ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Письмо было отправлено, а марсианин сидел, как застывшее изваяние, у окна и невидящими глазами смотрел на раскинувшийся за ним город. Наконец он со вздохом поднялся и вышел из комнаты. Неужели нет способа избавиться от этих страданий? Хоть бы найти соломинку, за которую хватается утопающий!

Совсем иначе выглядело письмо, отправленное Фернандом 600 10 своему другу Полю 9В 1261:

Нью-Йорк, 28 сентября 2660 года

Дорогой Поль!

До тебя, вероятно, уже дошли слухи, но не думай, что сердце моё разбито. Меня нелегко свалить с ног, и я ещё сохранил кое-какие козыри для игры.

Верно, что добиться Элис так же трудно, как проникнуть через стену из стилония. Но это как раз мне и нравится, дорогой друг. Я люблю одолевать препятствия, особенно если впереди такой заманчивый приз, как Элис. Никогда прежде мне так не хотелось обладать ею, как теперь, когда она меня отвергла. Если бы она сделала хоть шаг в мою сторону, я бы, вероятно, и думать о ней перестал. Но это сопротивление меня распаляет.

Теперь я хочу сделать её своей. И она будет моей и будет любить меня, запомни мои слова.

Я, кажется, уже писал тебе об этом жалком марсианине Лизаноре. Забавно глядеть, с каким обожанием он пялит глазища на Элис. Он, несомненно, страшно её любит, но эти марсиане такой сдержанный народ, что трудно сказать что-нибудь определённое.

Если бы Элис полюбила долговязого Лизанора в семь футов ростом, она была бы потеряна для меня, да и для всего мира. Этот парень умеет быть льстивым, как никто, если только захочет.

Однако она вообразила, что любит того сумасшедшего учёного, так что я оказываюсь лишним.

Не думай, что это сильно меня огорчает: я очень скоро научу её любить меня, дай только их разлучить! Именно это я и собираюсь сделать.

Всё уже подготовлено, и я лишь жду удобного момента. Если всё удастся, я увезу её на несколько месяцев в межпланетное пространство. Мой звездолёт подготовлен. Это последняя модель, лучшая из всех, какие существуют. Продукты, книги, катушки для гипнобиоскопа, приборы и пр. и пр. — словом, всё, что только может понадобиться, уже погружено на борт. Я даже позаботился подыскать вышколенную горничную.

Могу тебя заверить, что Элис не будет чувствовать себя одинокой. Не скрою, что считаю себя способным понравиться и развлечь её.

Заканчивая письмо, хочу просить тебя выполнить несколько моих поручений, перечисленных в прилагаемом списке. Ты лучше всё поймёшь, когда ознакомишься с моей инструкцией. Я предполагаю, что отсутствие моё продлится от силы месяца три, а из доверенности на серой бумаге ты усмотришь, что я уполномочиваю тебя вести мои дела. Если всё пойдёт хорошо, пришлю пару слов с борта звездолёта.

До скорого.

Фернанд

В тёмном небе светила полная луна. Было что-то бодрящее в свежем осеннем ветерке, слегка рябившем воды океана. В небе горели мириады звёзд, отражавшихся в мягко катившихся под ними волнах. В полосе лунного света над водой парило сверкающее серебром воздушное такси. Это было далеко от Нью-Йорка и в стороне от обычных путей. Время от времени показывались другие воздухолёты, однако на порядочном расстоянии друг от друга.

Ральф и Элис постоянно стремились остаться наедине. Каждый вечер они нанимали воздушное такси и улетали куда-нибудь в сторону от космических трасс.

Они чувствовали себя совершенно счастливыми. Водитель не смущал их своим присутствием. Он был готов лететь куда угодно, раз ему за это хорошо платили.

В этот вечер Элис казалась Ральфу ещё очаровательнее. В ласковом свете луны её красивое, как раскрывшийся цветок, лицо светилось счастьем, тёмные глаза девушки, смотревшие из-под длинных ресниц, туманила нежность.

Слова были излишни. Мысли влюблённых были в таком согласии, что каждый из них без слов угадывал, что чувствует в это мгновение другой.

Руки их сомкнулись и замерли в нежном пожатии.

