ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следующая картинка появилась на экране. Очевидно, снимок делался с далекого расстояния. Небольшой хторр тащил по земле небольшой дерево.

— Мы подозреваем, что природное поведение этих созданий сходно с поведение североамериканского бобра. Эта колония наблюдалась достаточно продолжительное время, демонстрируя весьма пасторальный тип поведения. Как вы можете здесь видеть, они в процессе запруживания небольшого ручья.

Это одно из самых крупных поселений хторров, найденных командой. Заметьте, что здесь имеются три купола, и такое же количество куполов еще находится в процессе построения…

— Это коррали…. — сказал я. И сложил руки на груди. Доктор Квонг не понимает, что хторры — хищники, поэтому, очевидно, он не мог распознать их коррали и для чего они нужны.

Завитой справа взглянул:

— Вы что-то знаете?

— Черт побери, да!

— Лучше держите при себе. Здесь не место. — Он старался, чтобы это звучало мягко, но все же мне не понравилось.

Доктор Квонг продолжал:

— … мы находим интересным, что гастропеды Хторра находятся в гнезде по трое. И не более…

— Извините, сэр, — сказал кто-то, вставая. Это был я.

Головы повернулись посмотреть на меня. Доктор Квонг запнулся на полуфразе, не в состоянии меня проигнорировать. Он мигнул дважды и сказал: — Прошу прощения?

— Находили ли вы когда-нибудь четырех хторров в гнезде?

Доктор Квонг глядел слегка раздраженно:

— Молодой человек, я только что сказал, что их никогда не бывает более трех.

— Вы уверены в этом?

— Молодой человек, в чем причина вашего вопроса?

— Я извиняюсь, сэр. Но их бывает четыре в гнезде. Я это видел.

Рядом со мной завитой человек дергал меня за рукав:

— Садитесь!, — шипел он. Я не обращал на него внимания.

Доктор Квонг не был разгневан — просто удивлен, что кто-то продемонстрировал невероятно дурные манеры, прервав его:

— Вы оспариваете меня молодой человек?

— Нет, сэр. Я поправляю вас. Я видел это. Четыре червя — хторра — в гнезде. Я там был.

— Понимаю. Молодой человек, я — директор Азиатского Контрольного Центра. У нас имеется сеть наблюдателей, развернутая по самому большому континенту планеты. В первый раз я слышу о четвертом хторре в гнезде. Потому, вероятно, вы сможете понять мое нежелание принять эту информацию. В частности, при данных обстоятельствах. Я уверен, что ваше сообщение заслуживает исследования. Вероятно, некоторые аномалии встречаются, но здесь не время и не место их обсуждать, поэтому, если вы займете ваше кресло, я смогу продолжить.

Нечто хрупкое во мне сломалось:

— Если это не место, то где, к дьяволу, место? У меня есть информация! Я видел это сам! — Я сказал это громко и и с гневом в голосе: — Там была хижина и корраль, корраль был полон тысяченожками, а хижина полна яиц. А когда хторры вышли из хижины, их было четыре.

К этому времени люди вокруг призывали меня сесть, но я не обращал на них внимания. Завитой упал в свое кресло, одна рука на глазах.

Доктор Квонг жестом отозвал беспокойного помощника:

— Нет, нет, пусть он продолжает — я смогу с ним справиться. — Все, что он говорил, передавалось по внутренней связи, обращался он в микрофон или нет. Он сказал мне: — Молодой человек, могу я спросить, на чем вы основываете свои знания? Каковы ваши полномочия?

— Армия Соединенных Штатов, сэр. Меня зовут Джеймс Эдвард Макарти и у меня звание капрала.

Кто-то позади фыркнул. Кто-то даже высказался:

— Это самое низкое звание, что у них осталось. Они не могут найти никого, кто хочет стать рядовым.

Мой рот опять открылся и сказал:

— Армия Соединенных Штатов, подразделение Специальных Сил. Я был назначен экзобиологом и наблюдателем.

— Специальные Силы? — Было нечто странное в том, как он это повторил.

— Да, сэр.

— И в ваши обязанности входило?…

— Я был в разведовательной миссии и в миссии по охоте за хторрами.

