ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стрекоза летит на север
Дюна: Дом Коррино
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Метро 2035: Питер. Война
Узнай меня
Там, где кончается река
Знаки ночи
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес

Количество всяческих спецагентов, что наводняли «уцелевшее» охвостье Большого Дракона, численностью достигало чуть ли не центурии полного состава. Причина, по которой в системе Династия Цин сосредоточилась критическая масса детективов и экспертов, была предельно ясна: впервые с начала повальной эпидемии мировых катастроф по-прежнему действующая точка выхода располагалась настолько близко от напрочь стертой. Так близко, что свет, несущий картины бытия исчезнувшего мира, добрался к ней меньше чем за год реального времени.

ГенШтаб Звездного Патруля пребывал в настороженном ожидании. Точно в таком же, как и предводители Легионов – Комитет Трибунов. Ожидание это было зеркальным отражением бессильной ярости, обуявшей Совет МКБ, и недоуменной растерянности, поразившей Докторат НАН. Элита ИКСов – административная, дипломатическая, военная и научная – понимала как никто, что впервые со времени своего основания Межгалактическая Коммуникационная Безопасность столкнулась с проблемой по-настоящему СЕРЬЕЗНОЙ.

И оказалась совершенно беспомощной пред нею. До наиболее унизительной степени – мало того, что не могла определить, откуда исходит угроза, она даже не улавливала, в чем же заключается суть угрозы. Этого не понимал никто из руководителей и командиров, владеющих информацией в полном объеме.

Абсолютно НЕ.

Лихорадочные тотальные проверки ничего не обнаруживали. Если какая-то убийственная зараза и проникла в Сеть Миров извне (либо зародилась внутри) и скрывалась в ней, то схватить ее на горячем никак не удавалось. Ни к чему результативному не приводили и повсеместно активизированные поиски в андеграундной среде, рассаднике всяческих радикальных и преступных организаций. Всех, что были известны МКБ, конечно. Террористы, бунтари и бандиты всяческих мастей, ориентаций и видов ничего содержательного сообщить не могли. Все те же набившие оскомину, с начала года известные сплетни о «грядущем пришествии мессии», «выворачивании Вселенной наизнанку» и «конце света». Также много и охотно судачили о Реваншистских Снах Эрсеров и Черной Эмкабэшнице; иксатые волонтеры, впрочем, уклончиво называли ее просто «фигурой в скафандре»…

Высокопоставленные ИКСы знали гораздо больше. Им было известно о союзе свастики и разнокалиберных звездочек, остаточных следах вируса, оставленных будто нарочно, в насмешку. (Виртуального в прямом смысле слова вируса; ведь о нем достоверно было известно только то, что он СЛЕДИТ, а был ли вирус на самом деле – однозначно утверждать не решался ни единый спецкомпьютерщик.) И непрошеным гостем командирских снов давно сделался загадочный древнеземной лозунг «Жизнь Дорога», напыщенный и горделивый, однако совершенно к делу не относящийся; бессмысленный с точки зрения адмиралов, генералов и советников.

Им ничего ИНОГО не оставалось, как, объявив военное положение, постоянно держать Организацию в боевой готовности и ЖДАТЬ.

Не объяснив многочисленным человечествам Сети истинной причины.

Чем элита, «владеющая полной информацией», и занималась весь цикл. При этом скрупулезно ведя вынужденный счет, пополняя скорбный список «гаснущих» звезд, стертых точек, исчезнувших миров.

К сожалению, вести счет приходилось в компании с достаточно большим количеством потенциальных утечек информации – из числа иксатых нижестоящих ступеней. Но не это было самой большой проблемой.

Проблемой Номер Раз к концу года сделались вопросы, которые задавали Совету МКБ перепуганные правительства и правители миров. Власть предержащие напланетники. Экономическое благосостояние Организации впрямую зависело от отношений с региональными властями, поэтому игнорировать эти панические запросы становилось все труднее.

Всего этого кошмара не было бы, распознай угрозу вовремя и придуши ее в зародыше ТЕ, кому положено. Кому следует. Для кого «держать и не пущать» – первейшая профессиональная обязанность. Те, кто могли отвести опасность изначально, когда о том, что исчезновение звездных координат не сбои, а ПРОЦЕСС, вообще знали считанные люди… Кое-кто из них уже поплатился за свой преступный непрофессионализм.

