ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом я попробовал шлем.

Я словно заглянул в ад. Я уставился в пылающий, эфирный мир, расцвеченный во все оттенки красного и серого. Сенсоры шлема сканировали спектр от ультрафиолетового конца до инфракрасного, потом картинка оцифровывалась и назначались новые значения цвета, синтезированное изображение проектировалось прямо на сетчатку. Умно. Но глаза болели. Должно быть, следовало привыкнуть.

Я настроил спектр цвета и уменьшил яркость изображения. Теперь сцена стала

многоцветной, но отдельные объекты — нет. Каждое здание, дерево, автомобиль или что-нибудь было оттенками лишь одного доминирующего цвета — розового, зеленого, голубого. Горизонт и далекий ландшафт представлялись слоями пурпурного и серого, более близкие объекты выступали полупрозрачной, почти пылающей пастелью. Они словно наплывали на тусклый фон. Теней не было.

Это были сверхъестественные и невероятные образы. Мир был одновременно знакомым и сюрреальным. Я мог опознавать объекты, я мог в них видеть больше деталей, чем невооруженным взглядом, но в то же время в этом призрачном сумеречном ландшафте у всего была мерцающая аура.

Я поглядел на руки: они были бледные, почти отдающие зеленым. Действительно, все тело казалось зеленоватым. Интересно, у всех людей такой цвет?

Я выбрался из машины и медленно повернулся, изучая мир вокруг меня, словно никогда не видел его прежде. И в этом смысле, действительно не видел. Наконец, с определенным чувством сожаления я вернулся в машину за винтовкой.

Подсоединил кабель управления шлемом в гнездо винтовки и включил лазер.

Ничего.

Луча нет.

Я выключил его. Снял шлем. Установил лазер на проверочную операцию. Включил. Яркий красный луч метался по полигону.

Великолепно. Лазер действовал.

Я переключил его на кодированную операцию и снова надел шлем.

Ничего.

Я снял шлем и дважды проверил батарейки и кабели. Похоже, все было в порядке. Я дважды проверил связь с винтовкой. Снова порядок. Хм. Опять надел шлем, подождал пока застынет изображение и включил луч. Если он и работал, то шлем это не показывал.

Я выключил все и вернулся к руководству. Лишь несколько минут заняло найти соответствующую секцию. Крупными буквами было напечатано: «ВНИМАНИЕ: Убедитесь, что значения кодовых ключей на шлеме идентичны значениям кодовых ключей на винтовке.» Еще несколько минут заняло найти секцию о кодовых ключах — одинаковые панели находились на шлеме и на винтовке. Лазер посылал управляющий импульс в шлем каждый раз, когда включался. На винтовке и на шлеме были идентичные генераторы случайных чисел, но если они не начинали с одинакового стартового значения уставки кодовых ключей — шлем не мог следить за лазером, который постоянно переключался каждую десятитысячную секунды.

Можно было использовать оружие без лазерного прицела, но с совсем иной степенью точности.

Я установил кодовые ключи на шлеме и винтовке и опять надел шлем. Снова я стоял в центре сюрреального мира: серый ландшафт, населенный пылающей пастелью деревьев и зданий. Но на этот раз, когда я включил лазер, луч появился в виде светящейся полосы, обладающей всеми цветами одновременно: розовый, зеленый, белый, голубой, желтый, красный — он мерцал по спектру быстрее, чем глаз мог различить индивидуальные оттенки. Я видел лишь послеобразы, когда они размазывались один по другому и эффект восприятия цвета был невиданным мною доселе. Цвета были сильными и величественными. Луч словно бритвой резал перламутровый ландшафт. Я написал им свое имя на небе и увидел послеобраз в виде мерцающего пятна. Было ли это в моих глазах, в сенсорах или чем-то в процессе оцифровки? Все равно, жутко красиво.

Можно легко пристраститься к чувственному восприятию иного мира. Слишком притягательно.

Наконец, я остановился. Я больше не мог медлить. Вставил магазин в винтовку и выключил оба предохранителя. Тронул лучом один из стогов на другом конце поля. Нажал спусковой крючок.

Кто-то толкнул меня в плечо и стог взорвался.

Я включил оба предохранителя и поднял защитный щиток шлема.

Да, стог взорвался.

