ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эльфийский для профессионалов
Потерянные боги
Арейла. Месть некроманта
Русская зима
Мировой кризис как заговор
Бабодурское (сборник)
Битва за Скандию
Пленница пиратов
Супермен по привычке. Как внедрять и закреплять полезные навыки
A
A

И не стоило им ждать милости от Потрясателя Вселенной,* никому не прощавшего даже более мелких проступков. А уж такое вероломное преступление, как отказ в военной помощи Чингисхану, покорителю сотен степных народов, – заслуживал только смерти. Предатели ни на что, кроме смерти, рассчитывать не смеют.

…На левом фланге, между тем, продолжалась яростная схватка конных отрядов. На подмогу разбитому ударному отряду тангутской конницы подоспела часть, до этого остававшаяся во фланговом строю. И она, хотя и с неимоверным трудом, всё же остановила таранный натиск нескольких тысяч монгольских панцирных всадников. Однако после того как вторая лава ордынцев отстрелялась по пехоте, отхлынула, перестроилась и двинулась на левый фланг неприятеля – остатки тангутской конницы были смяты и вынужденно отступили. Теперь они были прижаты к собственной пехоте, то ли прикрывая её, то ли из последних сил отбиваясь.

Хасанбек, которого уже окружали нукеры ударной тысячи из его Чёрного гвардейского тумена, послал вороного размашистой рысью, держа направление на тангутский правый фланг. Темник на ходу отдавал необходимые распоряжения. И вот уже несколько посыльных, рванув поводья, умчались поднимать всё новые и новые тысячи. Сокрушительные лавы, словно накатывающиеся волны, уносились одна за другой на черневшие вдали, смятые и смешанные боевые порядки врага…

Это была его битва.

Сегодня Великий Хан опять, как уже не раз, доверил ему не только начать битву в своём присутствии, но и довести её до конца.

Само собой разумеется – до ПОБЕДНОГО.

И это при том, что в ставке сейчас, рядом с Великим, находятся и пристально наблюдают за происходящим не только лучшие полководцы Орды, но и любимый младший сын Повелителя – царевич Тулуй-тайдзи. Тулуй-багатур…

Тулуй ревниво относился к чужой боевой славе. Он был не по годам умён и изворотлив, к тому же – отменный воин. Настоящий багатур. Ещё бы!.. Сколько тяжкого труда вложил Хасанбек в воспитание царевича! Долгими годами обучал он его непростой науке – быть настоящим Воином. И похоже, усилия не пропали даром…

«Хур-раг-гх-х-х!!!» – с рёвом устремилось вперёд несколько колонн, придержанных в резерве на правом фланге. Нукеры ринулись, догоняя свой унёсшийся на врага боевой клич.

Хасанбек удовлетворённо отметил, что посыльный не мешкал, и приказ добрался вовремя.

Резервные тысячи быстро набрали предельную скорость, уходя вправо, прочь от вражеского строя. Казалось, что они спешат куда-то дальше, в сторону, намеренно избегая участия в кровопролитном сражении.

Хасанбек пристально наблюдал за их продвижением. Остальное поле битвы как бы перестало для него существовать. Словно темника уже не особо интересовало, что происходит на левом фланге, и как далеко врезалась конница в центр рваных шеренг тангутской пехоты. И тому имелось убедительное объяснение – среди резервных колонн, введённых наконец в битву по его приказанию, мчались сейчас вперёд три тысячи гвардейцев из его отборного Чёрного тумена.

Но если бы только это отвлекло его от общего хода битвы, темник был бы недостоин командовать всем сражением.

Однако он отдавал команды по праву. И не осматривал поле битвы лишь потому, что уже ведал её исход.

Знал наверняка.

Исход сражения решался именно сейчас, в эти мгновения. Хотя о решающем значении бокового удара пока мало кто догадывался. Но тем, кто знал, или кто догадался – исход просматривался в каждом движении многотысячного организма ударного отряда.

Когда мчавшийся невесть куда, далеко уклонившийся вбок, стремящийся в степной простор, скачущий прочь от поля сражения клин монголов поравнялся с воображаемой линией обороны тангутов, между ними было не менее половины версты…

И вдруг в одночасье всё изменилось.

Клин, резко повернув, изогнулся влево гигантской змеей. Более не таясь, тысячи глоток испустили боевой клич, и он грянул победно, озвучив перелом хода битвы.

