ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бороться с этим семифутовым великаном так же бесполезно, как сопротивляться тигру.

Он не сказал ни слова, только пристально глядел на меня своими огромными глазами, затем поволок в тесную кабину, надел мне наручники и ушёл, заперев за собою дверь. Примерно через четверть часа он вернулся; на этот раз его глаза светились торжеством.

Марсианин поднял меня и протолкнул через трубу в мой корабль, затем, затащив в машинное отделение, стал тут же на моих глазах, разбивать тяжёлым молотком на куски механизм моих шести антигравитаторов; корабль потерял управление — теперь он мог лететь только в одном направлении. Марсианин не забыл поломать все запасные части, лишив меня возможности произвести в пути починку или сменить приведённые в негодность части.

Покончив с этим, Лизанор схватил меня за ворот и сказал: «Я перехватил твоё письмо Полю 9В 1261 и следил за тобой. Ты, очевидно, забыл про меня, дружок, когда похищал Элис. Ни ты, ни тот сумасшедший учёный Ральф 124С 41+ никогда её не получите. Никто, кроме меня, не будет обладать ею. Не знаю, почему я оставляю тебе жизнь — вероятно, потому, что ты не стоишь того, чтобы с тобой возиться. Твой корабль в таком виде, что ты не можешь меня преследовать, а когда тебя найдут — если это вообще возможно, — будет слишком поздно?

— Великий боже! — воскликнул я. — Неужели ты собираешься похитить беспомощную земную девушку?

— Ты сделал это сам… А я по крайней мере её люблю! — С этими словами марсианин приложил к моему лицу платок, пропитанный неизвестным мне снотворным средством, и это всё, что я помню.

Я, должно быть, пробыл без сознания не меньше шести-семи часов, а когда пришёл в себя, понадобился ещё час, прежде чем мне удалось вспомнить всё, что произошло. Лизанор снял с меня наручники, но я был так же беспомощен, как если бы оставался связанным.

Вероятно, я задремал, а когда проснулся и выглянул наружу, то увидел ваш приближающийся корабль. Вот и всё, что я могу рассказать.

Ральф выслушал это поразительное признание с растущей тревогой. Он достаточно знал характер марсиан, чтобы понять, что Элис находится в руках человека, который, раз уж жребий брошен, не остановится ни перед чем. Этот марсианин был безнадёжно, самым отчаянным образом влюблён в Элис. Было легко заключить, что, случайно перехватив письмо Фернанда к Полю с изложением его планов, он в приступе отчаяния, порождённом его безнадёжной любовью, решил увезти Элис. Возможно, сначала марсианин хотел просто избавить девушку от Фернанда, но затем, сообразив, что его едва ли будут преследовать и никогда не обнаружат, он поддался своей всепоглощающей страсти и похитил девушку, вместо того чтобы возвратить её на Землю. Но куда он мог направиться? Конечно, не на Венеру: её почти целиком заселяют переселенцы с Земли, и законы на обеих планетах одинаковы. На Марс?

Возможно, но маловероятно, хотя в секте Лизанора всегда мог найтись друг, который бы тайно совершил обряд марсианского бракосочетания. Но даже и в этом случае куда мог бы он увезти свою пленную супругу?

Им бы не позволили оставаться на Марсе, их не приняли бы ни на Земле, ни на Венере.

Меркурий с его раскалённой атмосферой отпадал сам собой. На двух принадлежащих Марсу лунах не было атмосферы.

Оставались одни астероиды. При этой мысли Ральф вскочил с места.

— Какого же дурака я свалял, что не подумал о них сразу! — воскликнул он. — Лизанор, несомненно, отправится на одну из малых планет, и тогда я потеряю её навеки. Во что бы то ни стало я должен обнаружить его корабль и догнать, пока не поздно.

Ральф с бешенством повернулся к Фернанду, всё ещё лежавшему скрюченным:

— Я хочу предоставить тебя судьбе, уготовленной тебе марсианином. Видит бог, ты заслужил гораздо худшего.

— Умоляю вас, не делайте этого! Не оставляйте меня здесь в таком положении! — взмолился Фернанд.

Учёный с презрением посмотрел на него.

