ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Э-э…

— Ну…

— Конечно, но…

— Нет, — сказал Пол Джастроу. Все обернулись. Он продолжил: — Не имеет значения, сколько людей говорят, что это правильно или неправильно. Мы потратили всю лекцию, чтобы понять, что любое решение правительства будет несправедливо для кого-нибудь, но хорошее правительство пытается минимизировать несправедливость.

— Ага, — кивнул Уайтлоу. У него было выражения адвоката дьявола и приятный, уклончивый тон голоса. — Разве не этому посвящены Московские договора? Установить более справедливое распределение мировых ресурсов?

— Да, но это было сделано плохо, договора были конфискационными. И вы продемонстрировали нам, что нельзя исправлять старое зло, чтобы при этом не создавать новое.

Уайтлоу поднял клипборд и сделал пометку: — Вы правы. — Он сел на краешек своего стола и совершил нечто весьма необычное для Уайтлоу — понизил голос. Он сказал: — Большая часть нашего курса должна посвящаться Московским договорам, чтобы вы понимали, почему они были необходимы. Мне кажется, теперь вы понимаете, почему так много американцев негодовали. Они чувствовали, словно их несправедливо наказали за успех. А для других наций не имело значения, что все наши исследования, наши данные и компьютерное моделирование показывали, что большая часть их голодающего населения была за пределами спасения, они считали, что обязаны сделать попытку…

— Но не с помощью наших ресурсов…

— Погоди немного, Пол, — сказал Уайтлоу, нехарактерно вежливо. — Позволь мне закончить. Не имело значения, что мы чувствовали. Мы оказались в меньшинстве. Другие нации этого мира пришли увидеть, что мы станем сотрудничать, хотим мы этого или нет. Что им моделирование — они все еще хотели попробовать спасти свое голодающее население. Да, путь к этому был выбран несправедливым, я хочу, чтобы вы это ясно поняли, но это было наилучшее решение, к которому они смогли прийти. Да, оно было карательным…

Он остановился перевести дыхание. Он слегка посерел. Дженис Макнейл сказала: — Почему до сих пор так не объясняли? То есть, всегда говорили, что это наша собственная благородная жертва помощи остальному миру. Я никогда не слышала раньше, что они держали пистолет у нашего виска.

— Что ж, чему вы захотите раньше поверить? Что вы совершили что-то из-за милосердия, или потому что вас принудили? Если бы вы были президентом, что было бы легче продать электорату?

— О, — сказала она, — но разве никто не заметил?

— Конечно, заметила масса народу. И они высказывались очень громко, но никто не хотел им верить. Вспомните, большинство людей с таким облегчением восприняло уход от ядерной войны и они хотели верить, что это было доказательством благородства обоих сторон. Они легче верили в это, чем в то, что кто-то шантажировал другого под столом. Недовольных назвали экстремистами, кстати, вам не стоит попадать в экстремисты. Легче, когда вы недооцениваете правду, которую не хотите слышать. И вспомните: любая непопулярная идея выглядит экстремистской, поэтому вы отвечаете за то, как ее представите. Почти всегда опасно быть правым, и уж определенно опасно быть правым слишком рано.

— Ну, э-э, теперь-то правительство знает? Я имею в виду, что мы собираемся делать? Или что делаем?

Уайтлоу сказал: — Процесс принятия решения начался почти двадцать лет назад. Мы делаем это каждый день. Мы выживаем. Мы продолжаемся и мы участвуем.

Видите, эту часть всего труднее принять. В ретроспективе, а сегодня у нас есть преимущество опыта прошедших двадцати лет, мы видим: было сделано то, что, вероятно, было лучшим при данных обстоятельствах. Если вы хотите взглянуть с националистической точки зрения, договоры были только временными препятствиями, потому что они не искалечили нас навсегда. И, кроме того, договоры сделали возможным для нас общаться с миром в атмосфере сократившейся враждебности, потому что они наконец почувствовали, что сравняли счет.

