ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доктор Обама заказала снимки со спутника и «USAF ROCKY MOUNTAIN EYEBALL» прислал нам целую серию во всех зонах спектра: двадцатичетырехчасовое обозрение долины и прилегающих районов. Кадры начали приходить через час после запроса доктора Обама.

Все мы изучали их, в частности инфракрасные, но они мало дополнили к тому, что уже было известно.

— Смотри сюда, — сказал Ларри, — вот иглу. — Это было яркое красное пятно; снимок был раскрашен в искусственные цвета, показывающие источники тепла. — Внутри что-то очень горячее. Они могут быть большими.

— И очень активными, — проворчал Дюк. — Тепла слишком много. — Он толкнул Шоти. — Ты что думаешь? На какую массу мы смотрим?

Шоти пожал плечами. — Трудно сказать. По меньшей мере три тонны. Может, больше. Инфракрасное разрешение неважное. Длина волны велика.

— Ага, — сказал Дюк. — Я думаю решить так: мы возьмем три команды.

Мы вышли перед рассветом. Хторрам не нравится прямой солнечный свет, мы решили ехать все утро и захватить их в наиболее жаркую часть дня, когда они самые вялые. Как мы надеялись.

Нас было двенадцать. Четверо с факелами, трое с гранатами и двое с ракетометами. И три водителя джипов, вооруженных винтовками АМ-280 с лазерным прицелом. 280-ая была без отдачи и могла выстреливать двадцать три сотни пуль в минуту. Легкое нажатие на крючок посылало примерно пятьдесят пуль в кружок в семь сантиметров туда, где касался луч прицела. Можно было стрелять с бедра и использовать как прожектор. 280-ая могла проесть дыры в кирпичной стене — это позволяла высокая плотность огня. Если какое-то оружие могло остановить хторра, то должно быть 280.

Я услышал только одно недовольство этим оружием — от Шоти, конечно. Денвер прислал несколько специально снаряженных магазинов. Каждый сотый заряд был с микроиглой, начиненной разными скверными микробами. Идея состояла в том, что если мы не убьем хторра сразу, бациллы достанут его после. Шоти презрительно фыркнул: — Это если мы не вернемся. Как мало они в нас верят. — Он глянул на меня. — Слушай, парень, мы идем совсем не за этим. Мы рассчитываем вернуться. Понял?

— Э-э… да, сэр.

«Ремингтон» не был тяжел в обращении. Я потратил первую пару дней зажигая лесные пожары — вычищая кусты и расширяя спаленную зону вокруг лагеря; потом переключился на конкретные цели — пытаясь сжечь чучело из асбеста и проволоки, тащившееся за джипом.

— Теперь осторожнее, — предупредил Шоти. — Если выстрелишь слишком рано, хторры сменят направление, а ты не сможешь это увидеть, пока дым не рассеется. А тогда слишком поздно. Жди сколько можно, прежде чем стрелять.

— Пока не увижу белки его глаз?

Шоти улыбнулся, садясь в джип:

— Сынок, если ты так близко к червю, что видишь белки его глаз, то ты — ужин. — Он отъехал и учение началось.

Я промазал, конечно. Ждал слишком долго и почти был сбит чучелом.

Шоти притормозил, встал в джипе и позвонил в большой треугольный обеденный колокольчик.

— Хторры, приходите и получите! Обед готов! Приятная свежая человечина — совсем не опасная! Приходите и получите!

Я ждал, пока он кончит:

— Наверное, это значит, что я слишком медлил?

— Слишком медлил?… Конечно, нет. Ты просто слишком долго бил в одно место.

Мы попробовали снова. На этот раз он поехал прямо на меня. Джип прыгал по полю, асбестовый червь преследовал его, но все не мог схватить. Я твердо уперся ногами и медленно считал. Еще не пора… вот!…

Я снова промазал.

На этот раз Шоти вылез из джипа и поковылял к цели. Он достал из кармана бумажку в пятьдесят кейси и прицепил к сетке. — Вот, — сказал он. — Ставлю пятьдесят, что ты не попадешь. — Он пошел к джипу. — Знаешь, тебе надо научиться быстрее бегать. Заставь червя заработать свой обед. Нам ведь не нужны толстые хторры на этой планете?

— Нам не нужны никакие, — сказал я.

— Это мысль, — улыбнулся он. — Я подумал, что ты забыл. Попробуем еще?

— Ага. на этот раз я попаду.

