ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Появление незнакомого лица на экране поразило её, и она удивлённо вскрикнула. Ральф поспешил объясниться:

— Извините, пожалуйста, но на центральной снова что-то перепутали. Мне придётся подать жалобу на их плохое обслуживание…

Ответ незнакомки показал, что на этот раз неполадки на центральной были не совсем обычными; Ральф оказался соединённым с межконтинентальной линией.

Наконец он уловил фразу:

— Pardon, monsieur, je ne comprends pas.[2]

Учёный тотчас повернул маленький светящийся переводной диск прибора, установив стрелку против надписи «французский».

— Такая досада с этими неполадками на линии, — произнесла она теперь уже на безукоризненном английском языке, но тут же подумала, что она не слишком любезна с этим приветливо улыбающимся человеком приятной наружности. — Но иногда ошибки центральной станции можно простить. Конечно, всё зависит от терпения и вежливости, проявляемых другой пострадавшей стороной, — произнесла она.

Эта попытка смягчить свой резкий тон в начале разговора не осталась незамеченной Ральфом. Он поклонился ей в знак признательности.

Незнакомка приблизилась к своему экрану и с любопытством взглянула на открывшуюся перед её взором лабораторию — одну из лучших в мире.

— Какое странное помещение! Что это? Где вы находитесь?

— В Нью-Йорке, — растягивая слова, ответил Ральф.

— Это очень далеко отсюда, — сказала она весело. — А вы можете угадать откуда я говорю?

— Пожалуй, я могу это сделать довольно точно, — ответил Ральф. — Во-первых, прежде чем я включил аппарат для перевода, вы говорили по-французски, так что надо полагать, что вы француженка. Во-вторых, в вашей комнате горит лампа, а в Нью-Йорке сейчас только четыре часа пополудни. Вы в вечернем платье… У вас, очевидно, уже вечер, а так как часы на вашем камине показывают девять, я могу заключить, что вы находитесь во Франции, поскольку нью-йоркское время опережает французское на пять часов.

— Остроумно, но не совсем верно. Я не француженка и живу не во Франции, а в западной Швейцарии — в своей родной стране. Вы, должно быть, знаете, что швейцарское время почти совпадает с французским.

И они оба засмеялись.

— Ваше лицо кажется мне знакомым, как будто я где-то вас видела, — внезапно прозвучали её слова.

— Вполне возможно, — смущаясь, проговорил Ральф. — Вы, вероятно, видели мою фотографию.

— До чего я недогадлива! — воскликнула она. — Как же я вас не узнала сразу!.. Ведь вы знаменитый американский изобретатель Ральф 124С 41+.

Учёный улыбнулся, а девушка продолжала:

— Ваша работа, несомненно, очень интересна. Как мне повезло, что я с вами познакомилась так необычно! Подумать только — знаменитый Ральф 124С 41+, который всегда избегает общества!..

И после минутного колебания она вдруг решительно произнесла:

— Вы, может быть, не сочтёте меня нескромной, если я попрошу у вас автограф?

К своему удивлению, Ральф заметил, что ему понравилась эта просьба. Обычно он отвечал женщинам — охотницам за автографами вежливым отказом.

— С удовольствием, — сказал он. — Но мне хотелось бы, однако, узнать, кому я его даю.

— Вот как, — с некоторым смущением сказала она. — А для чего вам это нужно?

— Для того, — ответил Ральф со смелостью, удивившей его самого, — чтобы мне не пришлось потом разыскивать вас по всей Швейцарии.

— Хорошо… В таком случае, — проговорила она, краснея, — я, очевидно, должна назвать себя. Я Элис 212В 423 из Венталпа, в Швейцарии.

Ральф прикрепил к своему телефоту телеавтограф, девушка сделала то же у себя. Когда оба прибора были соединены, Ральф написал своё имя и увидел, как его подпись тут же появилась на аппарате в Швейцарии.

— Я вам от души благодарна! — воскликнула Элис. — Как я горда, что получила ваш автограф! Ведь насколько я знаю, вы впервые дарите его девушке, не так ли?

— Вы совершенно правы, и должен признаться, что мне доставляет огромное удовольствие преподнести его вам.

— Как чудесно, — восторженно продолжала она, разглядывая автограф. — Мне ещё никогда не приходилось видеть подлинной подписи с плюсом… Просто невероятно, что я вдруг сделалась обладательницей автографа одного из десяти…

Благоговение и восторг светились в её тёмных глазах. Ральф был немного смущён. Она почувствовала это и попыталась как-то оправдаться.

