ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С утра она приготовила его любимые блюда из рыбы и мяса и мороженое на десерт. Оставалось только поставить все в духовку. Конечно, не мороженое, шутливо подумала она и начала накрывать стол на кухне. Все, что требовало заморозки, здесь нужно было сразу ставить в холодильник, иначе это немедленно превращалось в жидкость.

Становилось совсем темно, когда она покинула виллу, однако дорога до Сан-Педро была ей хорошо знакома. Она проезжала по ней много раз.

Вилла Шарон располагалась на юго-западной оконечности острова, примерно в пяти милях от городка. Дорога вилась сначала среди деревьев и густого кустарника и потом вновь выходила на побережье, где валуны и невысокие скалы выглядели совершенно нереально на фоне темнеющего неба. Дорога была узкой, и машина иногда продиралась сквозь свисающие ветви деревьев и наступающей растительности. В отличие от других островов, на Сан-Педро не было недостатка в воде, что способствовало буйному росту растений на очень плодородной почве. Шарон приводили в восторг чудесные орхидеи. Она никогда раньше не видела их дикорастущими.

Дорога была пустынной, хотя Шарон проезжала мимо дома, в котором жили доктор Морель с женой, и фермы Фостера. Джон Фостер выращивал сахарный тростник и батат, из которых гнал крепкий спирт, экспортируя его в Соединенные Штаты.

По пути она проехала также деревню у Юго-Западной Бухты, где жила Эстель. Когда Майкл приезжал домой, он часто приходил сюда и играл с ее двумя сыновьями и тремя дочерьми. Шарон радовалась, что ему есть где проводить время. Ей трудно было объяснить сыну, почему он ее единственный ребенок. Майклу очень хотелось иметь либо брата, либо сестру. Но Шарон была уверена, что больше не совершит такого поступка.

Остров Сан-Педро напоминал по форме подкову, с внутренней стороны которой и располагался городок Сан-Педро. Для того чтобы попасть в него, Шарон необходимо было пересечь остров в его самой узкой части и, перевалив наиболее высокую точку каменной гряды, спуститься вниз, к морю.

В городке всегда царило оживление, вызванное приходом парома, который прибывал сюда три раза в неделю. Здесь редко появлялись гости, но островитяне были людьми гостеприимными и всегда выходили встречать приезжих.

Шарон, однако, изо всех сил избегала незнакомых людей. К счастью, все вновь прибывающие вынуждены были останавливаться в двух небольших гостиницах, расположенных недалеко от причала. Гости могли арендовать небольшие автомобили для поездок по острову, но ее вилла была расположена довольно далеко и не представляла большого интереса для туристов.

Паром уже приближался. Шарон поставила джип недалеко от причала и несколько минут сидела в машине, наслаждаясь прекрасным видом на лагуну. Солнце постепенно садилось в море за скалами, расцвечивая небо нежными красками. Красные, пурпурные и лимонные блики отражались от облаков, предвещавших наступление ночи. Темнота здесь наступала быстро. Начинался легкий бриз, приносящий прохладу и свежесть.

– Вы кого-нибудь ждете, миссис Лэнг? – спросил Филлип Мур, владелец одной из двух гостиниц, подойдя к Шарон, которая вышла из машины и поздоровалась с ним. Она когда-то сама останавливалась в гостинице «Морской Кот», пока оформляла покупку виллы. Вторую половину беременности она провела у Мура на веранде, загорая в ратановом кресле.

– Жду сына, – сказала Шарон, накидывая на себя куртку. Она посмотрела на пирс, куда причаливал паром. – А вы ожидаете гостей? Сейчас сезон в самом разгаре.

– Только одного, – спокойно ответил Флип – так Филлипа называли местные жители, – играя мощными бицепсами под тонкой хлопчатобумажной жилеткой. Он всегда гордился мускулатурой. Несмотря на свои шестьдесят лет, Флип уверял всех, что легко утихомирит любого, кто начнет буянить в «Морском Коте».

Его ответ не произвел на Шарон никакого впечатления. Она даже не спросила, кто этот посетитель. Она слыхала, что тот человек... Как его? Кажется, Сэм? Да, Сэм Гродин тоже останавливался в «Морском Коте», когда приезжал сюда. Задавая вопросы, она не хотела вызывать у Флипа излишнее любопытство.

