ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но вы же не знаете, где Майкл живет, – всполошилась маленькая девочка, в то время как старшая девочка отобрала деньги у мальчика и начала их считать. – Это называется Залив Удачи, – добавила она, несмотря на злые взгляды брата, – да, и это будет справедливо. – Она показала рукой на деньги, зажатые в руке старшей сестры.

Чувствуя себя не в своей тарелке, Дуглас решил поскорее уехать. Боже, до чего он дошел! Выпытывает сведения у маленьких детей. Правда, девочка деньги ему не вернула. Видимо, совесть ее вовсе не мучила.

И все же, благодаря маленькой Сузи, через десять минут он уже находился у входа в виллу миссис Лэнг. Без помощи девочки он не обратил бы никакого внимания на почтовый ящик, где красовалась надпись: «Залив Удачи». Все получилось очень удачно.

Ворот не было, и Дуглас направился в туннель из кустарника и густых деревьев, которые, очевидно, скрывали виллу от непрошеных гостей.

Несмотря на твердую решимость выполнить задание шефа, Дуглас чувствовал себя неуверенно. А что, если его встретит муж Шарон? И ему придется преодолевать его сопротивление, чтобы побеседовать с ней?

У всего этого предприятия был какой-то нехороший, скандальный подтекст. Но ведь он чувствовал это еще в Шотландии. И если бы он не согласился, Ричард Мэрфи наверняка нашел бы другого исполнителя. А того вряд ли мучили бы угрызения совести. Он же, пожалуй, сможет смягчить неприятную ситуацию, если она возникнет.

Деревья сменились кустарниками, за которыми внезапно открылось длинное здание. Теперь можно понять, почему виллу не было видно раньше. Площадка перед ней спускалась к берегу моря, а с дороги видна только крыша.

Какое чудесное место выбрано для постройки, подумал Дуглас. Прекрасное убежище. Теперь понятно, почему никто не мог найти Шарон. И он тоже не смог бы найти, если бы не полученные от Сузи сведения.

Какая-то тень промелькнула, когда Дуглас ставил машину в тени нескольких пальм. Но это был всего лишь толстый черный кот, прятавшийся в кустах. Значит, здесь нет собаки, подумал он, ощущая, однако, что за ним наблюдают.

Дуглас заглушил мотор и огляделся вокруг. Возможно, Шарон поняла, что его вчерашнее заявление о приезде сюда на отдых было сплошным блефом, и ожидала этого визита. А он, пораженный ее видом, даже не попытался сказать что-нибудь вразумительное.

Подстриженные кустарники, лужайки и цветники говорили о том, что здесь пытались усмирить буйную субтропическую растительность. От деревьев исходил приятный аромат цитрусовых.

Неширокая дорожка огибала дом. Дуглас постоял в нерешительности, надеясь, что кто-нибудь встретит его, но никто не появлялся. Ему было неудобно, казалось, что он вторгается в чужие владения. Но так не могло продолжаться бесконечно, и, собравшись с духом, Дуглас решительно направился по дорожке.

За виллой мощеную площадку занимали терракотовые горшки с красной геранью. Цветы были везде, даже в подвешенных корзинках. А розовые и белые цветы бугенвиллеи обвивали столбы веранды.

За двориком, окруженным садом, слышались приглушенные звуки прибоя, волны которого набегали на почти белоснежный песок пляжа. Голубовато-зеленые волны лагуны вдали разбивались об острые скалы, высоко вздымая пену и брызги.

– Эй, это не вы ли говорили вчера на пристани с моей мамой?

Внезапно раздавшийся откуда-то детский голос заставил Дугласа резко обернуться. На какое-то мгновение он забыл, для чего сюда приехал. Красота окружающей природы притупила бдительность. Но теперь он увидел мальчика, опершегося о перила веранды. Лицо его скрывала тень, однако по чертам можно было безошибочно сказать, кто его мать. Очевидно, мальчик сидел на веранде, и вьющиеся растения скрывали его. Возможно, там находилась и Шарон. Но тогда она сама окликнула бы его.

Прикрыв ладонью глаза, Дуглас направился к веранде.

– Совершенно верно, – ответил он на вопрос мальчика, – мы с твоей мамой старые друзья, и я подумал, что нужно навестить ее, раз я приехал в эти места. – Он неестественно улыбнулся: – Мне так понравился чудесный вид на море.