Он большим пальцем показал на цель.

— Я поставил пятьдесят баксов против — докажи, что я не прав. — Он завел мотор и затрясся вдаль.

Пока он поворачивал, я пытался сообразить, что делал не так. Очевидно, слишком медлил с открытием огня — но Шоти говорил, чтобы я не стрелял слишком рано, иначе хторру будет время свернуть.

С другой стороны, если задержаться слишком долго, не будет шанса стрелять вообще.

Хм. Лучше всего стрелять как раз в тот момент, когда хторру слишком поздно менять курс. Но когда? Как близко подбирается хторр, до того как пересиливает кровожадность? Пятьдесят метров? Двадцать пять? Хм, вспомним бегущего слона. Скажем, пятнадцать метров…

Эй, минуточку!.. У факела дальность почти семьдесят. Что пытается втолковать мне Шоти? Я мог бы поджечь червей задолго до того, как они подберутся достаточно близко, чтобы сожрать меня!

Я махнул ему и попытался привлечь внимание, но он лишь улыбнулся и помахал в ответ. И начал двигаться ко мне. Быстро.

Ну, я покажу ему! Я переставил прицел огнемета на максимум. На этот раз я буду стрелять сразу, как только цель будет достаточно близко. Я не стану ждать ни секунды дольше, чем нужно.

Я прицелился в проволочного червя, оценил дистанцию, подождал пока он коснется невидимой линии и нажал на крючок. Пламя рванулось с ревом, испугавшим меня своей силой. Асбестовый червь исчез в шаре оранжевого огня. От него поднялся маслянистый черный дым.

Шоти, воя, выпрыгнул из джипа. Я торопливо выключил факел. Но он вовсе не рассердился ни за свои полсотни, ни даже за спаленные брови. Он просто подбежал и нажал выключатель на моей батарее.

— Вот теперь ты мыслишь как настоящий сжигатель червей, — сказал он. — Стреляй сразу, как они будут в зоне поражения.

Я сердито посмотрел на него.

— Почему ты мне сразу не сказал?

— Что?… Лишить тебя удовольствия узнать, как перехитрить хторра? В этом весь урок.

— О, — сказал я. Потом: — Можно мне попробовать еще?

— Э-э, не думаю. — Он почувствовал сожженные брови. — По крайней мере пока я не сделаю чучелу трос подлиннее.

Трос мы все-таки удлинять не стали. Еще пара дней стрельбы по цели — Шоти надевал асбестовый костюм, — и я был готов для настоящего дела. По крайней мере Шоти и Дюк хотели попытать счастья. Я не был так уверен. Я слышал, что черви могут быть до четырех метров длины и весом в девятьсот кило. Или больше. Может, это были преувеличения — я скоро выясню сам — но я забеспокоился.

Это семейная традиция. Хорошее беспокойство не пропадает даром.

Что ж, на этот раз я постараюсь. Даже если пойдет не лучшим образом.

Дюк, конечно, это заметил. Мы оба были во второй машине.

— Расслабься, Джим. Еще не время сжимать кулаки.

— Извини, — сказал я, пытаясь улыбнуться.

— У нас еще несколько часов. — Он откинулся на сидении и вытянул руки. — Радуйся утру. Смотри на природу.

— Э-э, мы не должны быть настороже?

— Мы смотрим.

— Кто?

— Шоти в первом джипе. Луис и Ларри в последнем. Ты не знаешь, как черви выглядят — поэтому ты во второй. А у меня для раздумий более важные дела. — Он заложил руки за голову и, похоже, укладывался спать.

— О, — сказал я.

До меня стало доходить. В этой армии мужчин не надо беспокоиться, о чем нет приказа, и если нужен совет специалиста, вам его дадут.

7

Уайтлоу как-то говорил об армии.

Одна из девушек, из старших, ее звали Патрисия, пожаловалась, что призывная комиссия отклонила ее выбор «необходимого умения».

— Лучше вступить в армию и стать шлюхой, — сказала она.

— М-м, — сказал Уайтлоу. — С таким отношением к делу, вы не стали бы хорошей шлюхой.

Класс засмеялся, она надулась. Даже оскорбилась:

— Что вы имеете в виду?

— То, что вы были бы неприемлемы. Мораль в армии очень важна в наши дни.

— Мораль?… — Девушка смотрела изумленно. — Это только горстка выдавливателей пота. — Что с моей моралью? Я — политолог!

8
{"b":"10126","o":1}