ЛитМир - Электронная Библиотека
Впереди – пещеры,
Позади – завалы.
Все мы – пионеры
Жизни небывалой.
Карты не рисуют,
Компас не придуман,
Только ветер дует
В небе солнцелунном.
Только волны бьются,
Только скал обломки,
Да песчинки вьются
По стеклу воронки,

будто продолжая давным-давно ведущийся с нею спор.

…А еще сутки спустя на «Красной Жути», что непреклонно следовала курсом норд-норд-вест, перехватили эфирный диалог. Обмен сообщениями производили две флотилии югов, одна находилась чуть севернее экватора, а вторая дерзко забралась к тридцать первой параллели.

«Связь с Харрбом потеряна! – обеспокоенно ретранслировал флагман первой группы рейдеров последние новости из-за экватора. – Концлагерь исчез, ну и ладно, все равно там большинство преступников, осужденных на пожизненное, – эрсеры. Но говорят, что зловещий слух о Черных Подстрекательницах подтвердился. Тех самых, явление которых уже зарегистрировано на Яббере. В последних донесениях, что поступили на базу администрации лагеря со спутников слежения, ясно видны фигуры в скафандрах высшей защиты. Спутники выпадали из сети цепочкой, будто их расстреливали по очереди. Затем прервалась связь и с базой. Присутствие Черной замечено в куполах северян. И этот факт, видимо, самым тесным образом связан с явлениями массовых сновидений, после которых земы просыпаются и…»

«Надо удирать из этого сумасшедшего дома! – тоскливо думал боцман-мединец. – Обрывать якоря, пока не поздно. Добраться в нормальный ПОРТ…» И дальше его фантазии не шли, обрывались с треском и лязгом, точно якорные цепи.

Фадди прекрасно знал, что никуда не денется из этой акватории, якоря его лодки-жизни намертво вцепились в донный грунт. Для него этот океан, похоже, превратился в настоящую тюрьму, пускай добровольную. Вроде той, в которую иные превратили целую планету, что вертится вокруг Омеги Опоссума по соседству с Яббером.

Додумался же какой-то «гуманист»!

Сажаешь осужденных с помощью одноразовых парашютных комплексов на поверхность, раз в сутки на сигнал персонального маячка скидываешь им пожрать, раз в месяц добавляешь одежонку какую-никакую, раз в сезон амуницию подбрасываешь… И никаких тебе побегов, ни малейших проблем с внутренним распорядком. Пусть хоть все до единого перегрызутся и подохнут, но САМОСТОЯТЕЛЬНО. Ведь большинством прогрессивных рас смертная казнь отменена!..

Только не мединцами. Родная планета старого моремана – мирок очень даже не прогрессивный. И уроженцы Медины мало похожи на «гуманных» тяшек. Враз голову с плеч долой снесут, стоит только вживленному в сердце чипу заполошно среагировать на появление в непосредственной близости от другого человека с Медины беглеца, отмеченного проклятием Прямого Потомка Пророка. «Мотор» ка-ак начнет давать сбои! И будет колотиться, пока не устранишь источник «грязной энергии».

Верные Слуги Аятоллы клеймят диссидентов, внося параметры кодировок в особый список – «Уподобившихся Собакам и Свиньям», то есть подлежащих всяческому искоренению, подобно нечистым животным. На Медине местные отделения ВСА встраивают микромаяки всем до единого, еще в детстве; таким незамысловатым способом Верховные Аятоллы испокон веков контролируют местонахождение и перемещения подданных. Но главное – обеспечивают лояльность.

Верность канонам шариата и подобающий пиетет перед Наместником Аллаха очень легко обеспечить; они автоматически обеспечиваются, когда НЕКУДА СКРЫТЬСЯ. «Чистые» сами расправятся с «грязными», никому не хочется мучительно умирать от сердечного приступа. Поэтому убежать с Медины очень тяжело, хотя – возможно. Интересно, возможность побега с Харрба хотя бы теоретически допустима?.. Вот бы пообщаться с кем-нибудь, балластный камень ему в почки, кому удалось подтвердить теорию удачным экспериментом.

Обменяться практическим опытом, так сказать.