Им представилось в эту минуту, что не может быть большего блаженства на свете, чем испытываемое ими сейчас. Молча они повернулись друг к другу, и их губы встретились. Во всём мире теперь не существовало ничего, кроме их любви.

Голос окликавшего их с другого воздухолёта водителя заставил влюблённых очнуться и вспомнить, что существует что-то помимо их самих и разделённой любви. К ним вплотную подлетело воздушное такси, и Элис со смущением поспешно отодвинулась от своего друга.

— У меня неполадки с мотором, — крикнул им водитель подлетевшего такси. — У вас не найдётся несколько медных проводничков?

— Как не найти, — ответил их водитель. Такси сблизились.

Убедившись в том, что его водитель может оказать необходимую помощь, Ральф снова повернулся к Элис и взял её руку, ответившую доверчивым пожатием.

Внезапно учёный почувствовал одуряющий сладкий запах, затуманивший его сознание. Он ощутил последнее пожатие пальцев Элис. Потом всё погрузилось во мрак.

Полёт в космос

Ральф не знал, сколько времени он лежал без сознания, но, когда очнулся, месяц уже успел скатиться к горизонту. Учёный чувствовал непомерную тяжесть во всех членах и чрезвычайную усталость. Некоторое время он продолжал неподвижно полулежать в кресле, пристально глядя перед собой и ничего не соображая.

Вдруг его сознание пронзила мысль: соседнее кресло пусто!

— Элис, Элис! — прошептал он, стараясь стряхнуть с себя оцепенение. — Элис, где ты?

Никто не ответил. Водитель спал с опущенной на грудь головой, положив руки на рычаги управления.

Сделав чрезвычайное усилие, Ральф дотянулся до окна и опустил стекло. Его ошеломил нахлынувший крепкий запах хлороформа, а ощущение сильнейшей дурноты заставило снова беспомощно откинуться на спинку сиденья. Слабость скоро прошла, и Ральф окончательно пришёл в себя. Первая его мысль была об Элис. Туман перед глазами рассеялся — учёный снова убедился, что в машине её нет. Он подумал, что она упала в море, и в отчаянии стал громко звать её.

И тут у него в памяти возникли слова, сказанные отцом Элис в первое утро их знакомства. Инженер боялся за свою дочь. Ей угрожали. Ральф сосредоточился на этой мысли. Кто-то грозил её похитить, и этот кто-то был не кто иной, как Фернанд 600 10…

Ральф вспомнил про подлетевшее аэротакси. Эта авария была подстроенной хитростью, чтобы приблизиться к их машине, усыпить его и водителя и похитить Элис.

Эта мысль заставила учёного взять себя в руки.

К нему мгновенно вернулась обычная энергия и решительность. Он бросился к спящему водителю и стал сильно трясти его за плечо.

Машина продолжала лететь с равномерной скоростью по кругу, и Ральф увидел, что им грозит столкновение, так как к ним приближался воздухолёт, очевидно направлявшийся в Нью-Йорк.

С трудом перетащив усыплённого водителя на соседнее сиденье, Ральф сел на его место и взялся за руль.

Он резко повернул его как раз вовремя, чтобы разминуться с воздухолётом; пассажиры, высунувшись из окна, стали с бранью упрекать его за несоблюдение правил движения.

Не обращая на них внимания, Ральф взял курс на Нью-Йорк и начал торопливо выбрасывать за борт застеклённые двери, подушки, маты, даже капот двигателя, чтобы облегчить вес машины. Всё, что он только мог вывинтить или вырвать, полетело в море.

Такси, освобождённое от лишнего веса, устремилось вперёд с невероятной скоростью, и не прошло десяти минут, как они опустились на посадочную площадку лаборатории учёного. Оставив водителя в машине, учёный бросился вниз. Встреча с Питером не остановила его, он только кивнул ему, указав на такси, а сам кинулся к ближайшему телефоту… Спустя пятнадцать минут все сыщики и агенты тайной полиции были уведомлены об исчезновении Элис. Ральф немедленно передал фотографию похищенной девушки в Центральное управление; там её поставили перед телефотом, соединённым со всеми полицейскими постами, так что уже через десять секунд изображение Элис воспроизвелось на переносных радиоаппаратах, и каждый полицейский агент мог твёрдо запомнить её черты.

26
{"b":"10110","o":1}