ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Запищал сигнал передатчика. Кроликособаки удивленно покосились; я поднес его поближе к ним — небольшой кругляшок на цепочке вокруг шеи.

— Смотрите, здесь ничего нет, — объяснил я. — Он лишь испускает звуки. Ну-ка, пуговка, скажи что-нибудь.

Пуговка сказала:

— О великий и всемогущий повелитель маленьких розовых существ, оглянись поскорее.

Кроликособаки заинтересовались. Один из детенышей понюхал передатчик, другой попытался засунуть его в рот.

Я огляделся.

Среди маленьких розовых тел возвышались хторране.

Они окружали меня со всех сторон.

Девять. Десять. Одиннадцать червей.

Разного размера: от самого маленького, каких мне еще не доводилось видеть — примерно с сенбернара, — до трех огромных чудовищ величиной с междугородный автобус.

— Привет, ребята… — . сказал я и поднялся на ноги.

Только что подполз последний червь, которым управляли три маленькие энергичные Кроликособаки. Опять мне пришло в голову сравнение огромным реактивным лайнером, который ведет в ангар команда наземного обслуживания.

Хорошо, допустим, Кроликособаки управляют червями. Вопрос: зачем? Для чего им нужны черви? Мы подошли к разгадке вплотную.

В. Что случилось с хторранином, сожравшим Мэри Поппинс?

О. Он заболел диабетом.

В. А что произойдет с хторранином, если он сожрет Верховный суд?

О. Отравится.

В ГОСТИ К ЧЕРВЯМ

Услышим ли мы, если глухой упадет в лесу?

Соломон Краткий

Одни черви изучали меня, другие лежали с закрытыми глазами словно в дреме.

Но все оставались за границами круга. Почему? Что это означает?

Большинство кроликособак не реагировали на хтор-ров. Они пришли сюда на детский утренник. Черви значили для них не больше, чем… мебель. Или охрана. Или… что-то еще? Я не мог ничего придумать.

Кроликособаки повисли на мне — они хотели еще поиграть. Я не стал сопротивляться и, отвернувшись от червей, улыбался, хихикал, хохотал во все горло.

Один из червей застрекотал.

Несколько кроликособак повернулись к нему. Я тоже. Это был один из крупных — с лоснящейся красной шерстью, сквозь которую просвечивала пурпурная кожа, а по бокам шли светло-розовые, почти белые полосы.

Три хторранина поменьше с такой же раскраской сидели на почтительном расстоянии от него.

Верховный вождь? Старейшина? Отец семейства? Советник по связям с общественностью? Вожатый скаутов? Кто?

Несколько кроликособак направились к хторранам.

Они карабкались на огромных красных чудовищ, шлепали их по бокам и успокоительно кудахтали, гладили и терлись рыльцами об их шерсть. Даже самый большой червь был облеплен маленькими розовыми созданиями, похлопывающими и гладящими его по темно-пурпурному меху. Мерцающий мех менял цвет прямо на глазах, полосы переливались и словно плыли.

Неожиданно я осознал, что остался в круге один. Неужели кроликособаки предали меня?

Нет — одна схватила меня за руку и нетерпеливо затопала ногами. Она тянула меня за собой, а ее большие глаза-пуговицы смотрели с ожиданием.

— Кажется, меня хотят представить червям, — произнес я вслух.

— Представьтесь, — согласился передатчик. Большинство червей занимались своими маленькими наездниками. Только я не мог понять, кто за кем ухаживает: то ли кроликособаки ласкают своих хозяев, то ли черви нянчатся с забавными щенками?

Что происходит? Может быть, кроликособаки приехали сюда на хторрах, как съезжаются ковбои на лошадях, чтобы потанцевать кадриль? Или черви вывезли на прогулку малышей, как няньки в Центральном парке?

Меня подвели к самому крупному червю. Он изучающе взглянул на меня. Я судорожно сглотнул: откуда-то изнутри поднимался панический страх.

— Спокойнее, Джим, — произнес я. Или кто-то? Снова голоса. Мое сознание затуманивалось. Я сидел на верхушке дерева. Все верно. Я — обезьяна.

Кроликособаки, видно, хотели представить меня в самом выгодном свете и познакомить с… Я не мог подобрать нужного слова.

