ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Лейтенант! В любое время дня и ночи я готов выразить вам свою признательность за заслуги в составе группы дяди Аиры, но позвольте напомнить, что пока вы служите в армии Дяди Сэма. Принимая присягу, вы добровольно подписали обязательство отдать, если потребуется, свою жизнь. — Он уставился на меня своим знаменитым испепеляющим взором.

Я ответил нахальным взглядом:

— Но я не присягал покончить жизнь самоубийством, сэр.

— Я говорю о долге и подчинении приказам, лейтенант.

— Вас понял, но, рассуждая о долге и подчинении, я бы на вашем месте примкнул к какому-нибудь Племени и стал его вождем.

— Вы отказываетесь от участия в операции?

— Напротив, сэр. Но если я буду тем парнем, который должен выйти из вертолета и пожелать доброго здоровья хторрам, имея при себе только симпатичную внешность и яркую индивидуальность, то я обязан удостовериться, что это действительно выполнимо. Генерал Пул возмущенно огляделся:

— Черт знает что. У нас есть еще кто-нибудь? Желательно — настоящий мужик.

— Других специалистов такой квалификации нет, — ответила доктор Флетчер. — Если не Маккарти, тогда я или Джерри…

— Об этом не может быть и речи, — отрезала доктор Зимф.

Лиз сказала:

— Прошу прощения, но я видела Маккарти в деле. Он не трус и не дурак. Полезно выслушать его соображения.

Генерал Пул сверкнул на нее глазами.

— Генерал, — вмешался полковник Андерсон, — я тоже хочу послушать.

Генерал перекатил на меня сверкающие глаза:

— Хорошо… Если у вас есть что сказать, лейтенант, мы слушаем.

— Сэр, вы ставите меня в трудное положение. Мне предложили участвовать в операции всего полчаса назад, но и этого хватило, чтобы понять, насколько уязвим план, да простит меня тот, кто его составлял. — Джерри Ларсон нахмурился, а меня несло дальше: — Наметки не учитывают, с кем или с чем мы в действительности имеем дело.

Ларсон поднял руку:

— Вы позволите?.. — Генерал Пул кивнул, и Ларсон продолжал: — Я не согласен! Наш план очень даже учитывает, с кем или с чем мы имеем дело. — Он открыл свой экземпляр и показал мне. — Нам известно, насколько опасными могут быть черви. Предусмотрена сильная огневая поддержка…

Я перебил его:

— Это ваша первая ошибка. Вы запланировали военную операцию, собираетесь послать солдат и боевую технику в эпицентр заражения и ждете, что там скажут «Добро пожаловать». Черви успели проникнуться кое-какими недобрыми чувствами к нашим вертушкам, несущим смерть. Не советую приближаться к червям или кроликособакам, пока экспедиция носит военный характер. Вы должны десантировать команду, а потом убрать вертолеты побыстрее и подальше или замаскировать их. И спрятать все, что хоть отдаленно напоминает оружие. А может, вообще не брать оружия. Вдруг кролики или черви владеют телепатией или какой-то другой экстрасенсорикой? Тогда мы обречены еще до старта.

Генерал Пул взглянул на доктора Зимф.

— Такое возможно?

Зимф задумалась, поджав губы.

— Вполне.

— Подробнее можно? — Генерал не скрывал своего раздражения.

— Конечно. Поскольку мы еще не знаем, как интерпретировать эти данные, они пока засекречены. Между червями каким-то образом происходит обмен информацией. Вы, кажется, присутствовали на сообщении доктора Флетчер?..

Генерал Пул хмыкнул.

— — Тогда, — продолжала доктор Зимф, — вы услышите кое-что весьма интересное. В январе этого года на Кум-берлендском плато в Теннесси мы испытывали новые виды оружия против хторров. Зона заражения там расположена абсолютно изолированно, так что у нас была великолепная возможность оптимально проверить эффективность.

Мы опробовали три вида биоцидных капсул, два вида газовых мин и четыре разновидности заграждений. Через два месяца хторры научились распознавать и обходить мины, даже если они закопаны. Они не прикасались к телкам с биоцидными ошейниками и научились преодолевать два вида заборов.