Некоторые из тех, кто уцелел и остался на своих высоких постах, сейчас находились на планетах и базах системы Цинди. Простые граждане уцелевшей провинции Ланбаол были бы в шоке, узнав, что в их захолустье нынче самая высокая во Вселенной концентрация членов Совета МКБ и функционеров Звездного Патруля с высшим уровнем допуска…

Крохотный лохматый юст-ашиец и полновесный номерной фирамачка (спарка агентов из когорты специальных расследований при Объединенном ГенШтабе Легионов СтарсПатрол) им обладали. Номинально они являлись майором и суперлейтенантом спецназа, инспекторами-следователями. На деле маленький «спецагент Уббистучч» и его большой напарник были не кто иные, как…

Жик Даюн собственной персоной и его личный адъютант.

Звездный Патруль, военное крыло МКБ, в Совете Безопасности представляли четверо «черных шлемов», дослужившихся до чина адмирал-маршала: начальник ГенШтаба (стратегического мозгового центра), глава объединенного Комитета Командиров легионов (выборный от трибунов), Первый Капитан (флагман звездолетчиков) и Генеральный Интендант (шеф «тыловых» подразделений).

Пятым Советником, представляющим военных, был тот, кому эти четверо (и весь Патруль) в условиях военного положения беспрекословно подчинялись. Его приказы не обсуждались, ибо он-то и являлся полновластным КОМАНДИРОМ Звездного Патруля. Чин его был единственным в своем роде и звался просто: генералиссимус.

Из пятерых нынешних Советников-патрульных лишь один был родом из галактики Юст-Аша. И этот юст-ашиец «изумрудные туманности», знаки различия адмирал-маршала на парадном скафандре, никогда в жизни не носил. У единственного в своем роде Легиона «ЗероАй» – свои чины и свои знаки различия… «Нолеглазы» живут по отдельным законам и никому не подчиняются.

В ключевых местах системы Цинди, в число которых в первую очередь входила обсерватория на Ритац (единственная база научников МКБ в этой провинции), расположились ЖДУЩИЕ иксатые с высшим уровнем допуска из разных крыльев МКБ. Они предпочли персонально пожаловать в эту глушь, чтобы без посредников получить информацию. Генералиссимус перехватил личину «Уббистучча» у одного из Советников, представлявших дипломатическое крыло. «Дипы» были недовольны, конечно, однако ничего не смогли противопоставить убойному аргументу: «Кому на линии фронта стоять, Патрулю или Дипкорпусу?! Кому разведданные в первую очередь необходимы?..»

Жик Даюн, по мнению посвященных, являлся талантливейшим полководцем современности. Он априори НЕ МОГ ошибиться в выборе места засады. Он и не ошибся. Старейший нолеглаз командир Легиона «ЗероАй», уроженец Нового Марса Великий Трибун Тррла Рррл’ло, Верховный Хранитель Главной Тайны Иных, был доволен выбором одного из своих лучших учеников, маленького юст-ашийца…

Первой «весточкой» с той стороны пропасти, принесенной волнами света, были картины свирепой схватки отважного планетолета-перехватчика с раритетным курьерским рейдером; а затем и собственной персоной лейтенант Маштарикс появилась. Ее неуправляемое суденышко, к счастью, траектория движения вынесла в пространство, подвластное гравитационным полям звезды Цинди. От легенды спецназа снедаемые нетерпением руководящие эмкабэшники узнали, что Мин Династи – в январе еще существует. Хотя, впрочем, схватка самолета с «имперцем» случилась в самом начале января; в то время корабли из четырех стертых точек еще приходили, коммуникация не оборвалась. И наблюдатели не засекали ничего особенного, из ряда вон выходящего, ДО появления из внемера слепого «проколиста» древней конструкции.

И вот за полторы недели, точнее, за одиннадцать прошедших суток, С ТОЙ СТОРОНЫ явилось множество рукотворных звездочек.

Тысячи и тысячи кораблей, как родовые пазухи икрой, они оказались нашпигованы миллионами людей. Теми, кто долетел.

Всеми, кто избежал смерти на Минди, Юаньди, Танди, Суньди и сумел дожить до Цинди… Долгое время, почти год, приходилось довольствоваться расплывчатой констатацией факта («когда-а-а мы еще сумеем узнать, ЧТО случилось!»), ощущать бессилие, исполненное горечи. Теперь можно было узнавать (узнав же, прочувствовать) на полный вперед. Ведь приливная волна информации прибывала не по дням, а по часам – с каждым прибывающим в уцелевшую систему звездолетом.

16
{"b":"100","o":1}