ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– До чего? – не выдержала Элис и затаила дыхание.

– До того, как переехала на юг, конечно! – раздраженно бросила Дина и направилась к двери кабинета. – Надеюсь, я удовлетворила ваше любопытство.

Элис очень хотелось остановить ее. Ей было интересно, как Дина объяснит свой переезд в Эль-Пасо. Ведь действительной причиной того, что Дина оказалась на юге, – правда, не в Эль-Пасо, а в Хьюстоне, – была свадьба с отцом Элис! Имя Питера Мервина все время вертелось у нее на языке, но она промолчала. Какой смысл спрашивать? Дина в очередной раз солжет, а Элис только выдаст себя...

Так или иначе, если у нее были какие-то сомнения раньше, сейчас они исчезли. Дина на самом деле – Дороти Мервин. Точнее, была ею до тех пор, пока двадцать лет назад не вышла замуж за Грегори Тайлера. Впрочем, псевдоним она взяла еще раньше, когда задумала написать первый детективный роман. Очевидно, собственное имя казалось ей слишком банальным. Что и говорить, «Дина» звучит гораздо изысканнее, чем «Дороти»...

Странно одно: среди бумаг отца Элис не обнаружила свидетельства о разводе. А что, если они так и не развелись? Тогда ее второй брак незаконен...

К радости Элис, Дина провела остаток дня в кабинете, и девушка решила, что ей все сошло с рук. Конечно, было несколько неприятных моментов, а Дина злопамятна... Но, кажется, она не придала особого значения излишнему любопытству своей секретарши.

Ужин, который Ралф принес ей в комнату на подносе, состоял из равиолей, заправленных сыром, и морского окуня в соусе из омаров. Еда на вилле была исключительно вкусной, и Элис уже начала беспокоиться, как бы не потолстеть. Раньше это никогда не было для нее проблемой. А последние месяцы, когда она ухаживала за умиравшим отцом, ей было и вовсе не до кулинарных излишеств. Да и спринтерские забеги по супермаркетам позволяли поддерживать себя в форме.

После ужина Элис вытащила из шкафа чемодан и достала оттуда папку, в которой хранила все официальные документы и бумаги, обнаруженные в сейфе после смерти отца. Собственно, эти бумаги и выдали секрет, который Питер Мервин хранил так долго...

Он никогда не рассказывал ей о матери, быстро обрывал все разговоры на эту тему, если Элис их заводила, и в конце концов та перестала спрашивать. Отец утверждал, что ни разу не слышал о своей бывшей жене, не знает, где она и что делает. И Элис верила ему.

Именно поэтому обнаруженные бумаги повергли ее в шок. Сначала Элис не могла понять, почему отец собрал столько вырезок о писательнице, которую она едва знала. Но потом обнаружила свадебную фотографию родителей и сопоставила снимки. Несмотря на то что фото на обложках книг Дины Тайлер были сильно подретушированы, сходство оказалось слишком очевидным, чтобы ошибиться.

Отец, конечно, понимал, что Элис найдет эти бумаги после его смерти, и все равно сохранил их. Зачем? Чтобы дочь поступила с ними по своему усмотрению? В любом случае едва ли он предполагал, что Элис отправится на поиски матери. Ведь та не проявляла к ней ни малейшего интереса без малого тридцать лет! Но надежда умирает последней, и Элис захотела сама познакомиться с Диной, может, даже наладить с ней отношения или, по крайней мере, понять, что за человек ее мать.

Возможность получить работу секретаря Дины Тайлер появилась через три месяца после того, как Элис раскрыла секрет отца. Назвавшись вымышленным именем, она послала свои документы в агентство и очень скоро получила ответ...

Разглаживая старые вырезки, Элис вдруг с грустью осознала, что ей больше нечего делать на острове. Работа у писательницы Дины Тайлер совсем не заинтересовала ее, а как человек мать оказалась просто-напросто тщеславной и не слишком умной женщиной, все свои силы отдающей интрижке с собственным пасынком.

Фрэнк... Элис вздохнула. Последние два дня ей успешно удавалось загонять мысли о нем в самый дальний уголок сознания. Она говорила себе, что нет никаких причин заново переживать то, что произошло на яхте. Такие мужчины, как Фрэнк Тайлер, заводят романы от нечего делать. И ее предшественница Грета тому подтверждение. Так что она проиграла уже на старте. В какой-то момент ей даже стало жалко Дину. Ничего удивительного, что она охраняет его столь ревниво, с горечью подумала Элис. Ведь он – лучшее лекарство для ее самомнения.

