ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что же это?

Он сказал тихим голосом, мягко: — Полюбите того, о ком заботитесь. Вы не бессмертны, вы знаете. Если вы не воспользуетесь удобным случаем сказать кому — нибудь сегодня о своей любви, вы можете никогда не получить другого шанса.

Он был прав. Я вспомнил многих.

Форман встал и предложил руку девушке. Она и еще одна женщина попытались взять ее. Форман улыбнулся и предложил женщине другую руку. Он снова улыбнулся мне с пониманием, и все трое удалились.

Да, очень похоже на Уайтлоу. Последнее слово тоже всегда было за ним.

18

Я повернулся уходить и почти столкнулся с мечтой: — Оп, простите меня… — Я схватил ее, чтобы удержать от падения, а потом забыл отпустить.

— Хелло!, — сказала она, смеясь.

— Э-э…. — прошептал я, не в силах говорить. Я был загипнотизирован — ее мягкими сияющими серыми глазами и утонул в них. Ее кожа была светлой, лишь чуть — чуть проступали веснушки. Лицо окружали каштановые локоны, ниспадавшие шелковым каскадом на плечи. Губы влажные и красные.

Мне хотелось поцеловать ее. Кому бы не хотелось?

Она снова засмеялась: — Прежде, чем вы спросите, ответ — да.

— Что?

— Вы хотите сделать мне предложение, не так ли? — Голос темно-бархатный со слабым привкусом Алабамы.

— Э-э… — Я сделал шаг назад. Ноги хотели остаться на месте, но я все же шагнул.

— Вы — застенчивый? — Да, Алабама. Определенно. Она произносила каждое слово так медленно, что я мог попробовать его. И от нее пахло жимолистью, сиренью — и мускусом.

Я обрел голос: — Э-э, похоже, я…

— Рада видеть, что вы преодолели, — сказала она, смеясь. Она взяла меня под руку и повела к эскалатору, ведущему на уровень гаражей: — Как вас зовут?

— Джим. Э-э, а вас?

— Джиллианна. Все зовут меня Джилли.

Я внезапно почувствовал смущение. Начал говорить: — Э-э…. — потом замолк.

Она посмотрела, слегка склонив голову: — Да?

— Нет, ничего.

— Нет, скажите.

— Хорошо, я…. э-э, мне кажется, я немного напуган.

— Почему?

— Я так никогда не знакомился прежде.

— О! А как вы обычно знакомились?

— Э-э. Никак, — признался я.

— Боже. Так вы действительно застенчивый!

— Э-э. Только с женщинами.

— О-о, понимаю, — сказала она. — Вы голубой?

— Не думаю. То есть я никогда не пробовал.

Она похлопала меня по руке. Как успокоение? Я не спросил.

— Э-э, я здесь для исследований, — признался я. — Я имею в виду, что связан с армией. То есть, веду исследования для них.

— Все так, — сказала она. — Все в Денвере работают над хторрами.

— Да?, — задумался я, — наверное.

— Вы его когда-нибудь видели? — Она произнесла это совсем обычно.

— Я… сжег одного… как-то.

— Сжег?

— Огнеметом.

Она посмотрела на меня с новым уважением: — Испугались?

— Нет, не тогда. Все случилось так быстро… Не знаю, в общем это был ужас, конечно. Я имею в виду, если б хторры не были так свирепы, они могли бы быть красивыми…

— Вам жалко, что вы сожгли его?

— Он был страшно большой. И опасный — Продолжай, — сказала она. Ее рука застыла на моей.

Я пожал плечами: — Тут не много расскажешь. Он вышел из хижины и я сжег его. — Я не хотел рассказывать ей о Шоти, не знаю, почему. Я сказал: — Это произошло так быстро. Я бы хотел разглядеть его лучше. Это было просто большое розовое пятно.

— Здесь есть один, знаешь. — Ее хватка было очень крепкой.

— Знаю. слышал от Лизард.

— Ты. Знаешь. Ее?

— Ну, не совсем. Она была пилотом у нас. Для меня и Теда.

— А-а, — пожатие ослабло.

— Она рассказала о хторре. Она его и привезла.

Мы съехали на эскалаторе на третий уровень гаража, где у нее был личный флоутер, ожидающий в одной из ячеек. На меня произвело впечатление, но я ничего не сказал. Молча взобрался рядом.

Двигатель пробудился к жизни, ушел в неслышимый диапазон, и мы выскользнули на дорогу. Передние фары бросали желто-розовую полосу света. Огни встречного движения матово просвечивали сквозь поляризованные ветровые стекла.

— Не знал, что такие появились на рынке, — сказал я.

