ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шли дни, а беспокойство Ральфа всё росло. Теперь он делал наблюдения каждый час, его глаза были прикованы к индикатору. Тревога овладела учёным, когда он увидел, что перестал нагонять похитителя. Марсианин, очевидно, прекрасно отрегулировал свой двигатель и делал теперь 90 тысяч миль в час. При такой скорости Ральф не мог его настичь. Было от чего сойти с ума! Дни тянулись в мучительном кошмаре. Ральф сделал всё, что было в его силах, чтобы увеличить скорость своего корабля, но дальнейшие попытки в этом направлении сулили верную гибель. Через восемь дней Лизанор высадится на Марсе — курс, которым он следовал, ясно показывал, что корабль летит именно на эту планету. Ральф окажется в лучшем случае на десять часов позади, а этого времени достаточно, чтобы марсианин исполнил своё намерение. Он, Ральф 124С 41+, величайший изобретатель вселенной, был не в состоянии что-либо сделать…

Учёный снова произвёл наблюдения, и они опять дали те же результаты. Он почувствовал страшную душевную усталость; его захлестнула тёмная волна отчаяния. Почувствовать физическое утомление было бы облегчением. Хотя бы только час благословенного сна!

Хотя бы на время избавиться от ужасного напряжения!..

Ральф опустился в кресло, обхватив голову руками, и когда он так сидел, пытаясь справиться со своим отчаянием и заставить себя рассуждать логически, его вдруг осенила мысль… нет, не мысль, а подлинное откровение, указавшее ему путь для преодоления обступивших его чудовищных трудностей!

То была идея настолько простая, что, раз её сформулировав, нельзя было не дивиться тому, что она не пришла раньше.

Душевная усталость покинула его, словно он сбросил тяжёлую одежду. Он вскочил с места. Теперь это был прежний учёный, человек действия, уверенный в себе, уже предвкушающий победу.

Поразительная изобретательность Ральфа нашла выход. Его разум снова торжествовал над временем и пространством. Ральф собирался выполнить невыполнимое и преодолеть непреодолимое!

Сражение не было проиграно — оно только начиналось!

Ральф знал, что ни догнать, ни перехватить Лизанора ему не удастся. Обмануть марсианина фальшивой радиограммой нечего было и надеяться — на такую дешёвую уловку его не поймаешь. Однако надо было во что бы то ни стало помешать Лизанору достигнуть Марса!

Но как? Предупредить власти планеты? Нестоящая мысль. Если бы даже радиограмма могла покрыть расстояние до Марса, в чём Ральф сомневался, Лизанор, по всей вероятности, перехватил бы её своим приёмником. Он попросту послал бы своему другу на Марсе телеграмму, чтобы тот сел в межпланетный корабль и летел ему навстречу как можно быстрее. Брачный обряд можно совершить и в космосе.

Нет, Лизанор не должен знать о погоне, но надо воспрепятствовать его высадке…

Ральф готов был перевернуть вселенную… Он будет угрожать своему врагу кометой! На патриотизм марсианина можно было положиться — он сделает всё необходимое, чтобы отклонить комету от курса и предупредить её неизбежное столкновение с Марсом. Тем более, что это можно сделать без всякого риска — стоит лететь вблизи головной части кометы — в нескольких сотнях километров от неё. Притяжение корабля заставит комету отклониться от своего курса (его силы было достаточно) всего на несколько градусов, и комета минует Марс.

Но откуда взяться комете? Для Ральфа не было ничего проще, как разрешить эту задачу. Не было надобности искать и «ловить» комету — он сам мог изготовить её — единственную, уникальную комету, какая когда-либо устремлялась в мировое пространство.

Ральф знал, что уже в прошлые века люди умели создавать искусственные кометы небольших размеров.[7]

Однако никто никогда не пробовал получить настоящую комету. Ральфу также было известно, что самые большие кометы обладают чрезвычайно незначительной массой, а хвост состоит из газа и пылинок, настолько разрежённых, что свет звезды можно легко наблюдать сквозь хвост почти любой кометы.[8]

Таким образом, Ральф будет первым человеком, создавшим небесное тело. Поскольку кометы состоят главным образом из газообразного водорода и пылинок, создание искусственной кометы было для учёного сущим пустяком.

Полив серной кислотой цинковые стружки и железные опилки, Ральф получил большое количество водорода. Он наполнил им вместительные резервуары и, когда было получено достаточно газа, соединил их с большим металлическим краном в стенке звездолёта.

Как только Ральф повернул кран, водород с рёвом устремился в пространство.

Учёный тотчас включил свой высокочастотный аппарат и соединил его с наружными антеннами звездолёта.

Ожидаемое явление не замедлило произойти.

