A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
32

– Ты лжешь!

Люсьен вышел из себя. Неужели она ничего не понимает? Неужели до нее не доходит, что рядом с ней ему не хочется думать ни о ком другом?

– Это правда! – Он схватил Алисию за плечо и повернул лицом к себе. – Черт побери, может быть, раньше что-то и было, но это ничего для меня не значит!

– Так же, как со мной? Это ведь для тебя тоже ничего не значило, правда? – внезапно спросила Алисия, и Люсьен испустил громкий стон, поняв, что сам выкопал себе яму.

– Неправда.

– Ты уверен?

Глаза Алисии блеснули в тусклом свете дюжины светильников, и на мгновение Люсьену показалось, что она торжествует победу. Но потом он понял, что это блестят слезы, проступившие на ее глазах.

– Малышка… – по-французски пробормотал он, затем прильнул к ее раздвинувшимся губам и проник в них языком. – Милая, я хочу тебя! Прикоснись ко мне! Позволь…

Он чувствовал, что Алисия пытается сопротивляться. По ее щекам лились слезы. Но если ее руки пытались оттолкнуть его, то губы вели себя совсем по-другому. Когда Люсьен отстранялся, чтобы вдохнуть, Алисия тихонько стонала, вновь начинала искать его рот и прижималась к нему всем телом.

Люсьен оперся спиной о стену, не чувствуя холода. Его руки соскользнули с плеч Алисии и начали ласкать ее бедра, живот прижался к животу. А что, если овладеть ею здесь, в галерее, на глазах у суровых предков? Вероятность этого была очень велика. До сих пор Люсьен никого не желал так, как Алисию, но то, что она была женой его брата, надрывало ему душу.

Он снова припал к ее губам. Она обязана принадлежать ему. Так уже было. Он всегда хотел ее.

Нужно было понять это раньше. Теперь Люсьен готов заплатить любую цену, лишь бы искупить ошибку, совершенную много лет назад.

Наконец он оторвался от ее губ и припал к нежной впадинке у ключицы. Ему хотелось укусить Алисию, оставить на ней клеймо, сделать ее своей…

– Люсьен, – слабо прошептала она, когда его рука скользнула ей под юбку, отодвинула трусики и нащупала влажное, готовое принять его лоно. – О Боже, Люсьен, что ты со мной делаешь?

– То же, что ты со мной, малышка, – тяжело дыша, ответил он. – О Боже, Алисия, я не должен был позволять тебе выйти за Жюля. Ты принадлежала мне раньше. Бертран должен был быть моим сыном. Моим! Почему я позволил тебе уйти?

Тело Алисии сотрясла дрожь, и Люсьен решил, что это ответ на его ласку. Но внезапно она отпрянула.

– Не говори так! – тяжело дыша, ответила она. – Не притворяйся! Ты сделал это лишь для того, чтобы разлучить нас с Жюлем!

Люсьен сдавленно выругался.

– Ты не понимаешь! – Он оттолкнулся от стены и сделал тщетную попытку снова обнять Алисию. – Как ты думаешь, почему я улетел во Францию накануне вашей свадьбы? Потому что не мог видеть вас вместе! Бог свидетель, я этого не вынес бы!

Алисия широко открыла глаза и покачала головой.

– О, ты мастер притворяться! Если бы я не знала тебя лучше, то могла бы подумать, что ты сам веришь тому, что говоришь.

– Проклятье, Алисия, это правда! – с жаром воскликнул Люсьен. – Узнав о существовании Бертрана, я испытал все муки ада! Если бы я понимал, что теряю, ты была бы моей женой! Бертран должен был быть моим сыном!

– Он и есть твой сын…

Эти слова прозвучали еле слышно, и сначала Люсьен решил, что ему просто почудилось. Но он был так возбужден, что услышал бы даже шум падения булавки.

– Что ты сказала?

Алисия вздрогнула; казалось, она уже жалела о сказанном.

– Ничего, – широко открыв глаза, ответила она. – Я ошиблась. Мне… мне нужно идти.

– Никуда ты не пойдешь! – Мгновение назад Люсьен и не подозревал, что способен так быстро двигаться. Он сделал шаг и перекрыл ей путь к бегству. – Что ты имела в виду? Бертран сын Жюля. – Он сделал глубокий вдох. – Должен быть им.

– Должен? – Алисия на мгновение замешкалась, но затем решила стоять на своем. – Да. Возможно, ты прав.

Люсьен заметил в ее глазах тревогу, но запретил себе отвлекаться. Ради Бога, почему Алисия лжет? Чьим сыном она считает Бертрана?

