ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он повернулся, чтобы уйти, но девушка удержала его за рукав.

— Вы собираетесь его… убить? — тихо спросила она.

— Может быть… Я ещё не решил, — проговорил он без тени улыбки. Потом с внезапным порывом обхватил её за плечи. — Он вас обидел?

— Нет; нет, — проговорила она испуганно. — Он лишь пытался мне угрожать, больше ничего.

Лизанор отпустил Элис и пошёл к двери.

— Я не стану его убивать. — И впервые за всё время он улыбнулся, но в этой улыбке не было ничего весёлого. — Пусть он живёт для того, чтобы молить о смерти, в которой я ему отказал.

С этими словами он ушёл.

Элис услышала, как марсианин разъединял соединительную трубу, потом почувствовала, что двигатели заработали. Прошло полчаса, а Лизанор всё не появлялся. Ничто не обнаруживало присутствия живого существа; если бы не вибрация машин, она могла бы подумать, что осталась одна на звездолёте.

В сердце девушки стал закрадываться страх. Она решила выйти из комнаты и пойти по коридору. Несколько дверей вели в комнаты, обставленные ещё роскошнее и красивее, чем та, которую она покинула.

Так вот каков был звездолёт этого марсианина, о котором было столько толков! Она вспомнила слышанные ею рассказы про его великолепие и вместительность.

Элис невольно пришла на память старинная сказка про замок чудовища, по которому часами бродила красавица, обнаруживая за каждой дверью всё новые и новые чудеса. Это воспоминание вызвало лёгкую улыбку на губах девушки. Она была «красавицей» из сказки, а Лизанор… Что ж, он как раз подходит для роли хозяина заколдованного замка. Беззаботный характер девушки быстро брал верх над унынием и страхом, порождёнными заключением.

Наконец она отворила ещё одну дверь и вошла в чудесную, богато оборудованную лабораторию.

В дальнем конце помещения за низким столом сидел марсианин, опустив голову на сложенные руки. Его поза говорила о безграничном отчаянии. В облике Лизанора, одиноком и чуждом, ей почудилось что-то трагическое.

Элис колебалась. Подойти к нему или удалиться?

Наконец она тихо назвала его по имени. Звук её голоса заставил марсианина поднять голову. Он стал пристально глядеть на неё. Суровые складки и морщины его лица отражали страшное напряжение, однако в глазах читалась непоколебимая решимость.

— Какой у вас строгий взгляд, — сказала Элис, сделав несколько шагов от двери. — Вы словно озабочены и в тревоге, Лизанор. Может быть, что-нибудь не в порядке с машинами? Как вы поступили с Фернандом и его звездолётом?

— Когда я его оставил, он приходил в себя после снотворного, — ответил Лизанор неестественным и сдавленным голосом, который ещё больше, чем расстроенный вид, выдавал его волнение. — Мой звездолёт в порядке. Если что не в порядке здесь, так это я, я сам!

— Не может быть, что дело у вас обстоит так плохо, как вы себе внушили, — искренне ответила девушка, у которой несчастный вид марсианина вызвал сочувствие. — Может быть, вам станет легче, если вы поделитесь со мной своими заботами? Мы всегда были хорошими друзьями, Лизанор, и я уверена, что смогу чем-нибудь облегчить ваши страдания.

— Не сейчас. Может быть, позднее, — произнёс он с усилием. — Вам придётся поудобнее устроиться здесь на несколько дней. Я захватил с собой горничную от Фернанда, она к вашим услугам. Вы найдёте её в отведённых для вас комнатах. Я надеюсь, что вы останетесь довольны.

— Конечно, я прекрасно устроюсь — здесь так чудесно. Мне столько рассказывали про ваш звездолёт. Почему вы его не показали раньше нам с отцом? Комнаты в нём, как в сказочном замке. Скажите, пожалуйста, Лизанор, когда мы вернёмся на Землю? Обо мне… все будут так беспокоиться… — Элис запнулась и чуть не сказала «Ральф», но вовремя спохватилась.

— Мы больше никогда не вернёмся на Землю, — ответил он.

— Как никогда? А что случилось? Несчастье, которое вы от меня скрываете? Может быть, вы шутите? Ну, конечно, вы шутите, Лизанор, а я едва вам не поверила!

— Я никогда не говорил серьёзнее, чем сейчас, — ответил марсианин, поднимаясь с кресла. — Мы никогда не вернёмся назад — ни вы, ни я.