— О-о, они не появились. Не совсем. Но несколько сотен прошли сборку, прежде чем Детройт пришел в упадок.

— И как вы получили этот?

— Дергала ниточки. Ну, папа дергал.

— Папа?

— Ну… он как папа.

— А-а.

Она неожиданно спросила: — Хотите увидеть хторра?

Я поперхнулся: — Что? Да! — Потом: — … но он же заперт, не так ли?

— У меня ключ. — Она произнесла это, не отрывая глаз от дороги. Как будто говорила, который час: — Он в спецлаборатории. Когда-то там было стерильное помещение. Если поспешим, можем посмотреть, как его кормят.

— Кормят? Его?

Она не обратила внимания на то, как я это сказал: — О, да. Иногда поросятами или ягнятами. Большей частью телятами. Один раз ему скормили пони, но я этого не видела.

— О-о.

Она продолжала лепетать: — Пытаются копировать то, что они едят на воле. Они ведь хищники, знаете?

— Я… немного слышал об этом.

— Они не убивают свою добычу — я нахожу это интересным. Они просто сбивают ее и начинают есть. Доктор Ммбеле думает, что здесь вовлечен инстинкт убийства. Наш отказывается есть мертвое мясо, пока очень, очень не проголодается, и даже тогда атакует, только если мясо двигают.

— Интересно.

— Говорят, что иногда он ест людей. Думаете, это правда? То есть, не кажется ли это нетипичным?

— Ну…

Она не стала ждать ответа: — Доктор Ммбеле не верит. Нет никаких подтвержденных случаев. По крайней мере таких, что можно проверить. Так говорят в бюро ООН. Вы знаете?

— Нет, не знаю. — Шоу Лоу, Аризона. — Э-э…

— Думали, что один случай есть, — сказала она, — но…. ну, это превратилось просто в еще один розыгрыш. Я слышала, у них даже были снимки.

— Розыгрыш?

— Ага. Не знали?

— Ну, откуда? — Не думаю, что она заметила, но мысленно я ехал почти на три ряда от нее.

— Я работаю здесь. На постоянной основе. Не знали?

— О-о. А что вы, собственно, делаете?

— Исполнительный вице-председатель координационного центра внеземных генетических исследований.

— О-о, — сказал я. Потом: — О-о! — Потом заткнулся.

Мы свернули с хайвея на подъездную дорогу. На ней в обе стороны почти не было движения.

— Есть что-нибудь интересное в хторрах? Я имею в виду, генетически?

— О-о, масса. У них пятьдесят шесть хромосом. Не странно? Почему так много? То есть, для чего все эта генетическая информация? Большинство из генов, что мы проанализировали, похоже, в любом случае неактивны. Пока что мы не можем синтезировать компьютерную модель того, как работает вся система, но мы трудимся. Просто вопрос времени, но могло бы помочь, если бы у нас было несколько их яиц.

— Я…. э-э, нет, ничего. Удивляюсь, что у них есть хромосомы и гены.

— О, это универсально. Доктор Хэкли доказал это почти двадцать лет назад — жизнь на основе углерода всегда будет построена на ДНК. Что-то о базисной молекулярной структуре. ДНК — наиболее подходящая форма органической цепочки, почти неизбежная. Потому, что очень эффективна. ДНК почти во всем впереди, и если возможны другие типы органических цепей, ДНК не только перерастает их, она использует их как пищу. Она действительно очень прожорлива.

— Хм, — сказал я, — это предопределено.

Она продолжала бубнить: — Изумительно, не так ли? Как много общего у нас с хторрами.

— Э-э, да. Изумляет.

— Я имею в виду — социобиологически. Мы представляем различные ответы на один и тот же вопрос: как может жизнь познать себя? Какие формы дорастают до разумных? И какие… структуры этих форм совпадают? Это могло бы нам сказать, что разумность является ответом на что-либо, или продуктом чего-либо. Так говорит доктор Ммбеле.

— Я…. э-э, слышал о нем много хорошего.

— Во всяком случае мы вместе хотим построить программу экстраполяции физиологии животных Хторра из их генов, но у нас нет никого, кто мог бы написать программы. Вы не программист? Недостаток хорошего хэкера, наверное, добавит в наше расписание исследований где-то от двух до трех лет. А это очень важная проблема — даже двусторонняя. Мы не знаем, что будут делать гены, потому что не знаем животного, по крайней мере не очень хорошо знаем. И мы не можем разгадать животное, потому что не понимаем его гены. Они действительно очень странные штуки. — Она перевела дух: — Ну, например, половина хромосом, вроде бы, дублируют друг друга. Похоже на состояние премитоза. Почему так? У нас больше вопросов, чем ответов.

35
{"b":"10126","o":1}