ЛитМир - Электронная Библиотека

Несмотря ни на что, переезд в конце концов пошел ей на пользу. Занятая делами, она хоть как-то смогла отвлечься от невеселых мыслей.

И, хотя жизнь ее пока не вернулась в прежнюю колею, хлопоты с поисками квартиры и переездом внесли небольшое разнообразие.

Владелец магазина обрадовался возвращению Джун, но все же настоял, чтобы она отдохнула еще пару недель, прежде чем приступит к работе.

— Не хотите же вы опять свалиться только потому, что не отдохнули как следует? — сказал он, и на его лице, обманчиво моложавом, отразилось искреннее беспокойство.

Мистеру Майлзу было за шестьдесят, но обычно он обращался с Джун так, точно это она была хрупкой, преклонных лет дамой.

Что ж. Господь свидетель — она и вправду ощущала себя сейчас гораздо старше этого славного человека.., но сама мысль о двух неделях праздности, бесцельных походов по магазинам и визитов в Хадфилд наполняла Джун неподдельным ужасом. Она-то надеялась, что возвращение к любимой работе поможет ей окончательно забыться.

Между тем семейство Эрмины окончательно обосновалось в доме миссис Фоулер, и Эрмина даже поговаривала о том, чтобы подыскать себе работу. Даже Эрик поблагодарил Джун за то, что она согласилась переехать в Манчестер, хотя тут же испортил хорошее впечатление, добавив, что долгая жизнь с матерью сделала ее синим чулком.

И почему только у людей — у мужчин в особенности — на уме одни только сексуальные приключения? Можно подумать, что без этого жизнь неполноценна. А ведь Джун всегда хотелось только одного: найти человека, который полюбил бы ее такой, какая она есть, — со зрелым телом и смятенной девичьей душой…

Синтия ни разу не дала о себе знать, но Джун это и не удивляло. Насколько она знала подругу, та сейчас целиком поглощена приготовлениями к свадьбе и вряд ли интересуется чем-либо еще. Хотя Синтия и не знала подробностей, она наверняка догадалась, что произошло между Джун и Анри, и вправе считать, что Джун предала их дружбу.

Другое дело — Анри. Хоть он и обманул Синтию, она, несомненно, готова закрыть на это глаза — только бы добиться своего. Впрочем, Джун сомневалась, что причина такой снисходительности — неземная любовь. Анри утверждал, что в их отношениях с Синтией нет и грана любви, и скорее всего был прав.

Не то чтобы это оправдывало его поведение…

Как бы сильно Джун ни хотелось пожалеть этого человека, нельзя забывать, что он сам во всем виноват. Однако все существо Джун до сих пор трепетало, когда она вспоминала его неистовые поцелуи.

Глава 16

Все воскресенье перед выходом на работу Джун разбирала коробки с вещами, которые накануне привезла из Хадфилда. Там были книги и всякий бумажный хлам. Джун уже сотню раз давала себе слово, что непременно избавится от этой обузы. Однако прежде чем выбросить, она решила просмотреть архив.

Джун перебирала свои фотографии и с болью вспоминала мечты своей юности, блаженного времени, когда казалось, что вся жизнь впереди. Теперь-то ожидать уже нечего, и душевные муки, которые Джун испытала за минувшие дни, лишь доказывают это.

Она наткнулась на фото Синтии, и, хотя ее так и подмывало швырнуть фотографию в груду ненужного хлама, Джун сумела сдержаться. Как же молоды они были, как наивны! Джун тяжело вздохнула. Бедняжка Синтия не виновата, что Джун влюбилась в мужчину, которого ей так хотелось заполучить в мужья. Вот только будет ли она счастлива с таким человеком, как Анри ле Брени? Сам-то он к этому браку не стремится, и все его богатство вряд ли восполнит недостаток истинных чувств…

Именно об этом Джун хотелось думать меньше всего. Так и не выбросив фотографию, она сунула ее на самое дно коробки, которую отнесла в спальню.

Одним из недостатков крохотной квартирки было отсутствие кладовой. Джун размышляла, не запихнуть ли коробку в шкаф для одежды, когда в дверь позвонили.

У нее вырвался обреченный вздох. Кто бы это мог быть? Насколько она знала, ее новый адрес пока известен родным да еще мистеру Майлзу — но он-то вряд ли станет давать его кому попало.

