ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Метро 2033: Логово
Безжалостный курс тренировок для целеустремленных
Педагогика для некроманта
Темный лес
Леди и Некромант
Дочки-матери на выживание
Terra Nova. Строго на юг
Вторая эра машин. Работа, прогресс и процветание в эпоху новейших технологий
A
A

Так повелел своим верным гвардейцам Чингисхан.

И Хасанбек знал: теперь, пока в нём останется хоть капелька жизни, он будет скакать, бежать, ползти вперёд… прямо на закат солнца.

Все семь туменов остановили своё кровавое шествие по чужой земле. Сейчас решалось – быть ли продолжению похода или поступит команда «Отбой!».

И решилось: БЫТЬ!

Устами самого хана:

«…Когда я умру, ничем не обнаруживайте моей гибели. Не поднимайте плача и скорбных воплей, дабы о кончине моей не проведали враги. Дабы не обрадовались и не воодушевились. Держите мою смерть в большом секрете, покуда не сровняете с землёю ненавистный Чжунсин, покуда не расправитесь с правителем царства Си Ся…»

Так сказал он сыну Тулую за день до смерти. Так повелел.

После ночной беседы Тулуя-тайдзи с Хасанбеком – войско пришло в движение. Белый тумен был послан под стены столицы тангутов. Ему надлежало начать осаду, блокировав все подступы к обречённому городу. А по истечении срока ультиматума – штурмовать крепостные стены, не оставив от них камня на камне. Белый тумен в тот же день выступил в путь, чтобы к рассвету встать у стен Чжунсина. За ним срочно выступил ещё один корпус, только что прибывший из покорённых восточных провинций.

Судьба столицы царства Си Ся была предрешена.

…Упругий гул копыт тысяч разгорячённых лошадей да эхо, убегающее по степи в разные стороны. Привычно подрагивали волны седого ковыля, провожая поклонами грозную лаву. В этом смиренном серебристом пласте угадывались многочисленные покорённые народы. И всё же тревожно было на душе опытного воина. Душило, змеёй обвивало её предчувствие чего-то непоправимого и близкого, что может неожиданно явить себя, что до поры лежит незримым покрывалом, слившись со степью и завлекая чёрных всадников.

Далеко позади осталась стена провожавших ордынцев. Не повернуть, не докричаться. Хасанбек оглянулся – тёмная полоса окоёма равнодушно подрагивала за спиной. Ящерка-предчувствие шевельнулась, задвигалась, осторожно переставляя лапки. Но тут же дёрнулась, цапнула. В висках кольнуло.

Темник снял шлем, приторочил его к поясу, подставил ветру взмокшие пряди волос. Потом запрокинул голову, потянулся взглядом к облакам, щедро укутавшим небо. Привстал в стременах…

«Что ниспошлёшь ты нам, о Великое Синее Небо?!»

Чуть впереди, в небесной бездне, то ли летел, то ли бесконечно долго падал степной орел. Вернее, парил, маленькой коричневой точкой, в которой не каждый и разглядел бы величественную птицу. Небо неумолимо и незаметно темнело, отчего вдруг чётче и рельефнее проступили на нём белые облака, словно вздулись желваки и шрамы, доселе не бросавшиеся в глаза.

Орёл темнел крупной родинкой.

…Неожиданно авангард скачущих кэкэритэн нырнул во впадину, невидимую издалека. Исчез на время в высокой густой траве. Однако это не вызвало тревоги, напротив, скоро весь тумен, не сбавляя хода, последовал за передовым чамбулом.

По сторонам замелькали всплески кустарников. Зашуршали, вспарываемые конскими ногами… Откуда-то спереди напряжённую полутишь-полутопот резанул отчаянный крик-всхрап лошади, на полном скаку угодившей копытом в нору. Невезучий всадник вылетел из седла, сжался в комочек, уворачиваясь от копыт. Никто из нукеров не остановил и даже не замедлил яростную скачку, они лишь немного расступились в стороны, даря побратиму возможность выжить, не превратиться в месиво. А там, как повезёт, на всё воля Неба, если суждено – ухватится, вскочит на одну из запасных подвершных лошадей, которые скачут позади тумена, взятые под уздцы нукерами из арьергарда.

Заверещали, разлетаясь, птицы, собравшиеся у широкого ручья. Воды его в одночасье расплескали по сторонам тысячи копыт. Но не успели примятые травы приподняться и наполовину, а ручей уже журчал, как ни в чём не бывало. Ну, подумаешь, ещё одна орда озлоблённых людей помчалась искать свою удачу или свою погибель. Сколько их было, сколько ещё будет… Этим беспокойным созданиям всё неймётся, постоянно туда-сюда носятся, нет чтобы в одну сторону, как вода, течь.