Потом мы перенесли испытания в Западную Канаду. За одну неделю выяснилось, что черви Скалистых гор уже знают, как обнаруживать наши газовые мины и преодолевать половину заграждений. Они не тронули ни одной телки, сожрав только двух пони с отравленными ошейниками, и на этом все закончилось. Тем временем в Теннесси черви перестали нападать и на пони. Они научились распознавать биоцидный ошейник и передали информацию дальше. Как вы оцениваете работу разведки, генерал?

Генерал насупился. Я готов был расцеловать доктора Зимф.

— Итак, — быстро сказал я. — Мы не можем брать с собой ничего, напоминающего военное снаряжение. Это первый пункт. Второй заключается…

— Подождите. Я еще первый не переварил. — Генерал хмуро посмотрел на меня. — Сначала вы заявляете, что не хотите подставлять свою голову, а потом говорите, что вам не требуется зашита…

— Я не хочу, чтобы она была заметна, — возразил я. — В этом и заключается второй пункт. В вашем плане слишком много допущений относительно поведения червей и кроликособак. По-моему, нельзя и пытаться установить контакт с ними по этим наметкам. Если бы речь шла о другом человеческом виде, то они имели бы смысл, а здесь это не пройдет.

— Прошу прощения, лейтенант, — сердито возразил генерал. — Вы не дослушали меня. Ваши предложения не вызывают сомнений. Успокойтесь и продолжайте.

Должно быть, мое раздражение проявилось слишком очевидно, потому что Флетчер, дотронувшись до моей руки, остановила меня:

— Я думаю, лейтенант Маккарти хотел сказать, что мы пока не разобрались во взаимоотношениях кроликособак и хторров. Хотя ясно, что это такой уровень партнерства видов, какого на нашей планете не существует, поскольку, по эволюционным часам, его время еще не наступило.

В лабораторных условиях мы можем лишь дрессировать червей; все попытки контакта закончились безрезультатно. Казалось бы, это свидетельствует об исключительной глупости хторров. С другой стороны, мы могли столкнуться с неполовозрелыми или дикими особями, контакт с которыми столь же маловероятен, как с трехмесячным младенцем или ребенком, выросшим в волчьей стае. Так что проблема практически еще не исследована.

Теперь о кроликособаках. Как свидетельствует очень подробная видеозапись лейтенанта Маккарти, они действительно влияют на червей, вероятно, даже контролируют их. Нам крайне необходимо уяснить суть их взаимоотношений и попытаться вступить в контакт с червями. В этом заключается наша цель. Лейтенант Маккарти предполагает, что кроликособаки и хторры действуют с определенными целями, понять которые не поможет никакая экстраполяция с человеческих позиций. Мы не должны пренебрегать этим, надо быть гибче.

Генерал Пул обвел взглядом сидящих за столом и задумчиво потер подбородок. Все выжидали. Наконец он повернулся к доктору Флетчер:

— В кои-то веки услышал от вас разумное слово. Флетчер справилась с раздражением гораздо лучше, чем я, и спокойно ответила:

— Генерал, именно об этом я и твержу все время. Генерал Пул покачал головой и снова оглядел присутствующих:

— Я шел сюда, рассчитывая, что операция полностью продумана и осталось только назначить дату, но чем больше я вас слушал, тем больше удивлялся.

Доктор Зимф хотела перебить, но генерал жестом остановил ее:

— Нет, теперь моя очередь! Пока еще мое звание дает кое-какие преимущества. Самое слабое звено в этой операции — это вы, ученые. Я готов предоставить все, что нужно, но в таких условиях работать не могу: вы сами не знаете, чего хотите. Сначала просите военную поддержку, потом отказываетесь от нее. Скажите еще, что этот лейтенант должен плясать голым перед мохнатыми тварями.

— А что, неплохая идея, — тихонько заметил я. Генерал расслышал и бросил на меня испепеляющий взор.

— Прежде чем продолжить, мне хотелось бы, чтобы вы пришли к соглашению, что и как делать. Сейчас я трачу время на перебранку, а меня ждет настоящая работа. Не обращайтесь ко мне, пока не определитесь. Понятно? Собрание закрыто.

Генерал встал и в сопровождении свиты удалился. Лиз и Дэнни Андерсон переглянулись и тоже быстро вышли.

65
{"b":"10127","o":1}