Майкл вышел на ступени ведущей на веранду лестницы. В хлопчатобумажных шортах и легкой безрукавке он казался не таким большим, как вчера. Его темная загорелая кожа и прямые темные волосы делали его не похожим на мать. Возможно, его отец местный житель, подумал Дуглас. Но по его внешнему виду этого сказать было нельзя.

– Вы приехали на машине?

Майкл снова обратился к нему, отвлекая от мыслей о том, что, возможно, Шарон отказалась от карьеры из-за того, что влюбилась в какого-то мужчину. Но здесь не было места мыслям о той женщине, которую он когда-то знал. Если они и появлялись – он знал, что их следовало подавлять. Нужно думать о том, зачем он сюда приехал. Отбросить эмоции. Может быть, ей будет неприятно видеть его.

– Я взял напрокат малолитражку, – наконец ответил Дуглас, ставя ногу на нижнюю ступеньку веранды. – А где твоя мама?

– Она здесь.

Дуглас не знал, как долго она стояла в тени, наблюдая за ним, но после этих слов Шарон вышла, встала рядом с сыном и, как бы защищая, положила руку ему на плечо. На ней тоже были легкие шорты, открывавшие стройные мускулистые ноги, которые он так хорошо помнил. Голые ступни с ненакрашенными ногтями выглядели странно чувственными на досках пола, а ноги отливали бронзовым загаром.

Взгляд Дугласа остановился на шелковых шортах, соблазнительно облегавших бедра, и хлопчатобумажной бежевой рубашке, завязанной узлом на талии, а затем поднялся выше – на ее знаменитую грудь.

Он даже не отдавал себе отчета в том, что нахально разглядывает ее, пока не встретил взгляд ее холодных глаз. Мысли его опять унеслись в прошлое, вспоминая и сравнивая. Да, она стала старше, это очевидно, хотя годы пощадили ее. Но теперь он понял, почему человек, никогда прежде не видевший актрису, не смог узнать Шарон по старой фотографии. Ему даже показалось, что теперь она выглядела гораздо привлекательней.

На какое-то время холодный взгляд Шарон лишил Дугласа речи. Что бы она ни думала о цели его приезда сюда, взгляд ее был недружелюбным. Женщина явно не доверяла ему, даже если это никак внешне не проявлялось.

– Шарон, – наконец произнес Дуглас, понимая, что дальше молчать просто неприлично. – Надеюсь, ты не возражаешь против моего приезда, я был так поражен, увидев тебя вчера вечером.

– Неужели?

Вряд ли она поверила ему, особенно после недавнего визита Сэма Гродина. Да и он почему-то не спросил у Сэма, объяснил ли он Шарон причину его расспросов. Если она обо всем догадалась, то все труды Дугласа окажутся напрасными.

– Да, – подтвердил он и, взглянув вокруг, развел руками, – какой прекрасный вид открывается отсюда. Я не представлял себе, какое чудесное место этот остров.

– Чего тебе нужно, Дуглас Ирвин?

Не обращая внимания на встревоженный взгляд сына, она посмотрела на Дугласа холодным оценивающим взглядом. Но какие у нее глаза! – не смог сдержать себя Дуглас. Светло-зеленые, с длинными выцветшими от солнца ресницами. А кожа?! Нежная, цвета спелого абрикоса... А этот рот...

– Мне... А что, по-твоему, мне может быть нужно? – быстро произнес Дуглас, изо всех сил страясь не вызывать у нее подозрений. – Ведь прошло десять лет, Шарон. Увидеть тебя вновь... Это, скажу я тебе, просто ошарашило меня. Ну, и по какой причине ты скрылась на столько лет? Боже, ты же знаешь, что я имею в виду. Разве... – Дуглас запнулся, на языке у него вертелось «я», но он сдержал себя, – разве публика не имеет права знать, что с тобой происходит?

– У меня нет «публики», – холодно ответила Шарон, голос ее был таким же мелодичным, как когда-то, – ты напрасно теряешь время, Ирвин. Мне нечего добавить тебе. Я уже сказала твоему коллеге: Шарон Ино здесь нет!

Глава 4

– Но я ничего не имею общего с Сэмом Гродином!

Если бы ситуация не была такой серьезной, Шарон, наверное, рассмеялась, глядя на глупое выражение лица собеседника. Слова эти вырвались у него совершенно случайно, ведь они откровенно раскрывали подоплеку приезда. В другой обстановке она даже посочувствовала бы ему – таким естественным было его отчаяние.

8
{"b":"978","o":1}