…Тем временем, игнорируя тревожные вести, околдованный атомоход-охотник упрямо следовал заданным курсом, с каждой минутой приближаясь к одному из девятнадцати ябберских астропортов.

Миновал, не заходя, штук сорок платформ и куполов. Хотя едва не бросил концы причальной стенке поселка Кариба Вилледж 096, известного своим развеселым борделем. Удержавшись от соблазна, лишь помахал матросской шапочкой и заслал ответные воздушные поцелуи девицам и парням, что высыпали на кромку платформы. Проигнорировал славящиеся игорными заведениями купола Франциско Сити 008, что проплыли в паре сотен футов под красным днищем. Даже не заправился втридорога, но зато лучшей в мире, пресной водой из заповедных источников Байкал Острова 1. Единственного в своем роде, потому охраняемого сводным гарнизоном окрестных племен.

Схватился с матерым левиафаном, видать, принявшим субмарину за стройную самку; одной чешуйчатой громадиной в океане стало меньше. Изрубил в лапшу семейку диких кальмаров, не пожелавших уступать дорогу; приняли за левиафана, видать.

Разминулся с несколькими торговыми конвоями, настороженно разошелся с тремя равными по силам атомоходами, проигнорировал мелкую субмарину серии 1с2, не рискнул связываться с большим барком, идущим в сопровождении двух средних эсминцев-надводников охранения… И в сотне миль от границы каледонских вод заполучил-таки долгожданную добычу.

На абордаж!!! Суденышко угодило на клык некрупное, зато преподнесло сюрприз. Вооружение у корыта, с виду торговца зачуханного, оказалось хоть куда. Чего стоил один только длинноимпульсный скорчер, наверняка списанный с боевого космолета! Бой вышел неожиданно свирепый, кровопролитный; с профессиональными пиратами сборному экипажу «Полосатого Окуня» не сравниться, понятное дело, но плату за себя сволочной купец взял немалую – семь тел, спеленутых черными полотнищами с древним как мир Веселым Роджером, сглотнула водная стихия.

Тела всех до единого мореманов с «Окуня» она тоже получила и капитана на закуску, только вот сыпались они с бортов вповалку и ничем не обернутые, скошенные яростными взмахами клинков. Туда же отправился и сам корвет, предварительно очищенный от ценных грузов… Капризные боги уже отворачивались от «Красной Жути» – участь выпотрошенного купчишки едва не постигла ее же буквально через несколько часов дальнейшего хода на северо-северо-запад.

Стая быстроходных катеров-гончих напала спереди, и самым умным деянием был бы поворот оверштаг и полный вперед курсом зюйд-ост, подальше от каледонского флота, ДОМОЙ, обратно… Но космодром словно магнитом притягивал злющего косматого диктатора и его жену, среднюю. (Старшая и младшая, выяснилось уже однозначно, особого влияния на Сола не имели. Хард он почти не замечал; беременную, что одурела от приступов морской болезни, изредка наделял несколькими участливыми словами, и только.)

Атомоход, повинуясь команде ошалевшего от собственной суицидальной непреклонности Кэпа, не отвернул. Уйти же вниз от своры надводников, использовать спасительную глубину – не вышло. На подмогу катерам поспели две каботажные субмарины, небольшие, но верткие, свирепые и щедро вооруженные.

Пиратский крейсер приготовился дать последний бой, умереть с музыкой, прогреметь на весь океан, но… гибельного сражения с каледонцами не случилось. Как заговоренный, на малом ходу прошивал водную толщу пират, не меняя курс ни на полрумба. Катера и субмарины застопорились и замерли, не делая ни единого выстрела, не метнув ни единой бомбы.

ЗА КОГО они приняли «Красную Жуть», экипаж так никогда и не узнает, хотя потом горько сожалеть будет, что больше нет в его составе тех, кто сумел обеспечить фантастический карт-бланш. Тех двоих, что в центральном посту, наводя на врагов морок, натужно корчились, будто от приступов донельзя экзотичной для Яббера морской болезни. Большого Ивана и его маленькой Ир…

8
{"b":"100","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лестница в небо. Краткая версия
Странник
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны
Острова луны
Умри сегодня
Муж в обмен на счастье
Осада Макиндо
Убийство Спящей Красавицы
Дама номер 13