ЛитМир - Электронная Библиотека

Юный Паоло снял с головы лупу, взъерошив волосы. Со своей широкой улыбкой, больше похожей на оскал, и торчащими в форме острых звериных ушей пучками волос, он вполне мог бы сойти за одного из тех легендарных сиенских оборотней, пусть даже совершенно безобидных и притом довольно симпатичных. В душе у Паоло, как и у его отца, не было ни грамма жестокости, и Лили могла бы запросто в него влюбиться, если б не страх сделать его несчастным, что было неизбежно.

– Думаю, тебе это понравится, – сказал он, протягивая ей лупу. – Это как раз то, что тебя всегда интересует.

Лили склонилась над угловым камнем и принялась рассматривать вырезанную на мраморе человекообразную фигурку. Та стояла прямо, в юбке на поясе и с браслетами на ногах. Только голова у нее была не человеческая. Лили нацепила на голову лупу и наклонилась пониже. Теперь в увеличительное стекло ей стали видны все детали, и от этого ее вдруг бросило в дрожь. Она ясно увидела собачьи клыки и когтистые пальцы. И рога.

Она выпрямилась, в горле у нее пересохло, голос сделался странно отчужденным.

– Коллекционер из Израиля, говоришь?

Джорджо кивнул, снял с головы лупу – и превратился в Паоло, только постаревшего и облысевшего. Те же карие глаза, только тронутые морщинками в уголках.

– Какой-то новенький. Поэтому мы и не уверены в подлинности этой вещи. Непонятно, можно ли ему доверять.

– И как же он прислал нам этот фрагмент?

Джорджо пожал плечами:

– Только сегодня пришел в упаковочной клети. Вот и все, что я знаю.

– Он что, хочет его продать?

– Нет, просит оценить, и все. Ну, что скажешь?

Она провела пальцем по патине. И снова почувствовала холод, исходивший от камня и проникавший ей под кожу.

– Он сообщил, откуда это у него?

Джорджо потянулся к пачке бумаг.

– Говорит, купил восемь лет назад в Тегеране. Думаю, вывез контрабандой. – Он снова пожал плечами и подмигнул. – Но нам-то что за дело, а?

– Из Персии, – проговорила она. – Это Ахриман.

– А что такое Ахриман? – спросил Паоло.

– Не что, а кто. В древней Персии Ахриман считался демоном. Духом разрушения. – Она положила лупу на стол и глубоко вздохнула. – Воплощением зла.

Джорджо улыбнулся и радостно потер руки:

– Видишь, Паоло? Я же говорил, она все знает. Дьяволы, демоны – всё про всех. Что ни спроси, на все готов ответ.

– Но откуда? – Паоло посмотрел на нее. – Просто не понимаю, откуда у тебя такой интерес к этой чертовщине?

Что ей было ответить? Как объяснить, что однажды ей случилось смотреть Зверю прямо в глаза, а Он глядел на нее? Он заметил ее. И с тех пор шел за ней по пятам.

– Выходит, вещица подлинная? – спросил Джорджо. – Угловой камень-то?

– Да, похоже.

– Тогда я ему прямо сейчас и отпишу, а? Нашему новоявленному дружку из Тель-Авива. Скажу, он-де попал в яблочко, прислал камень самым толковым экспертам, знающим ему настоящую цену. – Он бережно положил камень обратно в упаковочную клеть. – На такую-то диковину покупатель уж непременно найдется.

«Кому же взбредет в голову хранить у себя дома чудовище? – подумала Лили. – Кто захочет, чтобы зло смотрело на него со стены собственного дома?»

– Ах да, совсем забыл, – сказал Джорджо. – Ты в курсе, что у тебя есть поклонник?

Лили нахмурилась:

– Что?

– Да заходил тут один в обед. Спрашивал, не работает ли у меня американка.

Она так и застыла.

– И что вы ему сказали?

– Я остановил отца, и тот ничего не успел сказать, – сообщил Паоло. – Мы можем влипнуть в историю, ведь у тебя нет разрешения на работу.

– Но, немного поразмыслив, я могу сказать вот что, – продолжал Джорджо. – По-моему, он в тебя втрескался. Потому и разыскивает. – Джорджо подмигнул Лили.

Она нервно сглотнула:

– Он сказал, как его зовут?

Джорджо весело хлопнул сына по руке.

