ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Утраченный дневник Гете
Я оставлю свет включенным
Возвращение в Эдем
Чайка Джонатан Ливингстон
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Вирусы. Драйверы эволюции. Друзья или враги?
Отряд бессмертных
Так держать!
A
A

Машины отошли друг от друга, и когда Ральф с тревогой выглянул через одно из окон, он увидел Лайлетту, свесившуюся головой вниз из круглой двери соединительной трубы звездолёта Лизанора.

Дверь закрылась автоматически, когда машины разъединились. При этом из отверстия трубы звездолёта марсианина сразу устремилась струя воздуха.

Смерть горничной наступила мгновенно, причём её тело неимоверно раздулось, так что в несколько раз превосходило нормальные размеры. Это ужасное зрелище вызывало дурноту, и учёный поспешил отвернуться. Он был бессилен что-либо сделать.

Мало кто отдаёт себе отчёт в том, что наше тело не расползается на части только благодаря давлению атмосферы. Однако известно, что при полётах на большую высоту, где воздух разрежён, кровь начинает сочиться изо рта, носа и ушей.

Некоторое время спустя Ральф взглянул в направлении машины Лизанора и остолбенел от неожиданности: звездолёта не было видно — на его месте появилась чудесная комета, светящийся хвост которой тянулся на много тысяч миль.

Звездолёт марсианина по своим размерам превосходил корабль Ральфа и благодаря этому перетянул к себе искусственную комету! Она целиком к нему прилипла, ни частицы её не осталось на звездолёте учёного.

Он решил, что воздух, который находился в машине марсианина и вырвался оттуда после рокового случая с Лайлеттой, смешался с газами кометы и помог ей оторваться от его корабля.

Эту комету Ральф видел в продолжение нескольких недель, пока она наконец не затерялась в бездонных глубинах мирового пространства. По всей вероятности, ей предстояло витать эра за эрой в безграничных просторах вселенной, разве что столкновение с другим небесным телом превратит её в космическую пыль.

Ральф на всю жизнь запомнил длинные дни обратного полёта на Землю. Никогда впоследствии не мог он о них подумать без содрогания. Как было забыть жуткие часы, проведённые возле ложа, на котором лежала его возлюбленная…

Чем ближе он подлетал к Земле, тем сильнее его охватывал страх перед предстоящим мучительным испытанием. Учёный не был твёрдо убеждён в том, что ему удастся вернуть Элис к жизни; это порой казалось даже маловероятным. В лучшем случае это был эксперимент, исход которого нельзя было предсказать. Если армагатол оказывал то же действие, что и пермагатол, можно было с некоторой уверенностью ждать, что Элис будет возвращена к жизни, однако у Ральфа были сильные сомнения в действенности составленного им газа.

Учёный ежечасно наблюдал за телом девушки, раз в сутки проверял её кровеносные сосуды. Он делал это при помощи очков из платино-бариевого арктурия, обладавшего теми же свойствами, что и устаревший экран рентгена. Поскольку все сосуды были наполнены бромистым радием-К, который, как и обычный радий, воздействовал на очки из платиново-бариевого арктурия, было нетрудно просмотреть каждый сосуд.

Невидимые лучи (такие же, как рентгеновские), исходившие из раствора бромистого радия-К, в кровеносных сосудах Элис показывали Ральфу, в каком они состоянии.

Оно оставалось удовлетворительным, зато изменения, медленно, но неуклонно происходившие в дыхательных органах, сильно встревожили учёного, когда он их обнаружил. Природа некоторых из этих изменений была для него непонятна. Это, очевидно, был результат применения армагатола, но сделать что-либо Ральф был бессилен, так как с имевшимися у него под рукой химическими веществами нельзя было приготовить живительный пермагатол.

Уныние Ральфа росло с каждым днём, и по мере того, как тянулись нескончаемые часы ожидания, надежды на возможность воскресить его наречённую тускнели и слабели. Впервые с тех пор, как учёный покинул Землю, с ним приключился приступ пространственной болезни.

Это одно из самых неприятных ощущений, какое может испытывать человек. Не все подвержены этой болезни, приступы которой продолжаются двое суток, после чего никогда не повторяются.