– Но у вас самой был посетитель, миссис Лэнг. Помните, несколько недель тому назад, – сказал, помолчав, Флип. – Он говорил, что ищет некую мисс Ино, не так ли? Я ему объяснил, что никакой мисс Ино на нашем острове нет, но ему показалось, что вы можете помочь ему.

– Ну, чем я могла ему помочь? – с некоторым беспокойством ответила Шарон, и Флип бросил на нее извиняющийся взгляд.

– Да, я знаю. И, надеюсь, вы не имеете ничего против того, что я сказал ему, что вы единственная шотландка на этом острове? – добавил он. – Все равно, кто-нибудь обязательно сообщил бы ему об этом. И тут никакого секрета нет. Вы живете на острове очень давно.

– Да, очень давно, – сухо произнесла Шарон и посмотрела на паром. Увидит ли ее Майкл, если она будет ждать его здесь? Ей так не хотелось подходить ближе и встречаться с приезжими.

К ее радости, Флип подошел к трапу встречать гостей сам. В основном это были жители острова, возвращавшиеся из поездки на Большой Койкос. Когда работал паром, имелась возможность попасть в Гринвуд к обеду, сделать необходимые покупки и попасть на обратный паром. С того места, где она стояла, Шарон узнала нескольких знакомых женщин с тяжелыми сумками в руках.

И сразу же увидела сына. Кожа у него была такая же загорелая, как и у других ребят, но волосы были прямыми и не курчавились. Из-под длинных волос торчали смешные уши. Он был в школьной форме, состоявшей из белой рубашки и темно-бордовых шортов. Галстук болтался на шее, пуговицы на рубашке ресстегнуты, а куртка небрежно переброшена через плечо.

И тут Шарон заметила, что вслед за ним по трапу спускается мужчина. От других он отличался светлой, незагорелой кожей, и Шарон сразу поняла, что это был именно тот гость, о котором говорил Флип. Слава Богу, это не Сэм Гродин. Если его газета решила продолжить поиски, то они, очевидно, послали кого-то другого. Но не страдает ли она манией преследования, подумала Шарон. Ведь многие приезжали на этот остров из Европы и Америки, просто чтобы заняться подводной охотой.

Подавив в себе желание не подходить к парому, Шарон направилась навстречу сыну. Майкл заметил ее, помахал рукой и ускорил шаг, хотя рюкзак отчаянно бил его по ногам. Ему нужен новый, подумала мать, увидев, как в некоторых местах на рюкзаке разошлись швы. Сын набивал туда все: школьные учебники, кроссовки и всякую всячину. Не говоря уже о грязном белье, которое, как ей известно, он заталкивал на самое дно.

– Привет, ма, – произнес Майкл без видимого почтения, однако нежно прильнув к матери. Он отдал ей рюкзак и побежал к машине. Ну, чего от него можно было ожидать? Нужно быстрее везти домой и кормить ребенка!

Она повернулась, чтобы последовать за сыном, не обращая ни на кого внимания, когда вдруг сзади послышался негромкий удивленный голос:

– Шарон!

Она была так увлечена сыном, что совсем позабыла о мужчине, который спускался по трапу вслед за Майклом.

Голос показался ей незнакомым, но инстинктивно Шарон повернула голову в сторону окликнувшего ее. Не нужно было обращать внимания, укоряла она себя позднее. Но он застал ее врасплох.

– Бог мой! Это ты? – воскликнул человек изумленно, и Шарон почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног.

– Здравствуй, Дуг, – с трудом выдавила она. Казалось, все вокруг рушится. – Ты выглядишь очень хорошо. Приехал отдохнуть?

Глава 3

Дуглас сидел на веранде гостиницы «Морской Кот», держа в руке стакан самого крепкого пунша, который ему приходилось когда-либо пить. И хорошо, что он такой крепкий, подумал он. Надо же! Встретить Шарон Ино, едва ступив на берег. Мэрфи сказал бы, что произошло чудо. И, наверное, это было именно так. Но он пока еще не успел ничего осмыслить.

Откуда-то из глубины здания доносились звуки приготовлений к ужину и острые запахи экзотической пищи.

– Мистер Мур... – поклонился официант, – спрашивает, устроит ли вас на ужин свежая папайя и густая похлебка из моллюсков со свининой, сухарями, овощами и острой приправой?

5
{"b":"978","o":1}