– Зачем ты так говоришь? – хрипло спросил он. – Проклятье, Алисия, не морочь мне голову! Ты не считаешь, что я достаточно настрадался из-за своей ошибки?

– Ты настрадался? – У Алисии сорвался голос. – Что ты знаешь о страданиях? Когда ты овладел мной, я… я была девушкой. Но ты обязан был знать, чем это могло кончиться.

Люсьен уставился на нее во все глаза.

– Ты хочешь сказать, что Бертран мой сын? Но откуда ты знаешь? Какие у тебя доказательства?

– Доказательства? – Глаза Алисии были полны боли. – Никаких доказательств не требуется. Ты знаешь это не хуже меня. Жюль умер в день нашей свадьбы. Слава Богу, у него не было возможности узнать… узнать то, что ты сделал.

12

Когда на следующее утро Бертран вошел в спальню матери, его лицо было мрачным. На мгновение Алисия испугалась, что Люсьен рассказал ему о событиях вчерашнего вечера, но первые же слова сына разубедили ее.

– Дядя Люсьен уехал, – пробормотал Бертран, садясь на край ее кровати. – Пьер сказал, что не знает, когда он вернется. Как по-твоему, мы ему надоели? Думаешь, он надеется, что мы уедем еще до его возвращения?

Алисия не стала говорить мальчику, что Монмуссо пока еще принадлежит не Люсьену, а месье Жозефу и что у его дяди – нет, отца – есть собственный дом в долине. Бертран может отправиться туда на поиски, а Алисии и без того хватает забот, чтобы ломать себе голову, куда исчез сын.

Она все еще не могла поверить в случившееся. Последние несколько часов Алисия лежала в постели и пыталась понять, что заставило ее сделать такую глупость. Значит, Люсьена в Монмуссо нет? Слава Богу! Он дает ей время прийти в себя и привыкнуть к ситуации. Или Люсьен уехал, потому что не поверил ей? А вдруг он подумал, что Алисия хочет воспользоваться сыном как козырем? Теперь, когда она прямо сказала, что Бертран его сын, это повышает шансы мальчика стать наследником Жозефа де Грасси.

У Алисии похолодело в животе. Неужели Люсьен может заподозрить ее в корыстолюбии? Она не хотела приезжать сюда. Ничего не желала от де Грасси. Однако все ее поступки приводят к тому, что она и Бертран оказываются в еще более сильной зависимости от Люсьена. Хватит ли у нее сил подождать и увидеть, чем это кончится?

Во всем виновато мое неумение справляться с собственными гормонами, уныло подумала она. Ласки Люсьена едва не довели ее до оргазма, и это заставило Алисию поверить, будто он испытывает те же самые чувства, что и она сама.

О Боже, неужели она так никогда не поумнеет?

Люсьен хотел ее. Это означает, что он хотел переспать с ней, только и всего. Весь вечер он следил за ней, мысленно раздевая похотливым взглядом. Взглядом, от которого у нее становилось горячо и мокро между ног.

Откуда она знала его мысли? Как бы Люсьен ни отпирался, Алисия знала, что его влечет к ней. Влечет чисто физически. Ему хотелось овладеть ею. И все шло именно к этому, но она открыла рот и разболтала секрет, который хранила все эти годы.

– Ты знаешь, куда он уехал? – внезапно спросил Бертран, неправильно истолковав ее молчание, и Алисия испугалась, что мальчик обо всем догадается.

– С чего ты взял? – ответила она и заставила себя улыбнуться. – Ты уже позавтракал?

– Я подумал, что он мог предупредить тебя вчера вечером, – сказал Бертран, не реагируя на ее попытку сменить тему.

– Вчера… вечером? – Голос Алисии дрогнул, но Бертран этого не заметил.

– Ты обедала с ним и его друзьями, правда? Он наверняка что-то говорил, – нетерпеливо пробормотал он.

– Но не о своем отъезде. – Алисия откинула простыню и решительно спустила ноги на пол.

На самом деле после заявления Алисии о том, что она не спала с Жюлем, Люсьен не сказал ни слова. Он смерил ее странным взглядом, а потом повернулся и ушел. После чего у Алисии сложилось убеждение, что они никогда не смогут простить друг друга за прошлое.

– Держу пари, что он уехал с этой женщиной. – Бертран встал с кровати и пошел к двери балкона. – Как ты думаешь, он женится на ней? – Он взялся за перила и не оборачиваясь бросил: – Надеюсь, что нет.

23
{"b":"982","o":1}