ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дерьмо!

Я схватил гранату на поясе, выдернул чеку. Времени не было. Я падал слишком близко. Я бросил гранату…

Лететь ей было недолго. Цветок огня вырос перед первым атакующим червем, отклонив, но не замедлив его. Гром взрыва молотом ударил вверх. Я схватил другую гранату, зная, что уже слишком поздно — а потом червя поразили еще два внезапных взрыва, один за другим. Меня подбросило ударной волной. Кто-то сверху бросил эти гранаты — я надеялся, что больше бросать не будут.

Хторр корчился на земле. Одним из взрывов он был разорван пополам. Второй хторр был теперь почти прямо подо мной, а третий и самый большой как раз вылетал из купола. Я щелкнул предохранителем на факеле и направил его прямо вниз. Я надеялся, что Шоти окажется прав. Второй хторр вздыбился и нацелился на меня, а я падал точно в разинутую пасть — смотрел прямо в глотку. Я нажал крючок. Воздух внизу взорвался огнем. Сквозь него я не видел хторра. Пылающая земля неслась мне навстречу. Я даже не знал, осталась ли там веревка для шкива. Я направил факел в сторону и выстрелил снова, отдача увела меня от горящего червя. Я перестал давить на спуск и сильно ударился о землю. Упал на задницу — Оп! — и почти выбил из себя дух…

Третий червь нападал прямо на меня. — Хторрр! Хторрр! — У меня даже не было времени встать. Я просто нацелил факел и выстрелил…

Когда я наконец перестал давить на спуск, от червя не осталось ничего, кроме змеящейся черной массы корчащейся, горящей, воняющей резиной плоти. Запах был ужасен.

Подошел Дюк и протянул руку. Я поблагодарил и встал на ноги. Он осмотрел трех горящих червей: — Тебе напомнить, что ты здесь только часть и надо бы оставить что-нибудь нам? — Он отошел, указывая и направляя свою группу.

Я посмотрел на трех червей: — Детишки, как же! — И покачал головой. Я не знал, хочу ли я встретиться с мамой или нет.

Команда Ларри уже потянулась к дальней стороне купола. Моя группа двигалась на позицию, но неуверенно, некоторые уставились на меня и продолжающие гореть останки. Они казались пораженными. Я щелкнул микрофоном: — Черт побери! Шевелитесь! Не видели прежде, как жгут червей? — Я широким шагом направился за хижину: — Баррелл! Шевели задницей! — Я представил, как будет болеть моя завтра, после такой жесткой посадки. Я не беспокоился об этом сейчас. Ткнул кнопку сброса на груди, выпутался из сбруи и пошел.

Я направился прямо к задней стене купола. Нужно было много пространства. Проверил заполнение баллонов. Еще наполовину полны. Хорошо. Более чем достаточно.

Огляделся вокруг. Эми Баррелл, белая как лист, была в пятнадцати футах. Она держала винтовку смертельной хваткой. Но была наготове. Я снова посмотрел на стену. Ничего. Проверил остаток группы. Они тоже были наготове.

Микрофон еще включен. Я переключил каналы и тихо сказал: — Альфа.

— Бета, — сказал Ларри.

— Гамма, — сказал Дюк. — Займите свои позиции.

Я глянул на заднюю стену купола. Она была пустой и невыразительной.

— Порядок, — рявкнул я. — Тащите заморозку. Вдвоем.

Морозильная машина была большой пластиковой коробкой с распылителем пены. Внутри пухлой коробки два баллона с жидким азотом и раструб. Их сбросили, после того как все высадились благополучно. Их у нас было два.

Если бы мы не разбудили хторров своим появлением, то вместо факелов смогли бы использовать жидкий азот. Готлиб и Галиндо проволокли один из наборов. Рили и Джей как раз распаковывали другой. Они дернули рычаг и коробка с чмоканьем открылась.

— Я возьму заморозку. Митчел, прикроешь меня факелом. — Готлиб улыбнулся, когда я прошел мимо. Он любил риск.

Раструб заморозки был легче факела и не надо было тащить баллоны на спине. Их должен был нести Готлиб — если бы пришлось двигаться. Я надел пару изолирующих перчаток, толстых, словно для бокса. Я снова закрыл щиток шлема и приготовился.

Задняя стена купола оставалась неизменной.

Голос Дюка шепнул в наушниках: — Ты окей, Маккарти?

— У меня прекрасно. Когда все кончится, задница будет болеть.