Вытерев грязные руки о старые джинсы, она отправилась в прихожую. Вид у Джун, конечно, был, мягко говоря, непрезентабельный, но ведь она не ждала гостей, да и глупо наряжаться, чтобы разбирать пыльные старые бумаги.

Звонок повторился.

— Иду, иду! — проворчала Джун, откидывая цепочку, и распахнула дверь.

— Я просто не сразу…

— Здравствуй, дорогая.

Все это время Джун была свято уверена, что больше не увидит Анри ле Брени, разве что на свадебной фотографии, если, конечно, Синтия соизволит ее прислать, и теперь потрясение молчала, не сводя с нежданного гостя округлившихся глаз.

— Можно войти?

Анри смотрел поверх ее плеча, в открытую дверь гостиной, и Джун, оглянувшись, пришла в ужас: коробки, книги, бумаги валялись в беспорядке по всей комнате.

— А.., э-э.., зачем ты пришел? — выдавила она, теребя треклятую футболку.

Мысли Джун метались, предлагая сразу несколько ответов на этот вопрос. Знает ли Синтия, что он здесь? Поженились они или — Боже, помоги! — расстались. Если расстались, чем это закончится для нее?

Анри привалился плечом к дверному косяку.

Впервые Джун видела его в строгом костюме, и дорогая темно-синяя ткань почти любовно облегала его мускулистую фигуру. Боже, как он красив! — обреченно подумала Джун. В чисто английской обстановке Анри бросался в глаза, словно яркая тропическая птица в заснеженном лесу.

— Как поживаешь? — спросил Анри, пропустив мимо ушей заданный ему вопрос.

— У меня все в порядке, — быстро сказала она. — А… Синтия с тобой?

В глазах Анри блеснул саркастический огонек.

— А разве на это похоже? — осведомился он, выразительно оглянувшись на пустую лестничную площадку.

Джун твердо решила, что не даст себя запутать, и воинственно спросила:

— Почему бы и нет? Разве что… — во рту у нее вдруг пересохло, — разве что вы с ней расстались…

Анри выпрямился.

— Нет, мы не расстались, — безжизненным голосом ответил он, в один миг сокрушая все нелепые надежды Джун. — Синтия сейчас вовсю готовится к свадьбе. — Он шумно выдохнул. — Может быть, все-таки разрешишь мне войти?

Нам нужно поговорить.

— Думаю, нам нечего сказать друг другу…

— Ошибаешься.

Джун неохотно отступила — не хватало еще, чтобы новые соседи увидели, что она любезничает с мужчинами на пороге квартиры! В конце концов, оправдывалась перед собой Джун, это последний шанс сказать Анри все, что я о нем думаю.

Захлопнув дверь, она провела Анри в гостиную.

— Стало быть, ты уже не живешь с матерью, заметил он, оглядевшись, — и лишь сейчас Джун сообразила, что вообще не давала Анри своего адреса.

— Откуда ты это знаешь? — напряженно спросила она.

— Потому что сегодня утром я ездил в Хадфилд, — любезно пояснил Анри.

— По счастью, Синтия еще раньше сказала мне, где ты работаешь, а администратор твоего магазина оказалась весьма.., любезной. — Джун потрясение молчала, переваривая эти новости, и тогда он спросил:

— У тебя найдется что-нибудь выпить?

Она покосилась на крошечную кухоньку.

— Разве что чай или кофе… Спиртного нет, извини, — добавила она неловко, гадая, что подумали об этом визите мать и Эрмина.

— Кола или пиво вполне подойдут, — ровным голосом ответил Анри. — Я просто хочу пить.

Сегодня жарко, думаю, ты и сама это заметила.

Это был явный намек на ее более чем легкомысленный наряд. Джун поспешно нырнула в кухоньку, не желая показать, что смутилась.

Она вернулась с банкой колы и увидела, что Анри сидит на купленном по случаю потертом диванчике. Он не сразу заметил Джун, и она со стыдом призналась себе, что его усталая, обреченная поза тронула ее до глубины души. Анри ссутулился, опустив голову и уронив руки на колени. На миг он показался Джун несчастным и уязвимым.

Что за чушь! — сурово отчитала она себя. Этот человек не заслуживает твоего сочувствия… И зачем вообще ты впустила его в квартиру?

25
{"b":"979","o":1}