Элис смотрела на него расширенными глазами в смущении и замешательстве.

— Я вас не понимаю, Лизанор, — проговорила она, запинаясь. — Почему?

В это мгновение всё, что Лизанор месяцами вынашивал и подавлял в себе, вырвалось наружу. Он был уже не в силах остановиться.

— Почему? — воскликнул он со страстным порывом. — Вы спрашиваете почему? Разве вы не догадываетесь сами? Как можно смотреть мне в глаза и не понять — почему! Потому что я мужчина, потому что я безумец, о силы вселенной, потому что я вас люблю! — И он бросился к её ногам. — Я обожаю вас, я боготворю вас, и это навсегда. Вы должны меня любить, вы не можете меня не любить, потому что я так страстно люблю вас! О моя Элис, моя обожаемая Элис!

Он откинул голову и умоляюще взглянул на неё, словно сила его любви должна была вызвать в ней ответное чувство. Но в её глазах он прочёл только страх и растущее отвращение. Это охладило его быстрее, чем могли бы сделать любые слова. Он встал, отпустил её и возвратился на своё прежнее место у стола. Она молча на него смотрела.

Некоторое время оба не произносили ни слова. Он первый нарушил молчание и заговорил поразительно спокойно после недавней страстной вспышки.

— Вы не можете меня ненавидеть, Элис, я вас слишком люблю.

— Нет, — мягко ответила она, — я не ненавижу вас, Лизанор. Но разве вы не видите, как всё это безнадёжно? Я люблю Ральфа, и если даже вы будете держать меня здесь всю жизнь, я всю жизнь буду любить его.

Тут ей на мгновение приоткрылась страшная борьба, которая происходила в душе этого человека с Марса.

— Я знаю об этом! — простонал он. — Сколько раз я пытался побороть себя, но я не в силах, не в силах от вас отказаться. Знайте же, Элис, — с новым взрывом безумной страсти произнёс он, — я скорее убью вас своею рукой, чем дам уйти к нему. По крайней мере, если вы умрёте, я буду спокоен, что никто другой не будет обладать вами.

Элис была мужественной девушкой, но выражение безумия на его лице заставило её содрогнуться.

Несколько дней после этого Элис не выходила из своих комнат. Она почти не видела Лизанора, который как будто умышленно избегал с ней встреч.

Лайлетта была неразговорчивой, и Элис чувствовала себя страшно одинокой и напуганной. Вначале она твёрдо верила в то, что Ральф придёт ей на помощь, но по мере того, как шло время и звездолёт с каждым днём приближался к Марсу, а жених не подавал признаков жизни, девушка начинала сознавать всю безнадёжность своего положения.

Элис было известно, что на своей планете Лизанор влиятельный человек и что, раз они окажутся там, жалобы на него будут тщетны и он сделает её своей женой.

В тех редких случаях, когда они виделись, марсианин вёл себя сдержанно, проявляя к ней почтительное отношение. Однако он не мог скрыть торжествующего огонька в глазах, и чем ближе они подлетали к Марсу, тем меньше он делал усилий, чтобы скрыть от неё свою радость. Элис не могла не видеть, что марсианин искренне и беззаветно любит её. Лишь однажды он снова заговорил с ней.

Элис как-то сидела за книгой в обширной библиотеке звездолёта. Возле неё находилась Лайлетта. Лизанор вошёл и несколько мгновений молча на неё смотрел.

Затем произнёс:

— Знаете, Элис, мне хорошо от одного сознания, что вы здесь и я могу вас изредка видеть.

Её глаза наполнились слезами, так как она была измучена и несчастна. Заметив покатившиеся по её щекам слёзы, он быстро ушёл.

Спустя некоторое время марсианин стал проводить много времени в машинном отделении. Проходя мимо, она видела, что он лихорадочно с чем-то возится, однако ей не удавалось понять, чем он занимается. Марсианин выглядел рассеянным и озабоченным. Вскоре после этого внезапно наступила полная темнота. Элис слышала из своей комнаты, как кричала напуганная до смерти Лайлетта и что-то резко говорил Лизанор.

Натыкаясь на мебель, Элис поспешила в машинное отделение. Она по звуку определила, что Лизанор находится у окна. Он старался разглядеть что-то в темноте и выяснить, в чём дело. Элис подошла к нему. Внезапно стало светло, и она увидела, что Лизанор шатается и вот-вот упадёт.

34
{"b":"10110","o":1}