — хрипло произнес Родриго. — Я не хотел его смерти, Элси, но у этого человека много чего на совести.

— Как ты смеешь? — Элси обрела силу в негодовании. — Как смеешь порочить имя моего отца? Господи, да он назвал тебя бессовестным подлецом — и не ошибся!

— Это он тебе сказал? — Лицо Родриго будто окаменело. — Как там у вас в Штатах говорят? Что посеешь…

Элси была потрясена его несокрушимостью.

— Ты просто не имеешь права осуждать того, кто не может защитить себя сам.

— Не имею права? Даже если этот «кто-то» сделал все, чтобы погубить мою репутацию? — Родриго приблизился и ошеломленно произнес:

— Господи, он что, правда тебе не сказал?

— Не сказал — о чем?

Родриго в изумлении покачал головой.

— Хосе уверял меня, что это так и есть, а я не верил. Я думал, он так говорит, чтобы спасти свою шкуру.

— Хосе? — Элси окончательно запуталась. — Зачем бы Хосе спасать свою…

— Потому что я чуть не убил его, когда он мне сказал, что помог тебе улететь в Штаты, — перебил ее Родриго и простонал в отчаянии:

— Тебя никогда не удивляло, что я словно бы потерял к тебе всякий интерес, как только ты исчезла?

— Н-нет.

— Это так мало для тебя значило? Элси вспыхнула.

— Я этого не говорила.

— А что же тогда? — взмолился Родриго. — Ты хоть представляешь, что я чувствовал, когда Хосе сказал мне о твоем.., бегстве?

— Обрадовался свободе, наверное. Но холодный тон не удался Элси, она с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

— Отчаялся, — мрачно поправил ее собеседник. Внезапно Родриго обнял за плечи и привлек Элси к себе.

— Неужели ты ничего не поняла? Неужели тебе не кажется, что, если бы я хотел просто затащить тебя в постель, я бы не щадил тебя все остальное время, пока мы были на яхте?

— Я.., я подумала… — Что, как только ты понял, насколько я неопытна, тебе тут же захотелось от меня избавиться, мелькнуло у нее в голове. Элси внезапно содрогнулась. — Я просто не знала, что и подумать.

— Тогда послушай меня. Я все время пытался с тобой связаться, едва ты вернулась в Нью-Йорк. Не помню даже, сколько раз тебе звонил. Пока твой отец не сказал мне, что я напрасно трачу время, что у тебя есть другой мужчина, а кроме того, ты в любом случае полностью находишься под его влиянием.

— Нет!

— Да.

Элси хотела было отстраниться, но Родриго использовал ее минутное замешательство, чтобы еще теснее прижать к себе.

— Как думаешь, почему я так злился на себя после того, что случилось тем утром на пристани? О Господи, Элси, да я четыре года считал, что ты оставила меня в дураках! Единственное, что утешало меня, — это то, что подлец Марч, твой отец, не получил от меня желаемого! Того, ради чего торговал своей невинной дочерью, тобой…

— Нет…

Но это был лишь жалобный стон, сорвавшийся с ее губ. И когда Родриго еще крепче обнял ее, Элси приникла к его груди.

— Я не предавал тебя, Элси, — горячо прошептал Родриго, в то время как его ладони зарывались в ее густые волосы. — Я влюбился в тебя. Хотел взять в жены. Но твой отец не умел принимать поражений с достоинством и смог-таки под конец отнять у меня то, чего я более всего желал.

Элси медленно покачала головой.

— Папа умер.

— Знаю. — Голос Родриго был исполнен горечи. — В тот день, когда мы обедали в Нью-Йорке, ты верно поняла мои намерения. То, что я связался с фирмой Стилла, не было совпадением. Я выжидал четыре года, чтобы отомстить и, когда наконец услышал, что твой отец мертв, решил, что всякая надежда на справедливость умерла вместе с ним.

Ошеломленная Элси смотрела на него широко открытыми глазами.

— Но зачем ты говоришь мне это сейчас?

— Потому что хочу, чтобы ты знала правду. Между нами не может быть ни лжи, ни полуправды. Если ты и решишь простить меня, то только после того, как будешь знать все до конца.

Элси облизнула пересохшие губы, и Родриго как завороженный проследил за движением кончика ее языка. В следующее мгновение их губы слились в поцелуе. Колени Элси ослабели, по спине пробежала легкая дрожь, и она порывисто обняла Родриго, будто последнюю надежную опору. Голова шла кругом, словно Элси попала в густой туман.

Но вот, овладев наконец собой, он оторвался от ее губ и чуть отстранил Элси от себя.

— Сладко, — хрипло прошептал Родриго. — Dios, как же сладко. Ты единственная в мире, mi amor… Но я не должен прерываться. Ты обязана знать обо всех моих грехах, а разговор с Стиллом о тебе — меньший из них.

— Я не могу об этом слышать — Но ты хочешь знать правду? Элси стремилась сохранить хрупкую веру в то, что отец всегда старался сделать все как можно лучше для нее. Но эта вера, увы, уже пошатнулась. Сейчас не было ничего важнее на свете их с Родриго взаимной откровенности. Даже почтение к мертвому отцу не могло остановить Элси. Не в силах отвести взгляда от волевого смуглого лица Родриго, она чуть слышно, одними губами прошептала:

— Да, я хочу знать.

Наградой ей стала вспышка пламени в глубине его глаз.

— Я рад. — Голос Родриго слегка дрожал. — Тогда узнай следующее. Когда твой отец умер разорившимся, я с мстительным удовлетворением стал следить за твоими попытками хоть что-то сохранить. О да. Сейчас я с ужасом оглядываюсь назад, querida, любимая, но пойми, я не мог забыть слов Роджера о том, что ты была лишь приманкой.

— Нет, он не мог.., не мог так сказать.

— Но он сказал. И даже кое-что, кроме этого. — Родриго нежно погладил ее по щеке. — Он хотел убедить меня в том, что все происходящее было частью некоего хитроумного замысла, что ты действовала по его указке, а уехала только потому, что убедилась — ваш план провалился.

Элси закрыла глаза. Слишком много ошеломляющих откровений за один день!

— Но как ты мог поверить в такое?

— А как я мог не поверить, если ты постоянно отказывалась ответить на мои звонки?

— Но я же не…

— Не знала о них? Да, теперь-то я понимаю, что это было так. Но тогда, боюсь, гнев и разочарование вконец ослепили меня. Наверное, не будь я так расстроен твоим внезапным отъездом, приехал бы в Нью-Йорк и добился бы объяснений из твоих собственных уст.

30
{"b":"976","o":1}