Быстро миновав ложбину, всадники первых шеренг вылетели из пышного разнотравья. Ринулись наверх по пологому склону. И вдруг, о Небо! – неизвестная угроза наконец-то явила себя. То, что предстало их взору, восхищало и пугало одновременно. Лошади дёрнулись было в стороны, но не разбежались, сжимая друг друга в едином управляемом потоке. Всхрапнули, тревожно заржали, кося шальными взглядами на всадников. Однако, приученные за годы схваток ко всему, не засбоили. Продолжили стремительный бег… Впереди, на расстоянии нескольких полётов стрелы, дерзкий тумен ждало Неведомое…

В затылке дзенькнуло. Темник поморщился, потянулся рукой к шлему на поясе.

Казалось, именно здесь начиналось Небо. Словно в этом месте на землю пали облака. А может, их сбросили вниз злобные всемогущие дэвы… Бескрайняя степь прямо по ходу движения тумена была перегорожена гигантскими облачными Вратами.

Они висели рыхлой, едва различимой стеной, сложенной из туманных сгустков. По краям Врат вздымались шевелящиеся, будто бы дышащие столбы. Сверху их завершали, как купола, массивные кучевые облака. Над Вратами, закрывая собой верхнюю часть и теряясь в вышине, плыли целые отряды небесных всадников. Похожих на причудливые плотные облака… Там, немного дальше, наплывала густая клубящаяся тьма, выпуская из себя всё новые отряды конницы.

И дрогнули суровые лица воинов. Судорожно сжались челюсти. Побелели от напряжения многочисленные шрамы. Кое-кто торопливо хватался за амулеты, мысленно прощаясь с далёкими родственниками. В первых рядах авангарда раздались тревожные крики. Покатились вглубь давящим гулом:

– Шайтаны!

– Облачная Орда!

– Духи войны… Шайтаны!..

Командир пятой тысячи Мурад на быстром буланом коне догнал темника. Приблизившись, прокричал:

– Хасанбек! Перестраивай тумен! Обойдём их по сторонам… двумя клиньями! Ты уходи влево, я – вправо… Потом соединимся!!

Темник, хищно горбясь в седле, остановил поток слов тысячника жестоким блеском глаз. Прорычал:

– Ты забыл волю Великого Хана?! Не сворачивать до самой встречи с НИМ! Ты – лучший из лучших, сомневаешься в гневе наших мечей?! Я не узнаю тебя, Мурад. Командуй атаку! Мы разнесём их в белые клочья! С нами Потрясатель Вселенной!..

Тумен стремительно приближался к Облачным Вратам. Врата эти, напротив, даже отступали, при этом постоянно увеличиваясь в размерах. Росли, расплывались вверх и в стороны. Сквозь них шевелило лучами-щупальцами, пробивалось к земле умирающее солнце. Окрашивало стену багряным…

Хасанбек приподнялся в стременах и вот так, стоя на полном скаку, обвёл быстрым взором наступавшую за ним гвардию. Потом выхватил из ножен тяжёлый меч с прямым двулезвийным клинком. Воздел его, громогласно выкрикнув слова команды. И резко опустил, направляя остриё вперёд.

Целился он прямо в центр Врат. Конь, заслыша командный голос хозяина, перешёл на галоп. Вынес темника вперёд, за линию войска, и продолжал увеличивать разрыв. Из тесных рядов сзади него донеслись голоса тысячников, вторящих сигнал к атаке.

Свирепо завизжали первые две тысячи, яростно нахлёстывая коней. Сливаясь в единую атакующую лаву, воины по ходу перестраивались в вогнутый полумесяц, рога которого выдвигались далеко вперёд, всё больше и больше уходя в стороны. Стараясь полукольцом охватить надвигающуюся бесформенную громаду.

С тугим низким жужжанием ушли поверх голов первые стрелы. Наобум. Устрашая. И, наконец-то, степь по-настоящему содрогнулась. Оглушая всё живое и входя в боевой транс, гвардия хором подхватила угасший воинственный клич, не так давно одиноким голосом вылетавший из рядов провожающих. Угасший, но не исчезнувший, запавший каждому в душу. Как призыв не осквернить славу гвардии, как древнее заклинание демонов войны: «Хур-раг-гх-х-х!!!»

Противник, не ответивший на этот древний клич ещё более убийственным воплем, – уже наполовину проигрывал битву. Даже мечом не взмахнув, поражённый родившимся страхом.

22
{"b":"101","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Загадочные убийства
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Убийца
От золота до биткойна
Рецепты Арабской весны: русская версия
Мастер дверей
Дрейф (сборник)