Теперь вам следует узнать, как именно мы выплатили наши репарации. Мы поставляли еду и сельскохозяйственные машины вместо денег, мы давали им энергетические спутники и приемные станции. Таким образом у всех них был настоятельный интерес в продолжении нашей космической программы. Мы поставляли учителей и инженеров. Мы экспортировали себя…

Внезапно, три года спустя и в тысяче миль от того места, монета упала. Уайтлоу никогда не сказал этого прямо, но стало совершенно ясно, что мы проиграли войну. И мы знали, что ее проиграли, было похоже, словно мы активно сотрудничали в процессе собственного наказания. Или нет?

Существовало множество правительственных программ, которые обрели себя только в ретроспективе, трудовые армии, например. Предполагалось, что это мирное решение проблемы массовой безработицы — части были в точности, как в регулярной армии, только что не упражнялись с оружием, однако, сколько надо, чтобы научиться с ним обращаться? Шесть недель?

А космическая программа? Как скоро мы заимели катапульты на Луне, ни один город на Земле не был в безопасности. Нам не нужны стали атомные бомбы, мы могли сбрасывать астероиды.

А все эти поставки продовольствия и сельскохозяйственной техники помогли нашей экономике больше, чем их, потому что мы обрели возможность переоборудовать наши сборочные линии на основе нового поколения технологии.

А все эти энергетические спутники — каждое государство, получившее его, зависело от нас при его эксплуатации.

А экспорт более полумиллиона учителей в бедные страны — следующее поколение мировых лидеров выросло на американских ценностях.

В этом было безумно много смысла. Я почти представил себе президента, говорящего: — Что, если мы притворимся проигравшими?

Я вспомнил коробочку с фальшивым дном и анфиладу комнат на тринадцатом этаже. Ничего нельзя спрятать навсегда, можно только переключить внимание ищущего в неверном направлении.

Остальной мир хотел увидеть свидетельства военного строительства, а мы маскировали его под видом восстановления экономики, репараций и гражданского решения проблемы безработицы. И лучше всего — вещи были в точности такими, какими казались, даже если таковыми не были.

И еще кое-что…

Даже класс Уайтлоу был подделкой.

Я всегда удивлялся, почему существовало Федеральное агенство образования. Теперь увидел смысл. Под видом обучения истории, как мы проиграли войну, Уайтлоу учил нас, как выиграть следующую, даже не начав боев. Он учил, как перехитрить врагов, потому что это легче, чем победить их.

Я почувствовал, словно граната разорвалась в моем животе. Граната, которую Уайтлоу засунул мне в глотку три года назад и которая ждала так долго, чтобы взорваться.

Прежде я никогда не думал о Специальных Силах — они были просто еще одной военной частью, специально тренированной для кризисных ситуаций. Я думал, что это означает природные катастрофы и бунты, и не понимал, что имелись вторые Специальные Силы, спрятанные в месте, где никто не стал бы искать — внутри регулярных Специальных Сил.

Я понял это и мое сердце подпрыгнуло. Для чего же были предназначены настоящие Специальные Силы? Частью чего я стал?

27

Их было четверо. Полковник Валлачстейн, Лизард, крошечная, дружески улыбающаяся леди-японка с седыми волосами и смуглый парень в черном костюме. Они расселись вокруг небольшого стола лицом ко мне.

Валлачстейн сказал: — Без представлений, Маккарти. Поймите кое-что. Эта встреча не происходила. Эти люди не существуют. Как и я. Понятно?

— Э-э, да, сэр.

— Хорошо. Я надеюсь. Потому что это происходит в рамках закона о национальной безопасности. Если совершите еще хоть одно нарушение, вам лучше исчезнуть. Навсегда.

— Да, сэр.

— Теперь, прежде чем мы начнем, я хочу сказать кое-что. Сделать это требует закон. — Он взглянул на записи перед ним и прочел: — «Справедливый суд предполагает, что ответчик является ответственным человеческим существом, способным понять различие между правым и неправым, и способным на этой основе оценивать свои действия и их последствия.» Поэтому результат слушания зависит от вашей способности иметь дело с доверенной вам информацией. — Он поднял на меня глаза: — Вам понятно?

56
{"b":"10126","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жираф – гроза пингвинов
Возвращение блудного Покрышкина
Сердце Зверя
Девушка, которая ушла под лед
Ужасные психологические эксперименты: реальные факты из истории
Рассказывая сказки
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Шкура неубитого
Написанное остается. Как сделать интернет-общение безопасным и комфортным