– Смотри! – буркнул он. – Больно нерасторопный ты, сынок. Вот уже и новый ухажер объявился, того и гляди ее уведет.

– Как его звали? – снова спросила она, более резким тоном.

Однако отец с сыном не обратили внимания на внезапную перемену в ее состоянии. Они были слишком заняты подтруниванием друг над дружкой.

– Имени он не назвал, – ответил Джорджо. – Похоже, и дальше будет действовать инкогнито. А тебе придется угадывать.

– Он молодой? Как выглядит?

– О! Стало быть, клюнула.

– Может, в нем было… – она задумалась, – что-нибудь необычное?

– Что значит «необычное»?

Нечеловеческое, хотелось ей сказать.

– Глаза у него синие-синие, – вдруг вспомнил Паоло. – Странные какие-то. Светлые, как у ангела.

«Как у противоположности ангела».

Лили отвернулась, кинулась к окну и через запыленное стекло стала вглядываться в прохожих. «Он здесь, – подумала она. – И в Сиене меня нашел».

– Да вернется он, cara mia[9]. Потерпи немного, – успокоил ее Джорджо.

«Только меня уже здесь не будет».

Лили схватила рюкзак.

– Простите, – сказала она, – мне что-то нездоровится.

– Что случилось?

– Кажется, из-за вчерашней рыбы. Не прижилась чего-то. Пойду-ка лучше домой.

– Паоло тебя проводит.

– Нет! Не надо. – Она распахнула дверь, громко звякнув колокольчиком. – Сама дойду.

Она вышла из лавки не оглядываясь, потому что боялась, как бы Паоло не бросился за ней вдогонку, возомнив себя благородным телохранителем. Ей нельзя было терять из-за него ни минуты. Сейчас нужно поторапливаться.

Домой Лили возвращалась обходным путем, сторонясь многолюдных площадей и больших улиц. Она петляла тесными переулками, поднималась по втиснутым меж средневековых стен узким лестницам, продвигаясь к району Фонтебранда. На сборы у нее уйдет около пяти минут. Она давно научилась расторопности и свыклась с необходимостью сниматься с места в любую минуту, так что ей оставалось только бросить в чемоданчик одежду и туалетные принадлежности и забрать пачку евро из тайника за комодом. Последние три месяца Джорджо платил ей наличными, прекрасно понимая, что у нее нет разрешения на работу. Но, так или иначе, ей удалось отложить на черный день кое-какую сумму, вполне достаточную, чтобы перебраться в другой город и перебиться во время поисков очередного места работы. «Заберу деньги, чемодан, и в путь, – решила она. – Прямиком на автовокзал».

Нет. Не годится, подумав хорошенько, спохватилась она, ведь там-то он точно будет ее подстерегать. Лучше взять такси. Конечно, это дороже, зато если на нем только выбраться из города, к примеру доехать до Сан-Джиминьяно, то дальше можно пересесть на поезд до Флоренции. А там, среди несметных толп, она уж как-нибудь да затеряется.

В дом Лили вошла не со стороны площади, а через темную улочку, заставленную ржавыми мусорными баками и велосипедами на приколе, и стала подниматься по лестнице. В коридоре звучала музыка, доносившаяся через приоткрытую дверь в одной из соседних квартир. «Это тот ненормальный паренек, – догадалась она. – Тито со своим чертовым радиоприемником». Она поймала застывший, точно у зомби, взгляд мальчишки, сидевшего сгорбившись на диване. И прошла к своей квартире. Уже достав из кармана ключи, она вдруг обратила внимание на спичку – и застыла как вкопанная.

Между дверью и косяком ее не было – она валялась на полу.

Лили отпрянула, чувствуя, как у нее заколотилось сердце. Когда она, пятясь, отступила к двери Тито, паренек посмотрел на нее и помахал рукой. Не самое подходящее время для начала общения. «Только не говори ни слова, – молча молила она. – Не смей говорить!»

– Ты что, сегодня не на работе? – обратился он к ней по-итальянски.

Она развернулась и бросилась вниз по лестнице. И, выбежав на улицу, едва не споткнулась о велосипеды. «Черт, опоздала!» – подумала она, свернув за угол и взбегая по короткому лестничному пролету. Юркнув в заросший сад, она припала к осыпающейся стене и так и замерла, затаив дыхание. Пять минут, десять… Ни шагов, ни топота – никаких других звуков погони.

вернуться

9

 Милочка (ит.).

14
{"b":"10123","o":1}