— С моей стороны просто бессовестно отнимать у вас время, — заговорила она снова. — Но видите ли, последние пять дней мне не с кем было словом перемолвиться и теперь до смерти хочется отвести душу.

— Продолжайте, пожалуйста, я слушаю вас с удовольствием. Почему вы были одни?

— Дело в том, — объяснила она, — что мы с отцом живём в горах, и вот уже пять дней, как здесь разыгралась такая метель, что нашу виллу буквально засыпало снегом. И ни один воздухолёт не смог приблизиться к ней. Такого мне ещё никогда не приходилось видеть. Неделю тому назад отец с моим братом отправились в Париж, рассчитывая в тот же день вернуться, но в пути произошла авария, во время которой брат повредил себе коленную чашечку. Это заставило их задержаться вблизи Парижа, где они приземлились, а здесь между тем началась метель. Телесвязь нарушилась — где-то в долине произошёл обвал, и первый, с кем меня соединили за эти пять дней, были вы. Никак не пойму, как это центральная соединила меня с Нью-Йорком. Прямо загадка!

— В самом деле удивительно. А как ваше радио?

— Обе мачты — силовая и передаточная — были сорваны одновременно, и я осталась без каких-либо средств связи. Затем мне удалось кое-как временно укрепить лёгкую магниевую силовую мачту; я вызвала телепередаточную станцию и просила снова направить сюда энергию, как вдруг оказалась соединённой с вами.

— Я так и подумал, что произошла какая-то авария, когда увидел в вашей комнате устаревшую лучевую лампу, но не вполне уяснил себе, в чём дело. Вы лучше испробуйте энергию сейчас — полагаю, что они уже успели её направить. Во всяком случае, люминор должен работать. — Вы, по всей вероятности, правы, — ответила Элис и тут же громко и отчётливо скомандовала: — Люкс!

Чувствительный механизм детектофона люминора тотчас отозвался на её приказание: комната мгновенно наполнилась чудесным розовато-белым светом, исходящим от тонкого провода, протянутого под белым потолком вдоль четырёх стен помещения.

Однако свет показался ей слишком сильным, и Элис скомандовала:

— Убавь свет!

Механизм сработал и на этот раз: холодное световое излучение проводов люминора ослабело, и комната погрузилась в приятный нежно-розовый свет.

— Теперь лучше, — улыбнулась девушка. — И калориферы отопления стали нагреваться. Ведь я до костей промёрзла; подумайте, — пять дней без отопления! Право, я иногда завидую нашим предкам, которые, насколько я знаю, согревали свои жилища печами, сжигая в них куски странного чёрного камня или дерева!

— Вам здорово досталось! Просто ужасно быть отрезанной от всего мира, и это в наши дни, когда научились управлять погодой. Это похоже на романтическое приключение. Но мне всё же непонятно, что могло вызвать метель в середине лета?

— К сожалению, несколько месяцев назад наш губернатор не поладил с четырьмя инженерами погоды нашего кантона, и они объявили забастовку. Они требовали, чтобы власти предоставили им более хорошие условия, а когда им отказали в их требованиях, они включили высокое разряжение на четырёх метеобашнях одновременно и скрылись, оставив ток высокого напряжения бесконтрольно излучаться со страшной скоростью. Это произошло вечером, а к полуночи весь наш кантон, окружённый четырьмя метеобашнями, был покрыт слоем снега толщиной в два дюйма. Эти инженеры специально установили на башнях дополнительные, обращённые вниз разрядники, с тем чтобы снег засыпал метеобашни. Они всё предусмотрели. К башням нельзя было подойти в течение четырёх дней. В конце концов их пришлось разрушить при помощи энергии, направленной из сорока остальных метеобашен. От действия этой энергии четыре кантональные башни расплавились и упали. Я полагаю, что скоро заработают запасные метеобашни и вызовут низкое давление в нашем кантоне. Но так как они расположены довольно далеко от нас, понадобится около суток, чтобы растопить снег и образовавшийся лёд. Задача не из лёгких. Накопившийся в нашем кантоне снег вызовет метеорологические неполадки в смежных районах, так что с этих башен придётся выправлять погодные условия не только у нас, но и там.

вернуться

2

Простите, мсье, я вас не понимаю (франц.).

5
{"b":"10110","o":1}