ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давно ли он вас преследует?

— Мне кажется, бесконечно давно. Должно быть, около года. Мне он никогда не нравился, а в последнее время этот человек мне просто отвратителен. Вы видели, он уже стал прибегать к угрозам. Не могу понять, почему он позволяет себе надоедать человеку, который его ненавидит. Но давайте забудем об этом. Мне не хочется портить такой чудесный день. — Элис потупила глаза и робко добавила: — Я назвала вас по имени… вы, вероятно, сочли меня очень дерзкой, но мне хотелось, чтобы он понял…

Тут она смолкла в большом смущении. Девушку выручила её обычная весёлость:

— Чем больше я стараюсь объяснить, тем больше запутываюсь, не правда ли?

— Мне это пришлось очень по душе, — подхватил Ральф её шутливый тон. — Я надеюсь, что вы всегда будете так меня называть.

И они со смехом покатили дальше.

Нью-Йорк в 2660 году

Элис интересовалась спортом, и ей захотелось посмотреть, как им занимаются современные жители Нью-Йорка. Чтобы удовлетворить её желание, Ральф остановился у высокого здания с плоской крышей. Войдя в него, они сняли с ног роллеры, сели в электромагнитный лифт и в несколько секунд поднялись на пятидесятый этаж. Тут оказалась обширная площадка с десятками воздухолётов всевозможных размеров. В воздухе стоял непрекращающийся гул пролетающих и отправляющихся машин.

Едва Ральф и Элис вышли из лифта, как им стали со всех сторон кричать: «Воздушное такси, сэр, воздушное такси! Сюда пожалуйста!» Не обращая внимания на крики, Ральф направился к двухместной машине и помог своей спутнице сесть, сел сам и коротко бросил водителю: «Национальные спортивные площадки».

Очень лёгкая, оборудованная электродвигателем, машина была построена целиком из металла. Она с огромной скоростью взмыла кверху и затем взяла курс на северо-восток, делая 600 миль в час.

С большой высоты, на которой они летели, были хорошо видны многочисленные сооружения, башни, мосты и иные достижения строительного искусства, о которых нельзя было и мечтать несколько столетий назад.!

Менее чем в десять минут они достигли Национальных спортивных площадок. Их воздухолёт спустился на огромную платформу, и Ральф сразу подвёл Элис к её кромке, где видна была вся спортивная территория.

— Эти спортивные площадки, — сказал он ей, — были построены в 2490 году на крайней восточной оконечности того, что было некогда Лонг-Айлендом, в нескольких милях от Монтаука. Огромную площадь приспособили для всевозможных видов спорта — наземных, водяных и воздушных. Эти спортивные площадки — лучшие в мире — составляют одно из самых замечательных достижений Нью-Йорка. Городское управление предоставило всё необходимое спортивное оборудование и инвентарь, и каждый гражданин Нью-Йорка имеет право им пользоваться, для чего достаточно обратиться к лицам, ведающим различными секциями. Тут есть спортивные площадки для юношей, специально предназначенные для пожилых людей, женщин и даже для возни маленьких ребят; сотни бейсбольных площадок, тысячи теннисных кортов, а футбольных полей и площадок для игры в гольф и не сосчитать.

Здесь не бывает дождя, всегда ровная температура — не слишком жарко, не слишком холодно. Площадки открыты беспрерывно круглый год с семи часов утра до одиннадцати вечера. После захода солнца площадки и корты освещаются иридиевыми спиралями — это для тех, кто работает в дневную смену. По правде говоря, все большие состязания по теннису, бейсболу и футболу происходят вечером, и это вполне естественно. В дневное время, при солнечном освещении, у одной команды всегда преимущество перед другой — той, которой солнце бьёт в глаза. Зато вечером, при искусственном освещении, когда сильный и ровный свет падает с большой высоты сверху, все находятся в одинаковых условиях и обе стороны имеют равные шансы.[4]

Ральф со своей спутницей прогуливались между площадками, наблюдая за игрой многочисленных спортсменов, причём очень скоро выяснилось, что Элис не менее горячая поклонница тенниса, чем он. Учёный предложил ей сыграть, и она охотно согласилась.

