ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы знаем, что некоторые члены вашей делегации огорчены выводами доктора Цимпф, но мое правительство готово поддержать эти выводы. Мы также готовы свободно поделиться нашими знаниями. Ваши ученые приглашаются проверить наши факты; мы убеждены, что они придут к тем же заключениям.

Аудитория слушала вежливо и терпеливо, но когда она закончила, заговорил лидер группы. Его английский был с тяжелым акцентом, и слова резки. — А если мы не сделаем, как вы хотите — что тогда? Вы продолжите и сделаете это в любом случае, правильно? Кто вас теперь остановит? У кого есть силы, чтобы остановить кого-нибудь где-либо? Поэтому, что вы просите — это не разрешение, даже не кооперация — это одобрение. Не думаю, что мое правительство допустит это, миссис посол. Не думаю, что на это пойдет какое-либо другое правительство.

Женщина покраснела. От гнева или от замешательства? Тон ее голоса оставался обманчиво спокоен:

— Доктор Т! Кай, вы разочаровали меня. Если бы Соединенные Штаты были способны сделать это в одиночку, мы уже были бы в процесс работы — так серьезно мы рассматриваем ситуацию. Но мы не способны сделать это одни; в том причина специальной конференции — продемонстрировать широту проблемы и призвать к мировой кооперации…

Он прервал ее:

— Я нахожу изъян в объяснении, товарищ заместитель посла. Вначале вы говорили, что мы не способны и только Соединенные Штаты способны. Теперь вы говорите, что не можете сделать это без нас. Как же так? Так не бывает одновременно.

На сей раз было очевидно. Она была в гневе:

— Доктор Т! Кай, вы претендуете быть человеком науки, мечтателем среди своего народа. Вас даже называют пророком африканской социальной революции. Мы излагаем вам факты вот уже три дня. У нас есть для вас еще очень много фактов. Пожалуйста, выслушайте их. Поймите, что они означают. Если у вас имеются какие-либо вопросы, весь персонал Национального Научного Центра в вашем распоряжении. Вы можете увидеть живые образцы — и если вы захотите снова их увидеть, это тоже можно устроить. Но, пожалуйста, выслушайте, что мы пытаемся сказать вам!

Он спокойно посмотрел на нее и сказал:

— Я слушаю, я слушаю все очень хорошо. — Он покачал головой: — Все, что я до сих пор услышал — только оправдания и извинения. Я не хочу их больше слушать. Извините меня, пожалуйста. — Он махнул свите, их группа повернулась и двинулась по залу.

Заместитель посла Дорр смотрела им вслед, слезы набухли в ее глазах. Она беззвучно проговорила что-то похожее на: «Проклятые дураки!» Потом поймала мой взгляд и смущенно улыбнулась. Она сказала: — Вам не надо было слушать это.

Я сказал:

— Я видел хторров. Вы правы.

— Да, — сказала она. Но смотрела печально. — Речь не о том, чтобы быть правой.

22

Когда конференция возобновилась, в аудитории было множество бросающихся в глаза пустых мест. Не только я это заметил; позади меня кто-то сказал:

— Хорошо. Может, теперь мы сможем получить что-нибудь законченное.

На этот раз я нашел место поближе. Почти немедленно два типа, похожих на военную полицию, упали в пустые кресла слева от меня, а близорукий типчик, похожий на ученого, с черными вьющимися волосами, в очках, с большим носом, плюхнулся справа. Он был с клипбордом. Забавно — сегодня множество народа с клипбордами; большинство из них выглядели членами персонала, проводящими эту операцию. Профессиональные, решительные, мрачные. У иностранных делегатов был более обычный вид, и у них были секретари и помощники вместо клипбордов — почти эталонное выражение растраченного даром труда.

Доктор Ольмстед снова призвал конференцию к порядку и представил следующего выступающего, доктора Индри Квонга из Азиатского Контрольного Центра. Доктор Квонг был весьма худым и очень старым. Он был одет в один из квазивоенных костюмов, что любят носить все азиатские официальные лица. И он был крошечный, для него уменьшили подиум. У него было что-то с правой рукой — он держал руку в кармане и пользовался только левой.