Послышался шорох,

Это моргнул большой червь, остальные развернули глаза, и теперь на меня уставились сразу все черви. Повернув голову, я обвел их взглядом. О чем они думают? Выглядели они мирно, как слоны, только двое задумчиво пощелкивали челюстями. Бр-р.

Самый большой хторранин изучал меня, не проявляя никаких эмоций. Он перекатывал глаза то так, то эдак, под разными углами, словно никак не мог понять, что такое перед ним. Холодное любопытство — вот и вся реакция. В конце концов кроликособаки устали ждать и бросили меня. Подошли два других зверька, обнюхали пальцы моих рук и ног, пах. Одна коснулась набедренной повязки, потрогав сквозь материю половые органы. От неожиданности я вскрикнул, потом рассмеялся и оттолкнул кроликособаку. Она отошла. Хторранин все смотрел на меня.

Некоторые кроликособаки не отрываясь глядели в большие глаза хторров. Вдруг одна похлопала червя по боку, он опустил руку, взял зверька и поднес к лицу.

Неужели все так просто? Зрительный контакт?

Я посмотрел на моего червя. Моего?

Он скосил глаза — один выше другого, — что означало крайнюю степень хторранского удивления. Огромные глазные яблоки были, вероятно, не меньше тридцати сантиметров в диаметре. Их взгляд гипнотизировал.

Я шагнул к червю.

Его взгляд сделался напряженным. Он смотрел на меня в упор. Руки, сложенные на спине, шевельнулись.

Собрав всю свою храбрость, я приблизился к хторру вплотную и застыл перед ним, пристально вглядываясь.

Фантастическое существо!

На какое-то мгновение мне показалось, что я читаю его мысли. Хторранин моргнул: спут-пфут.

Странно: я чувствовал полное спокойствие, видя такое выражение в его глазах.

Я поднял руки и развел в стороны. Червь развернул свои руки, сложенные, как крылья, по бокам мозговой коробки позади глаз. Руки вытянулись над глазами хтор-ра, потом повисли, напоминая скорпионьи хвосты.

Червь раскрыл руки, копируя мой жест.

— Он разумен, — сказал я. — Не знаю почему, но это так. Он слишком умен, чтобы быть просто домашним животным…

Не опуская рук, я шагнул вперед.

Червь скользнул навстречу мне.

Наши пальцы встретились. Червь взял мою ладонь своей клешней и стал поворачивать, заинтересованно изучая ее. Втянул и закрыл глаза, по-видимому, перенастраиваясь на ближнее зрение. Он заметил, что меня заинтересовали движения его глаз, и глянул мне в лицо, потом снова переключился на мою руку.

Закончив изучение, он отпустил руку и протянул мне собственную клешню — предложил взаимное обследование. Я взял клешню и поднес к своему лицу. Я поворачивал ее, разглядывая так же внимательно. Клешня состояла из трех растопыренных пальцев, каждый из которых имел три сустава. Я повернул клешню тыльной стороной. Червь мог использовать каждый палец как большой. Удобно,

Отпустив руку червя и встретившись с ним взглядом, я сказал:

— Спасибо.

Червь, прищурившись, втянул глаза, что отчасти смахивало на жест благодарности, и издал утробный звук: — Ктрлп?

— Добро пожаловать, — ответил я.

Хторр протянул обе руки и дотронулся до моих плеч. Я вздрогнул, но, снова заглянув в глаза существа, сказал:

— Все в порядке. Продолжай.

Червь начал ощупывать меня, гладить, похлопывать, как делали это кроликособаки. Мое тело поразило его так же сильно, как и их.

Пальцы червя осторожно дотронулись до передатчика. Приподняли цепочку, отпустили ее. Он удивлялся, зачем я ношу на себе столь очевидный продукт технологии. Затем подергал набедренную повязку. Я еще раздумывал, не стоит ли снять ее, когда он перерезал клешней завязки и аккуратно бросил повязку на землю. При виде половых органов он удивленно моргнул, дотронулся до моего пениса и мягко погладил его. Еще раз озадаченно моргнул, потом повернул меня и стал рассматривать сзади.

90
{"b":"10127","o":1}