— Что?…

— Э-э, говоря ясным английским языком, что еще до сих пор никто не сделал, мы вышли сжечь несколько червей. Мы убили трех. А потом вышел четвертый и убил моего друга. И мне пришлось сжечь их обоих.

— Прошу прощения? Вы сказали сжечь?

— Да, я так сказал.

Он с вниманием наклонился вперед:

— Что вы имеете в виду под словом «сжечь»?

— Сжечь! Огнеметы, сэр. Напалм. Сгущенный бензин. Это единственное, что может остановить червя. — Аудитория отреагировала пораженно, громкими вздохами и криками.

Доктор Квонг поднял руку:

— Пожалуйста, пожалуйста — установим порядок. Напалм? Вы уверены?

— Да, сэр. Мне пришлось убить одного из лучших известных мне людей. Это был единственный выход. Я не могу лгать о подобных вещах.

— Вы использовали напалм? Напалм является незаконным оружием!

— Да, сэр. Я знаю это. Я сам возражал так же. Но вы отвлеклись от вопроса, сэр. В этой хижине было четыре червя!

— Молодой человек, есть несколько милых причин, по которым напалм был запрещен в качестве оружия войны. Если вы подождете секунду, я покажу вам одну из них…. — и он начал путаться в пиджаке. Один из помощников шагнул помочь, но доктор Квонг брюзгливо отмел его в сторону. Он расстегнул жилет и бросил на пол, потом снял рубашку, открывая иссохшую правую руку и массу белых бугристых шрамов, покрывавших его от горла до пояса, и, наверное, далее добрую часть ноги. Он слегка прихрамывал, когда вышел из-за подиума: — Посмотрите хорошенько — вот что напалм может сделать с человеческим существом. Мне было семь лет. Солдаты Соединенных Штатов вошли в мою деревню в поисках врага. Враги давно ушли, но тем не менее они сожгли деревню. И большинство жителей вместе с нею. Я прожил всю свою жизнь, нося шрамы преступления вашей страны против моей.

И много других народов должны были пострадать от такого же опустошения, чтобы обнаружить здравомыслие в прахе, и для этого потребовалось длительное время, но миролюбивые народы Земли наконец установили прочный мир против империалистического зверства Соединенных Штатов. Напалм был наиболее пагубным из американского оружия, попавшего под запрет. Имеется слишком много тысяч искалеченных мужчин и женщин, которые могут рассказать вам, почему. Взгляните и увидите, что он делает с человеческим телом, молодой человек. Не существует легкого излечения, от него вообще нет излечения, только шрамы. А сегодня вы стоите здесь в своем невежестве, с наглой наивностью, и отваживаетесь говорить, что Соединенные Штаты снова применяют такое оружие? В пренебрежении ко всем договорам и мандатам Объединенных Наций?

— Дело не в этом! — Теперь кричал я. — Ты — высокопоставленный сукин сын! Ты думаешь, что черви так чертовски дружелюбны, так почему ты не пошел и не посмотрел сам? Здесь в центре есть один! Он в комнате со стеклянными стенами, почему бы тебе не пойти и не попробовать покормить его из рук? Тогда ты узнаешь, не людоеды ли они!

— Садитесь! — это был доктор Ольмстед, показывающий на меня и крачащий в мегафон — где, к черту, он достал его?

Доктор Квонг закричал на меня в ответ:

— Я видел образцы — и это дикие животные! У них нет сдерживания и только животный разум! Возможно, что другие создания, которые мы сможем наблюдать, будут обладать некоторой разумностью. Если бы вы дали мне закончить, я мог бы обсудить этот вопрос. Мы делаем попытки установления контакта с ними, но поскольку вы и ваши когорты сжигаете каждого, с кем вступаете в соприкосновение, вы делаете это невозможным для нас. Вы — те, кто превратит их во врагов, вы и ваш отвратительный милитаристский образ мышления!

Справа от меня один из африканских делегатов стоял и кричал:

— Не переводите разговор! Давайте обсудим это дело с напалмом! Соединенные Штаты нарушают…

— Так что же с четвертым хторром?

— Вы не можете пробомбить себе дорогу к миру, — сказал еще кто-то, а другой голос ответил: — Поганое начало!

— Пошли, — сказал кучерявый, хватая меня за руку. — Вы должны выйти отсюда! — Он махнул ВП. — Вон туда…

47
{"b":"10126","o":1}