ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я поспешно сообщил:

— Я слышу… вещи.

Дьюк опустился на сиденье.

— И еще вспоминаю вещи, — продолжал я. — В основном во сне. Но дело в том, что никогда раньше я не видел эти вещи и не слышал о них. Кроме того… Это меня смущает больше всего… Ты же знаешь, что многие видят во сне нечто подобное фильмам. Так вот, вчера ночью мне приснились звуки. Симфония. Музыка была холодной и призрачной, будто звучала из другого мира, из иного измерения. Мне показалось, что я умер. Я проснулся от страха мокрым как мышь.

Дьюк смотрел на меня, как на несмышленыша. Взгляд был пристальным.

— Значит, сновидения? Они-то тебя и тревожат?

Я кивнул. Дьюк помедлил с ответом. Сначала он посмотрел в окно, потом снова на меня.

— Знаешь, а ведь мне тоже все время что-то снится, — сказал он. — Точнее, снятся кошмары. Я постоянно вижу лица людей… — Он оборвал фразу на полуслове и посмотрел на свои руки, крупные, загрубевшие. Я лихорадочно размышлял, стоит ли говорить что-нибудь. И не успел: на меня уже смотрел прежний Дьюк. Но между нами остались тома невысказанного. — Я не позволяю себе расслабляться из-за этого. Джим, ты слышишь меня?

— Угу. Просто я… — Что?

Это было трудно объяснить.

— У меня такое ощущение, словно я вот-вот потеряю самообладание, — ответил я. — Эти звуки похожи на голоса… Мне кажется, если бы я понял, что они говорят, то знал бы, как ответить, и все стало бы хорошо. Но я никак не могу разобрать; они напоминают отдаленный шепот.

Вот и высказался. Теперь осталось ждать приговора Дьюка.

Кажется, он сильно расстроился. Похоже, мой товарищ не мог подобрать нужные слова. Он снова посмотрел на вертолет, а когда повернулся ко мне, то выглядел очень несчастным.

— По всем правилам я обязан отстранить тебя и отправить на медицинское обследование, — сказал он. — Если бы мог. Но ты необходим мне для выполнения задачи. Так всегда получается на этой проклятой войне. Среди нас не найдется ни одного, кто не заслужил бы несколько лет отдыха для поправки здоровья. Но мы никогда их не получим. Вместо этого нас постоянно швыряют из одной горячей точки в другую, и позаботиться о собственной психике мы можем, лишь пока стоим у светофора. — Он в упор посмотрел на меня. — Сам-то ты считаешь себя сумасшедшим?

Я пожал плечами:

— Не знаю, но, уж точно, не считаю себя нормальным. Неожиданно Дьюк улыбнулся.

— Отлично, дружище! На этой планете нет нормальных, Джим. Все чокнулись, понял?

Я кивнул:

— Знаю, но иногда мне кажется, что я чокнулся сильнее других.

— Правильно, и это тоже нормально. Если тебя беспокоит, на сколько градусов ты свихнулся, Джим, то все в порядке. Вот когда ты начнешь утверждать, что абсолютно здоров, тогда мы и запрем тебя под замок.

— Это очень старая шутка, Дьюк. Помнишь? «Если вы считаете, что находитесь в здравом уме, то, возможно, вы сумасшедший. Но если вы уверены, что находитесь в здравом уме, то вы точно сумасшедший». Я понял смысл парадокса. Ты можешь надеяться, что не спятил, лишь в том случае, если не слишком беспокоишься за свой рассудок. Потому что, если думать об этом слишком долго, действительно сойдешь с ума.

— Послушай, Джим, — мягко сказал Дьюк. — Отбрось все это на минуту. Зачем ты здесь находишься? Какая у тебя задача?

— Я здесь для того, чтобы убивать червей. Моя задача — остановить заражение хторранами Земли всеми возможными способами.

— Хорошо, — одобрил Дьюк. — Теперь позволь задать тебе следующий вопрос: должен ты быть абсолютно нормальным или просто психически соответствовать какому-то критерию, чтобы выполнять свою работу?

Я задумался. Поискал ответ и понял, что он будет отрицательным.

— Наверное, нет.