Невидимые до того частицы водорода начали светиться чудным светом, окутавшим звездолёт. На тысячи миль за ним протянулся хвост кометы, головой или ядром которой служил звездолёт. Как у настоящей кометы, хвост её был повёрнут от Солнца, и хотя Ральфу её конец не был виден, он знал, что созданное им небесное тело видно на сотни тысяч миль и его нельзя отличить от настоящего.

Однако достигнутый результат не вполне удовлетворил Ральфа, и он приступил к усовершенствованию своей кометы. Он приготовил большое количество нескольких других газов и также выпустил в пространство, чем значительно увеличил яркость и размеры свечения как ядра, так и хвоста кометы.

И всё же голова кометы не казалась ему достаточно плотной, и он принялся исправлять этот недостаток.

Кометы состоят главным образом из газов, но содержат и большое количество пыли. Частицы этой пыли ведут себя очень схоже с обыкновенной пылью, на которую падает солнечный луч, и именно они придают комете её внешний вид. Если устранить атмосферу и поместить эту же пыль в безвоздушное пространство, получится маленькая комета. Мельчайшие частицы, сильно наэлектризованные лучами Солнца, начнут светиться. Каждая частица отталкивает соседние, и поэтому даже горсточка пыли образует в пространстве комету внушительных размеров.

Ральф наготовил пыли из бумаги, дерева и других материалов, растирая их на тонкозернистом карборундовом кругу.

Наготовив несколько вёдер пыли, он выдул её в пространство, и если до этого искусственная комета представляла красивое зрелище, то теперь у неё был вид, способный внушить страх даже на большом расстоянии.

Более тяжёлые частицы пыли льнули к звездолёту под влиянием силы тяготения и полностью его окутали.

Он превратился в настоящее небесное тело, а мелкие частицы сделались его спутниками, вращающимися вокруг центрального тела — звездолёта.

Более лёгкие частицы устремились в хвост кометы, так как мощное световое давление солнечных лучей преодолевало притяжение, оказываемое на них звездолётом…

Ральф выключил токи высокой частоты, однако комета не погасла и светилась с прежней яркостью. Частицам пыли и газа невозможно было рассеивать свой первоначальный электрический заряд, поскольку они находились в абсолютном вакууме; так искусственная комета Ральфа превратилась в настоящую.

Вокруг звездолёта образовалась довольно густая пелена пыли, и видимость несколько ухудшилась — Ральф уже не мог видеть всё вокруг с прежней чёткостью.

Звёзды хотя и были видны, но светили как бы в тумане. Однако это обстоятельство ничуть не огорчало Ральфа; наоборот, он был доволен тем, что на большом расстоянии его искусственную комету нельзя отличить от подлинной.

В этом отношении учёный не ошибался. Как ему довелось узнать впоследствии, комета была одновременно открыта на Земле, на Венере и на Марсе в самый день её создания. Комету тотчас же зарегистрировали; благодаря её яркости и длинному хвосту она получила название «Великой кометы 2660 года».

Ральф ни минуты не сомневался в том, что Лизанор не замедлит увидеть его комету. Он направил свой звездолёт с кометой в точку, где предполагалось столкновение с Марсом в исходе шестого дня. По предположению учёного, марсиане будут настороже, и, поскольку вблизи планеты не было другого звездолёта (в этом Ральф тщательно удостоверился), надо было предполагать, что марсианские власти попытаются определить местоположение Лизанора и установят с ним связь.

вернуться

7

В 1876 году Рейтлингер и Урбаницкий опубликовали в Венской Академии наук отчёт о своих опытах с искусственными кометами. Трубка, содержащая углеводород, была откачана до давления 0, 1 мм; затем её подключили к индукционной катушке и через некоторое время на положительном электроде появился голубой шар, находящийся во взвешенном состоянии. От этого шара отходил хвост. Нельзя не обратить внимание на сходство этой искусственной кометы с кометой Генри 1873 года. Если к трубке приблизить проводник (латунный шарик), то хвост кометы отклонится в обратную сторону от него, насколько допускает стенка трубки. Это показывает, что как искусственные, так и природные кометы подчиняются одним и тем же законам природы. Как известно, Солнце, являющееся проводником, имеет свойство отталкивать от себя хвост кометы.

вернуться

8

Согласно Бредихину, длинные прямые хвосты, отходящие от кометы 1861 года, образованы водородом; длинные изогнутые хвосты, подобные главному хвосту кометы Донати, состоят главным образом из паров углеводородов; наконец редко встречающиеся, малоподвижные и сильно изогнутые хвосты состоят из смеси железных, натриевых и других металлических паров. Спектроскопические наблюдения подтвердили эту классификацию. Фитцджеральд первым в 1882 году выдвинул теорию происхождения хвостов комет, обусловленную давлением света на составляющие их газы. Эту теорию в 1900 году развил Аррений, высказавший предположение, что хвост кометы состоит не из газообразных веществ, а из мельчайших частиц, образующихся благодаря конденсации продуктов распада кометы. («Новая интернациональная энциклопедия»)

32
{"b":"10110","o":1}