Секунду он повертел в руке бумаги, потом начал:

— Экран работает? Э-э, да — хорошо. Благодарю вас. — Его английский был чересчур хорош — он говорил точно скроенными фразами. — Благодарю вас. Благодарю за приглашение выступить на конференции. Но если вы простите смелость старого человека, то вполне соответствует, что ответственность за эту секцию лежит на Азиатском Контрольном Центре. Мы не только первыми выделили и идентифицировали образцы гастропедов Хторра, но также собрали наибольшее количество опытных данных по этим животным. Я, однако, хочу обратить ваше внимание, что термин гастропед некорректен. Создания под их шерстью лишь внешне сходны с улитками. На самом деле у них имеется множество небольших пар ног — поэтому они есть ни что иное, как гигантские, розовые, покрытые шерстью гусеницы.

Он остановился и медленно перелистал свои заметки. Я подумал, странно, что у него твердые копии вместо клипборда или терминала, хотя бы потому, что это лишняя нагрузка — перелистывать страницы одной рукой.

— Нельзя ли первый слайд, пожалуйста? О, благодарю вас. Это первая публичная презентация фотографий, и мы думаем, что это лучшая подборка уже полученных фото. Наверное здесь мне надо немного остановиться на подоплеке. Лишь недавно стало известно, что горные районы Маньчжурии являются местом весьма тяжелой инфекции гастропедами и связанной с ними экологии. На основании нескольких коротких сообщений мы организовали небольшой караван вооруженных машин и переправили их по воздуху в этот район. Они смогли передать нам нижеследующие картинки, прежде чем контакт был потерян. Я хочу обратить ваше внимание, что потеря каравана не обязательно подразумевает, что гастропеды враждебно реагируют на присутствие человека. Этот район известен также, как место расположения нескольких хорошо организованных бандитских шаек…

— Хм, — пробормотал ВП слева: — Ему не разрешили признать, что у них на руках восстание. Это, наверное, партизаны.

— … и равным образом возможно, что караван мог быть атакован одной или несколькими из этих банд.

Я посмотрел на ВП и прошептал:

— Как получается, что все так не хотят признавать опасность червей?

— Что? — Он раздраженно посмотрел на меня, но прежде, чем смог ответить, дружище в локонах справа зашипел на нас обоих.

Доктор Квонг продолжал:

— Свидетельство этих фотографий должно эффективно рассеять некоторые их наиболее пагубных слухов, что эти создания питаются человеческой плотью. Как вы можете видеть здесь, э-э, да, вот этот снимок, данный частный представитель сдирает кору с дерева. В течении всей последовательности фотографий, пока создание не поняло, что за ним наблюдают, оно свалило несколько небольших молодых деревьев и съело большую часть мелких веток и листьев. Позднее у других индивидуумов наблюдалось схожее поведение.

Как? Но как же?…

Я закрыл рот и продолжал слушать.

Доктор Квонг поправил очки на носу и осмотрел аудиторию:

— Мы не спорим, что были случаи нападения на людей, но думаем теперь, что такие инциденты атипичны. Не все тигры — людоеды. Тигр должен понять, что человека легко убить. Э-э… позвольте мне здесь немного отклониться. Тигр ощущает, что человеческое существо больше, чем оно есть на самом деле, потому что человек стоит выпрямившись и вздымается над тигром. Представление тигра о высоте человека перевешивает его представление о размерах человеческого тела. Поэтому для тигра, вероятно, имеется элемент, скажем, сюрприза в том, что человеческое существо убить легче, чем он мог подумать. Но даже этого недостаточно, чтобы превратить тигра в людоеда. Вкус человеческой плоти не нравится обычному хищнику, в частности, крупным кошачьим. Нет, тигр должен иметь склонность, настоятельную нужду, прежде чем он может превратиться в людоеда. Соль является одной из главных причин. Ее нехватки обычно достаточно, чтобы превратить тигра во врага. Мы подозреваем, что гастропеды, нападающие на человеческие существа, могут страдать от сходной разновидности алиментарной недостаточности и человеческая плоть может неумышленно быть одним из источников каких-либо элементов, в которых они нуждаются.

46
{"b":"10126","o":1}