— Отлично. Итак, спятил ты или нет — не важно. С этим ты согласен? Теперь мне необходимо знать только одно: могу я положиться на тебя сегодня?

Наступила моя очередь улыбнуться.

— Да, можешь.

— Абсолютно?

— Абсолютно, — подтвердил я, подразумевая буквально все.

— Великолепно, — сказал Дьюк. — Хватай мешок — и вперед.

Я не двинулся с места — необходимо было выяснить кое-что еще.

— Что-то еще? — Дьюк удивленно оглянулся.

— М-м, не совсем. Просто хотел спросить. — Да?

— Дьюк, перед кем очищаешься ты?

Дьюк, похоже, не был готов к ответу. Он потянул время, пристраивая за поясом телефон, поднял вещмешок, но потом все же повернулся ко мне.

— Время от времени я очищаюсь перед хозяином. — Он ткнул большим пальцем в потолок. — Перед Богом. — И вышел из комнаты.

Удивленно покрутив головой, я пошел следом. Что ни говори, а Вселенная полна неожиданностей.

В. Как хторране называют друзей?

О. Жратва.

«ДЕРБИ»

Телевидение не чтит традиций и даже не замечает их. Поэтому телевидение способно только разрушать.

Соломон Краткий

Я ошибался: несмотря на габариты, вертушка все-таки сумела оторваться от земли. Она натужно ревела, ее бросало из стороны в сторону, как пьянчугу, но она летела и тащила столько людей и оружия, что хватило бы на переворот в небольшой стране. Мы получили в свое распоряжение три самые лучшие команды Специальных Сил — Дьюк и я тренировали их лично, — а также полностью укомплектованное научное подразделение и достаточно огневой мощи, чтобы зажарить Техас (ну, скажем, его приличный кусок).

Помоги, Господи, не вводить их в действие.

Я пробрался в хвостовой отсек и подсел к рядовым. Все, как один, добровольцы. Только теперь их называли не так. Новый Военный конгресс США принял и уже успел пересмотреть — причем дважды — закон о всеобщей воинской повинности. Четыре года на казарменном положении. Никаких исключений. Никаких отсрочек. Никакой брони для «незаменимых» специалистов. А это означало, что, как только тебе стукнет шестнадцать, ты годен и до своего восемнадцатилетия обязан надеть мундир. Все очень просто.

Но на службу в Спецсилах могли рассчитывать немногие. Во-первых, надо было просить об этом, почти требовать. В Специальные Силы брали только добровольцев.

Во-вторых, помимо желания приходилось доказывать свою пригодность к службе.

Насколько суровыми были отборочные испытания, я не знал, потому что попал в эти войска случайно, еще до того, как ужесточили критерии отбора, и в дальнейшем только готовил других. Но, глядя на этих ребят, я мог догадываться, каковы испытания. К тому же поговаривали, что из начавших тренировки три четверти сходили с дистанции, не добравшись и до середины.

Эти победили.

Ни один не выглядел достаточно взрослым, чтобы участвовать в выборах. А две девушки, похоже, еще не нуждались в лифчиках. Но детьми их нельзя было назвать. Меня окружали закаленные бойцы. То, что они не справили двадцатилетия, не имело никакого значения; они составляли самое опасное подразделение армии Соединенных Штатов. И это было заметно по лицам с одинаковым взглядом: в нем словно таилась туго сжатая пружина.

Они курили, передавая сигарету по кругу. Когда подошла моя очередь, я тоже затянулся. Не потому, что хотелось; я должен убедиться, что сигарета без травки. Вообще-то не думаю, что кто-то из моих подчиненных настолько глуп. Такое случалось, конечно, в других командах, но только не в моей. В армии бытовало даже прозвище для офицеров, которые позволяли своим солдатам принимать наркотики перед боевым заданием; их называли кукловодами.

Ребята примолкли. Я знал, что их сковывает мое присутствие. Хотя мне всего на три года больше, чем старшему из них, все-таки я лейтенант, а значит, «старик». Кроме того, они боялись меня. Ходили слухи, что однажды во время охоты на червя я заживо сжег человека.

Рядом с ними я действительно чувствовал себя старым. Мне стало немного грустно. Эти ребята — последние на Земле, кто запомнит «нормальное» детство.

2
{"b":"10127","o":1}