— Эх, ты, — сказал он насмешливо, — не умеешь даже себя вести, как подобает мужчине! Ладно, я поверну твою машину по направлению к Земле, и ты достигнешь её часов через тридцать. Управлять твоим кораблём нельзя, но увеличивать и уменьшать его скорость можно, и потому ты, если будешь внимателен, избегнешь столкновения с Землёй… Ты жалкий трус, и запомни навсегда, — добавил учёный, едва сдерживая негодование, — если ты когда-нибудь попадёшься мне на глаза, я сделаю из тебя котлету!

Ральф отвернулся от жалкого скрюченного человека и возвратился на свой корабль. Затем он изменил курс звездолёта Фернанда, разъединил трубы и через несколько секунд тот исчез из виду.

Не теряя времени, Ральф начал производить расчёты. Соответствующие вычисления показали, что ему понадобится по крайней мере тридцать дней на то, чтобы долететь до Марса, если даже выжать из корабля всё, что он может дать. 90 тысяч миль в час составляли предел — быстрее нельзя было лететь. В то же время он считал, что Лизанор не может лететь быстрее, чем со скоростью 85 тысяч миль в час. Однако марсианин опередил его на 600 тысяч миль, и если даже нагонять по 5 тысяч миль в час, понадобится 120 часов, или пять земных суток, чтобы его настичь.

Ральф взял курс на точку, где Марс должен был оказаться по истечении тридцати дней, после чего подсел к импульсному передающему аппарату и приступил к поискам корабля марсианина.

Прошло четыре томительных часа тщательных поисков в пространстве, прежде чем учёному удалось наконец обнаружить межпланетный корабль, который, по его предположению, принадлежал марсианину и летел по направлению к Марсу.

К тому же результаты вычислений немало поразили учёного: они показали, что корабль Лизанора летит со скоростью не менее 88 тысяч миль в час. При такой разнице в скорости двух кораблей Ральф выигрывал всего 2 тысячи миль в час, и, таким образом, чтобы настичь марсианина, требовалось не меньше тринадцати или четырнадцати суток. Но поскольку и марсианин не мог рассчитывать добраться до Марса ранее, чем за двадцать девять дней, Ральф вычислил, что сможет настичь его задолго до того, как тот высадится на планете, если, конечно, не произойдёт непредвиденного несчастного случая.

Ральф отлично сознавал, что его единственный шанс — опередить Лизанора; если Лизанору удастся высадиться на Марсе и оттуда улететь на астероиды, дальнейшие поиски окажутся бесполезными. Этих маленьких планет было уже известно более четырёх тысяч,[6] и человеческой жизни не хватило бы на то, чтобы обшарить их одну за другой в поисках похитителя и его жертвы. Ральфу надо было действовать решительно и быстро.

Эти маленькие астероиды, вращающиеся на орбите между Марсом и Юпитером, почти необитаемы, хотя на более крупных из них доброкачественная атмосфера и неплохой климат, несмотря на их отдалённость от Солнца.

Диаметр некоторых астероидов не превышает нескольких миль, а у самых крупных не превышает 485 миль. Электромобиль, двигающийся со сравнительно небольшой скоростью — 60 миль в час, мог бы объехать такую миниатюрную планету за 24 часа.

Более крупные астероиды покрыты роскошной растительностью. Сила тяжести на них значительно меньше земного тяготения, и это позволяет кустам и деревьям вырастать до огромных размеров; там в изобилии растут овощи и фрукты необычайной величины. Наличие этой растительности помогает созданию плотной атмосферы, несмотря на малую силу тяжести, и жизнь на этих крошечных планетах во многих отношениях значительно приятней и удобней, чем на Земле и на Марсе.

Начался самый трудный для Ральфа этап погони.

Всё необходимое сделано, и он обречён на бездействие.

Остаётся ждать, вооружившись терпением, пока его корабль не настигнет корабль похитителя. Больше увеличивать скорость было нельзя, но учёный знал наверняка, что и Лизанор летит на предельной скорости.

Пока Ральф был занят, ему некогда было о чём-либо думать, но теперь время ползло убийственно медленно, учёного терзали мысли и предположения о судьбе его возлюбленной, а порой тревога вырастала до нестерпимых размеров.

вернуться

6

К 1911 году было открыто 650 астероидов.

30
{"b":"10110","o":1}