Углядев наконец-то смертельную опасность, что ухитрилась обойти их сбоку, стоящие на фланге пехотинцы попытались лихорадочно перестроиться. Но их беспорядочные действия только внесли сумятицу, смешали ряды и без того слабо защищённого правого края. У них просто не оставалось времени что-то реально предпринять…

Удар был не просто страшен.

По сути, фланг пешего строя был смят напрочь! К тому же правое крыло ударившей с фланга лавы «дэгэлэй хуягт» – панцирной, полностью бронированной конницы – железным тараном прошлось по тылам деморализованного строя.

И дрогнули тангуты! Не выдержала неожиданного испытанья их стойкость…

Пехота бежала, бросая щиты и копья. Немногие воины ещё старались спасти положение, пытались на ходу отбиваться от настигающих всадников, сбивались в тесные кучки, защищая друг другу спины. Но сопротивление выглядело как жалкие потуги и серьёзной опасности не представляло.

Поле битвы превратилось в поле побоища.

Над тангутской степью больше не гремел воинственно устрашающий чужеземный клич. Негоже обращаться к богу войны, когда он уже и так подарил тебе победу. Лучшим обращением теперь будут обильные жертвы от благодарных победителей.

А что может быть лучшей жертвой, чем жизни побеждённых врагов? Побеждённые недостойны именоваться воинами…

Надеяться на пощаду отступающим нечего.

И лишь трезвая мысль – не упиваться первым успехом – вынудила Хасанбека подать сигнал к окончанию битвы…

Он остановил скакуна. Тяжело дыша, поднял к небесам свой грозный прямой меч. И, яростно потрясая им, громко прокричал что-то, понятное только ему и Вечному Синему Небу.

И было в том крике нечто завораживающее и жуткое…

Полководец благодарил небеса за дарованную победу.

И просил пощады у небес за то, что был недостаточно жесток с врагами.

Закончив общение с Небом, Хасанбек осмотрел клинок своего меча и, привычно прошептав давнее заклинание, открытое ему старым фризским мастером, не вытирая, сунул его в ножны. Клинок легко скользнул внутрь, затихнув до поры.

Кровь – лучшая смазка.

…Цепко наблюдая за полем, где разрозненно и пока хаотично возвращались из погони отряды нукеров, Хасанбек наконец-то снял с головы увесистый кованый шлем с пышным красным султаном. Закрепил его на поясе. Провёл рукою по взмокшим волосам и жестом подал знак дунгчи Тасигхуру, трубачу своего Чёрного тумена.

«ОТБОЙ!»

Хвала богам, сегодня победа досталась нам.

Над обезумевшей и оглохшей степью звонко взлетела долгожданная победная песнь трубы. Повисела над полем битвы, наполнив собою раскалённый воздух. Взметнулась до самых облаков… И растворилась в Небесах, даруя монгольским воинам, оставшимся среди живых, возможность осознать это.

Напоминая выжившим тангутам, коим голос трубы позволил позорно бежать с поля боя, что бог войны – их среди воинов не числит более.

Глава вторая

Странные пленники

Битва щедро напоила Степь потоками крови и окропила её обильным дождём кровавых капель.

Ближе к вечеру, когда пограничное поле мало-помалу опомнилось от бушевавшей днём ненависти, когда измятые, истерзанные травы, словно бы тоже участвовавшие в битве, начали распрямлять свои стебли, недоверчиво откликаясь на осторожные касания ветра – солнце сменило гнев на милость.

Оно понемногу остывало, рдея изнутри неуловимо-красным оттенком, который постепенно становился всё более плотным и заметным; затем и вовсе принялось клониться к горизонту. Лучи его перестали жалить, впиваясь в кожу незримыми обжигающими укусами; теперь они скользили над землёю, лишь нехотя задевая разгорячённые лица своими остывающими нитями. Солнце медленно вползло в закатную пелену облаков, позволив людям наконец-то отдохнуть от чересчур жаркой, навязчивой любви светила ко всему живому. И обрадованное живое облегчённо вздыхало, на какое-то время избавленное от горячей животворной любви…

Но не радовалась, не вздыхала, лишь равнодушно безмолвствовала многочисленная рать, воинам которой не суждено уже откликнуться на призывный зов боевых труб.

6
{"b":"101","o":1}