Элис внушала себе, что должна презирать Фрэнка, но тем не менее не могла забыть его нежные прикосновения к ее разгоряченной коже. Она почти машинально провела по бедрам, ощутив мгновенно вспыхнувшее желание...

Проклиная минутную слабость и моргая, чтобы отогнать слезы, наворачивавшиеся на глаза, Элис случайно бросила взгляд на свадебную фотографию родителей. Они стояли на фоне маленькой церкви, вытянув вперед руки, будто хотели продемонстрировать всему миру обручальные кольца.

Что же теперь делать? Дороти Мервин заново придумала себе биографию, когда ушла от Питера Мервина, и Элис не имела ни желания, ни мужества разоблачать ее.

Прежде чем убрать документы, Элис еще раз внимательно просмотрела их. Свидетельство о разводе наверняка должно было лежать среди них – вместе со страховкой, бумагами на дом в Хьюстоне и всем прочим, имевшим ценность для ее отца. Но ни в одном документе не упоминался развод, хотя отец не мог не знать о втором замужестве бывшей жены. Элис все больше склонялась к мысли, что ее родители так и не были официально разведены...

Засунув папку обратно в чемодан и закрыв дверцу шкафа, Элис налила себе бокал вина, которое принес Ралф, и вышла на балкон.

Как же ей поступить? И тут она поняла, что следует сделать одну очень простую вещь. Уехать! Здравый смысл подсказывал, что это единственно разумное решение. Приехав сюда, Элис надеялась найти в своем сердце если не прощение, то хотя бы объяснение поступкам матери. Но из этого ничего не вышло...

10

Элис все еще раздумывала, как поступить, когда на следующее утро Дина зашла в ее комнату при кабинете и сообщила, что собирается в Чикаго повидаться с Фрэнком.

– Он каждый день звонит и упрашивает меня, – самодовольно заявила она. – Разве я могу отказаться?

Да, судя по всему, он действительно любит ее, подумала Элис, не совсем понимая, почему радость Дины так ранит ее.

– Вот как? – проявила она вежливое удивление. – Ммм... и когда же вы уезжаете?

– Завтра, – без запинки ответила Дина. – Закажите мне билет на утренний рейс. Фрэнку я позвоню сама.

– Хорошо, мисс Тайлер. – Элис чувствовала, что ей становится все труднее называть так свою мать. Несмотря на то что здравый смысл всячески предостерегал ее, искушение во всем признаться Дине было слишком велико. – Вы хотите, чтобы я поехала с вами?

Элис сама не понимала, зачем задала столь нелепый вопрос.

– Это вовсе не обязательно. – Дина нахмурилась и, поджав губы, с неприязнью посмотрела на Элис. – Мне не нужна секретарша, когда я остаюсь с Фрэнком, – добавила она. – Это не деловая поездка, мисс Прайд. Я собираюсь развлекаться!

– Понимаю.

Элис не знала, уловила ли Дина осуждение в ее голосе, но следующие слова писательницы прозвучали с вызовом.

– По-моему, я заслужила право на отдых, мисс Прайд! Кроме того... – она сделала паузу, – я чувствую, что зашла в творческий тупик. Мне нужна небольшая... стимуляция. Чтобы обострить мое сексуальное восприятие, если так можно выразиться.

На следующее утро, проводив Дину, которую Ралф повез в аэропорт, Элис, как ни странно, почувствовала себя одиноко. Впрочем, скучать мне не придется, напомнила она себе. Дина позаботилась, чтобы три или четыре последующие дня ее помощница была занята. Ей надо было просматривать ежедневную почту, подписывать фотографии, которыми романистку заваливали обожавшие ее читательницы, и перепечатать несколько глав рукописи.

А на случай, если бы этого оказалось мало, Дина предложила Элис навести порядок в архиве. Дина сохраняла каждый листочек своих рукописей, но особой аккуратностью не отличалась. Так что надлежало разложить безнадежно перепутанные бумаги в хронологическом порядке.

17
{"b":"980","o":1}