Предполагалось, что АМ-280 была без отдачи, но это было не так. Никакое оружие не бывает совсем без отдачи. Надо быть осторожным с автоматическим оружием, потому что оно может «навалиться» на вас. Это и случилось со мной здесь. Вместо того, чтобы пробить дыру в стоге, я сделал в нем вертикальный разрез.

Я опустил защитный щиток, выключил предохранители и взорвал еще один стог. Я пробовал еще три раза, пока смог контролировать оружие достаточно хорошо, чтобы пробивать им дырки. Трюк был в том, чтобы сосредоточиться на конце луча и наклоняться на работающую винтовку, сдерживая ее. Я разрезал последние два стога просто, чтобы посмотреть, можно ли использовать винтовку, как топор. Можно. Прекрасно.

Может, я даже смогу ею разрезать хторра пополам.

Если не считать, что не знаю, представится ли мне такая возможность.

Я вернулся в машину, положил винтовку в чехол и запер ее в багажнике, шлем тоже. Я ехал к баракам, чувствую себя до смешного счастливым. Словно я что-то доказал себе, хотя и не знал, что именно.

33

Когда я вошел, на постели стоял ящик. Внутри была форма с соответствующими звездочками. Только одна. Предполагалось, что их будет две. Типичная армейская эффективность — в срок всегда выполняется только половина работы. Я достал ее и оглядел. Что-то вызывало во мне неясно тревожное чувство, и совсем не постэффекты пьянства прошлой ночи. Я выблевал большую часть алкоголя, прежде чем он успел попасть в мое кровяное русло, а «Протрезвин» нейтрализовал остаток до того, как он смог нанести мне реальный ущерб. Нет, это было нечто иное, но я не смог понять что. Я просто знал, что если не буду чувствовать себя правильно, надевая эту форму. Она досталась… слишком легко.

Все еще размышляя, я повесил ее в шкаф.

Я был в душе, когда ввалился Тед. Он даже не снял одежду, просто шагнул под душ и держал голову под струями.

— Доброе утро, — сказал я.

— О, — сказал он, — уже утро?

— Немного поздновато. — Я вытолкал его из-под душа, чтобы прополоскаться. Он осел на стену.

— Какой сегодня день?, — спросил он.

— Воскресенье.

— Какого года?

— Все того же. — Я вышел из-под душа и схватил полотенце. Сейчас мне вообще не хотелось говорить с Тедом.

Я был полуодет, когда он зашлепал из ванны за мной. — Эй, Джим, — начал он.

— Что?

— Я извиняюсь, что отсутствовал вчера вечером. То есть сегодняшней ночью. Или этим утром. Вещи просто ушли от меня, вот и все.

— О.

Ему следовало почуять мою холодность. — Слушай, ты должен понять — пытаясь установить некоторые связи, я делаю это для нас! И я их установил! Вчера я даже не был ни на одном заседании.

— О. — Тогда он должен был пропустить сцену в конференц-холле. Я не стал спрашивать.

— Нет. Я вел разведку.

— Я убежден.

— Слушай, это окупилось! Я получил назначение в Корпус Телепатии. Приступаю к обязанностям в среду. Мне должны поставить один из новых широкополосных имплантантов.

— О, ужасно.

— Правда, Джим! — Он схватил меня за плечи. — Перед чумой вступить в Корпус было Божьим Подарком или по меньшей мере именным актом конгресса. Теперь они в таком отчаяньи, что даже хотят отказаться от психологических тестов.

— Их можно понять.

— Нет, ты знаешь, что я имею в виду.

Да, я знал. — Что ты еще сделал для нас?

— Извиняюсь, Джим. Я поговорил о тебе, но ты не специалист. У меня образование электронщика. И я смогу путешествовать.

Я оттолкнул его и направился к шкафу.

— Послушай, это не все. Помнишь хторра, которого взяли живым?

— Да?…

— Ну, я посмотрел его прошлой ночью. Он изумителен!

— О?…

— Да, я встретил девушку, о которой ты рассказывал, Джиллианну! Ты был прав. Она действительно штучка! Потому меня и не было ночью. Я потратил ночь на нее. Она в этом проекте и взяла меня посмотреть не него. Действительно необычно. Было время кормления и…

68
{"b":"10126","o":1}