Они прошли в раздевалку, здесь у Ральфа хранилась спортивная форма. У Элис не было туфель для тенниса, и Ральф приобрёл их для неё в магазине, затем они отправились на один из кортов.

Ральф прекрасно играл в теннис, но он слишком увлёкся своей партнёршей и во время первого сета не следил за собственной игрой. Это привело его к полному поражению. Он не видел мяча, не замечал сетки.

Глаза его непрерывно следили за Элис; девушка была необычайно привлекательна в этот момент. Она всецело отдалась игре, как отдавалась всему тому, что её интересовало. Спорт Элис любила по-настоящему — её не так занимал выигрыш или проигрыш, как сама игра.

Её прелестное лицо разрумянилось, пряди вьющихся волос прилипли ко лбу. Глаза, и без того искристые, сейчас светились оживлением. Время от времени, когда ей удавалось отбить мяч, она победоносно взглядывала на Ральфа.

Он восторгался — столько грации и ловкости было в её движениях. Гибкая и стройная Элис окончательно очаровала Ральфа. Он терялся и играл механически.

Чувство к Элис разгоралось в нём с такой силой, что проигрыш нисколько не огорчал его. Он понял, что без Элис сама жизнь утратит для него всякий смысл, и отныне она одна имела для него значение. Ральф с радостью проиграл бы ей сто партий.

Наконец Элис отбросила ракетку и радостно захлопала в ладоши:

— Я выиграла, выиграла, ведь верно?

— Ещё бы, — подтвердил он, — вы играли превосходно.

— А может быть, вы нарочно поддались мне? — капризно произнесла она. — Это было бы очень нехорошо с вашей стороны…

— Повторяю, вы замечательно играли, а я безнадёжно отстал с самого начала. Вы не представляете себе, как вы были прекрасны! — горячо продолжал он. — Я никогда не думал, что вы так очаровательны.

Его восхищённый взгляд заставил её невольно отступить на шаг — он её отчасти пугал, отчасти радовал и, во всяком случае, немного смущал.

Заметив её смущение, Ральф тотчас заговорил более сдержанно.

— Теперь я вам покажу источники энергии и света в Нью-Йорке.

Переодевшись, они снова уселись в аэротакси и после двадцатиминутного полёта оказались на том месте, где прежде находился центр штата Нью-Йорк.

Высадились они на огромной равнине, на которой стояли двенадцать чудовищных метеобашен высотой по 1500 футов. Эти башни расположены были в форме шестиугольника, внутри которого находились гигантские гелиодинамофоры, то есть генераторы солнечной энергии.

Вся территория в двадцать квадратных километров была покрыта стеклом. Под массивными квадратными стеклянными плитами помещались фотоэлементы, которые преобразовывали солнечную энергию непосредственно в электрическую.

Фотоэлементы в количестве 400 единиц на каждый квадратный метр были смонтированы на больших подвижных рамах, на каждой из которых их было 1600.

Эти рамы были в свою очередь установлены на больших треножниках таким образом, что каждая из них оборачивалась к солнцу от восхода до заката своей стеклянной стенкой. Благодаря этому солнечные лучи никогда не падали наклонно на фотоэлементы, а всегда отвесно. Небольшой электромотор внутри треножника непрерывно поворачивал металлическую раму так, чтобы её пластины были всегда обращены к солнцу.

Для того чтобы одна батарея не загораживала солнечных лучей соседней, они все были расположены длинными рядами на определённом расстоянии друг от друга. Таким образом тень от одного ряда не могла падать на тот, который находился позади.

На восходе все фотоэлементы стояли почти вертикально; в это время генераторы вырабатывали очень мало энергии. Но уже час спустя после восхода установка работала на полную мощность. Около полудня все батареи лежали в горизонтальной плоскости, а на закате опять становились почти вертикально, но уже были обращены в противоположную сторону. Установки работали на полную мощность весь день, и лишь за час до захода солнца их производительность начинала снижаться.

вернуться

4

Когда писались эти строки, освещаемых площадок для ночной игры ещё не было.

14
{"b":"10110","o":1}