— У тебя хорошо получилось.

— Знаю, — сказал я. Потом добавил: — Спасибо.

Помолчав секунду, я спросил: — Что с пузырем?

— Не знаю. Не было времени спросить. Мы перевалили хребет и поднялся ветер. Но Джинни сделала свое дело. В воду никто не попал.

— Когда вернемся, куплю ей цветы.

— Купи. Но лучше бутылку. Сэкономишь. — Он помолчал, потом спросил: — Джим, сколько ты хочешь ждать?

— Минимум полчаса. Вспомни, что было с группой в Айдахо.

— Ладно, — сказал Дюк. — Их рапорт заставил о многом поволноваться.

— Ты имеешь в виду туннель, что они нашли?

— Да. Если черви меняют свое гнездовое поведение… — Он не окончил фразу, не было нужды. Работа и так была достаточно трудной.

Я еще раз исследовал стену. Не было и следа тайного выхода.

— Не хочешь послать внутрь Роба?, — спросил Ларри. Пузырь сбросил механического пешехода в метр высотой — более изощренная версия Шлепа и Моба, только у него не было такого приятного вида, как у Шлепа или намека на личность.

— Нет, — сказал Дюк.

Ларри лениво поспорил, потом замолчал. Дюк не ответил. Я вообще их не видел. Были только я и стена.

— Джим?

— Да, Дюк.

— Не хочешь сменить позицию?

— Нет, здесь прекрасно.

— Ты уверен?

— Уверен.

— Ладно.

Стена не менялась. Что-то маленькое и громкое жужжало возле меня. Овод? Он летал слишком быстро, чтобы разглядеть. Я отмахнулся рукой в перчатке.

— Баррелл? Время?

— Двадцать минут, тридцать секунд.

— Спасибо.

Я чувствовал, что потею. Внутри защитного боевого костюма становилось влажно. Мне хотелось, чтобы проклятый четвертый червь был бы достаточно быстр и уже вылез. — Давай, червяк! Я устрою тебе милый холодный душ! Прекрасная вещь на жарком солнце после полудня!

Тишина.

Что-то шуршало.

Во мне росла дремота. Я встряхнулся, чтобы пробудиться, переступил с ноги на ногу, чуть-чуть попрыгал.

Я нажал на спуск, просто чуть тронул, и выпустил холодное облако замерзшего пара. В летний воздух ворвался мороз, холод болью отозвался в глазах. Капли воды замерзли и запятнали землю. Я немного проснулся.

Мы уже около месяца замораживали червей. Пока это была новая техника. Мне она не нравилась. Она была опаснее. И нужен был человек с факелом на подхвате, на всякий случай.

Но у Денвера была идея, что если мы сможем заморозить хторра, то сможем изучить их внутреннее строение, поэтому мы замораживали их и посылали в лабораторию фото-изотомографии в Сан Хосе. Я как-то наблюдал процесс. Впечатляюще.

Брали замороженного хторра, помещали его в большую раму и ставили камеру на одном конце. Потом с него начинали делать тонкие срезы, делая фото после каждого среза. И все это на целом черве. Фотографии посылались в компьютер.

Компьютер возвращал трехмерную карту внутренней структуры тела хторра. Используя джойстик и экран, можно было перемещаться внутри карты и изучать выбранный орган и его связи с другими. Мы все еще не понимали половины того, что видели, но по крайней мере теперь у нас было на что посмотреть.

Процесс был успешно завершен с четырьмя гастропедами разных размеров. Мы не понимали, почему, но казалось, что они принадлежали четырем различным видам. Денвер хотел продолжать замораживать и картировать червей, пока противоречия не будут устранены.

— Дюк, — сказал я.

— Да?

— Как думаешь, почему четвертый хторр всегда так долго ждет перед атакой?

— Ждет, чтобы я разозлился.

— Да. Что ж, тем не менее спасибо.

— Не стоит благодарности, сынок. Если бы ты не задавал вопросы, как бы ты научился чему-нибудь?

Стена передо мной начала вспучиваться.

Я бесцеремонно изучал ее. Странно. Никогда не видел, чтобы стены так делали.

Она вспучилась еще немного. Да, купол определенно терял форму. Я поднял раструб и нацелил его прямо в центр вздутия.

— Дюк, кажется что-то есть. Баррелл, внимание. Я покажу тебе, как это делается.

81
{"b":"10126","o":1}