На Земле тяготение оказывает известное давление и на мозг. В космическом пространстве, где практически отсутствует притяжение, это давление исчезает.

Вследствие этого мозг, не испытывая привычного давления, слегка расширяется во всех направлениях, точно так же как воздушный шар утрачивает свою грушевидную форму и становится круглым, когда аэронавт с него спрыгивает, чтобы спуститься на парашюте.

Расширение мозга вызывает пространственную болезнь, первым признаком которой является приступ сильнейшей меланхолии и уныния, за которыми следует мучительная и болезненная тоска по Земле. На этой стадии больной испытывает чрезвычайные моральные муки, отражающиеся на его зрительных нервах; он видит всё перевёрнутым вверх ногами, словно глядит через линзу. Необходимо принимать большие дозы силгатола, чтобы предупредить возникновение мозговой горячки.

Через двое суток болезнь прошла, однако не бесследно: Ральф чувствовал сильную физическую слабость и разбитость, сопровождаемые приступом депрессии. В такие минуты его страшила окружавшая беспредельная бездна — её неизмеримость словно давила на учёного всей своей тяжестью. Окружавшая звездолёт нерушимая тишина действовала угнетающе. Всё вокруг казалось мёртвым — таким же мёртвым, как это неподвижное, молчаливое тело, когда-то, очень давно, как теперь представлялось ему, бесконечно любимое им.

Ральфу чудилось, что сама природа мстит за его дерзкое вторжение в её владения. Он осмелился посягнуть на законы жизни и смерти, изменяя их по своему произволу, и вот наступило возмездие: живая смерть, прикованная к живому мертвецу.

В такие минуты ему приходилось бороться с приступами безумного страха и отчаяния.

В промежутках между этими припадками его охватывала летаргия — он часами сидел неподвижно, устремив потупленный взор в одну точку. С провалившимися потухшими глазами, исхудалый и апатичный, он скорее походил на помешанного, чем на человека в здравом рассудке.

И всё же титаническая сила воли учёного проснулась, когда звездолёт оказался в сорока восьми часах полёта от Земли; он стряхнул с себя сковавшую его летаргию и подготовился морально и физически к последней битве за жизнь Элис.

Теперь он находился уже близко от Земли; посредством радиоаппарата он связался со своей лабораторией и ежечасно с ней переговаривался. Учёный чётко и ясно давал необходимые указания и вскоре удостоверился в том, что всё подготовлено для предстоящей операции.

Звездолёт Ральфа опустился на верхнюю площадку башни спустя шестьдесят девять дней после его вылета отсюда. На него произвело сильное впечатление, что флаги на мачтах в городе были приспущены. Не было и обычного оживления. Движение на улицах приостановилось, в небе не было видно воздухолётов. После прибытия Ральфа вся деловая жизнь замерла на десять минут. Так город выражал ему своё соболезнование.

Элис перенесли на операционный стол в лаборатории Ральфа и 16К 5+, величайший хирург планеты, приглашённый для этого случая, приготовился к операции. Ральфа поместили на операционный стол по правую сторону Элис. С левой — лёг Клэоз, её любимый двоюродный брат.

Вскрытие артерий Элис и выкачивание из них раствора бромистого радия-К заняли всего несколько секунд. Затем два помощника промыли кровеносные сосуды обильным количеством воды с антисептическими солями. В это время хирург вскрыл артерии у Ральфа и у Клэоза и вставил в них гибкие трубки. В следующее мгновение их кровь быстро потекла через эти трубки в кровеносные сосуды Элис.

Одновременно третий ассистент давал Элис кислород, а четвёртый электрическим током ритмически стимулировал деятельность сердца.

Не менее энергично стали возбуждать её мозговую деятельность при помощи мощных лучей Ф-9. И вот, в то время как Ральф и Клэоз теряли кровь и становились всё бледнее, тело Элис начало постепенно приобретать живой вид, оставаясь при этом по-прежнему недвижным. Когда в кровеносные сосуды Элис было перелито достаточное количество крови, хирург зашил вскрытые артерии у Ральфа и Клэоза. Юноша потерял сознание во время переливания, но учёный, как ни ослабел, концентрированным усилием воли удерживал себя от обморока.

36
{"b":"10110","o":1}