ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За нами наблюдали остальные хторры. В их взглядах чувствовалось нечто большее, чем простое любопытство. Они чего-то ждали? Кроликособаки настолько увлеклись обихаживанием червей, что позабыли обо мне. Как это расценить? Может, они уже считают меня своим?

Увлеченная игра зверьков с червями и между собой выглядела почти что сексуальной. Несколько кроликосо-бак, похоже, даже… спаривались? Хотя нет. Должно быть, я просто не понимал, что они делают.

Воздух холодил тело. Червь тыкал меня в ягодицы.

— Ты как врач на медосмотре, — сказал я ему. И тут же появилась другая мысль:

— Как ветеринар. Точно так же мой дядюшка осматривал бычков, прежде чем.. .

Из передатчика донесся голос Флетчер, очень тихий, но очень твердый:

— Джим, не вноси это в круг.

Внезапно червь схватил меня за ногу и, дернув, поднял вверх тормашками. Я все же сумел крикнуть:

— Эй!

Червь скосил на меня глаза, как бы спрашивая.

И продолжил изучение. Он потрогал подошвы моих ног, погладил, а когда провел пальцем по мягкой коже в своде стопы, я не выдержал щекотки и захихикал.

Червь взял мою руку и, подняв ее на уровень ноги, стал их сравнивать.

— Он разумен! Он должен быть разумным! — просипел я, по-прежнему вися вниз головой. — Видите, что он делает?

Внезапно червь отпустил меня. Я мешком свалился на траву, вскочил на ноги и улыбнулся.

— Сначала надо было попросить разрешения, — сказал я хторру.

Ждет ли он от меня каких-то действий? Хотел бы я знать.

Червь мигнул.

Нужно попробовать.

Подойдя сбоку, я потянулся и… дотронулся до него. Червь перекатил глаза назад, наблюдая за мной.

Я прислонился к нему. Мех покалывал тело. Я слышал… Нет, не сердцебиение, а ритм, непрерывный рокот, словно где-то в глубине тела работал огромный мощный мотор. Чувствовалась постоянная вибрация, темное далекое эхо ревущего в горне пламени, приглушенное гигантской плотью хторранина.

Я похлопал его по плечу, как это делали кроликособа-ки. Он опустил руку, чтобы помочь мне подняться наверх. Помедлив, я поставил ногу на руку хторранина, и он сам — сам! — посадил меня на спину. Я лег плашмя, полностью сосредоточившись на покалывании, волнами омывающем мое обнаженное тело, плотью впитывая внутренний рокот, костями ощущая вибрацию. Очень… сексуально! Построить бы машину, дающую такие ощу-щения…

Я сел на спине хторранина, как ковбой. Он развернул глаза назад и внимательно посмотрел на меня.

— Но-о! — ляпнул я наобум, хотя это было глупо. Или не так уж глупо?

Червь тронулся.

Он повернулся и пополз вверх по склону к трем червям помельче, с такой же окраской. Я почувствовал, как перекатываются его мышцы, и вскрикнул от неожиданности. Меня охватило кошмарное чувство, что теперь я не смогу слезть с него до тех пор, пока он не доставит меня прямиком на продовольственный склад.

Однако он остановился, чтобы на меня могли посмотреть его… партнеры?

Я быстро соскользнул на землю. Червь, похоже, не возражал. Если меня куда-то приглашают, я предпочитал иметь свободу выбора. В следующий момент я оказался в окружении четырех хторран, с любопытством рассматривающих меня. Может, напрасно я слез?..

Большой червь хрюкнул. Или рыгнул. Звук был тихий и мог означать все, что угодно. Или ничего. Это был первый звук, которым он обменялся с членами своего семейства. Но те лишь вопросительно посмотрели на него.

Хторранин издал другой звук — намеренно громкую отрыжку, — сопроводив ее короткой модулированной трелью, а потом повернулся и пополз прочь. Забыл, что ли, обо мне, или ему все равно? Три других червя последовали за ним, еще двух оседлали кроликособаки; другие зверьки быстро бежали сзади. Парочка их, пробегая мимо, дернула меня.

— Они хотят, чтобы ты пошел с ними, — раздалось в моем ухе.

— Вижу.

— Следи, чтобы передатчик смотрел объективом вперед, Джим.

— Хорошо.

Кроликособаки ковыляли и прыгали, скрываясь за гребнем холма. Я поспешил за ними, гадая, куда это мы так торопимся, хотя ответ напрашивался сам собой. Рядом находилось гнездо, и мы направлялись туда, чтобы переждать самое жаркое время суток.

— Слышите меня?

— Будь обезьяной, Джимбо.

— Тед? Тэнджи? Это ты?

— Заткнись.

— Йи-йи-йик! — издал я обезьяний клич.

А потом мы — черви, Кроликособаки и я — оказались под деревьями. Не земными, а высокими, красными, с толстыми стволами. Они напоминали баньян или красные фикусы. Я вспомнил их. Вспомнил, как сидел на макушке одного из них. Стволы обвивали толстые клейкие лианы, исчезая высоко над нашими головами, словно алые сосуды, устремленные в светлое будущее. Лианы потемнее и мрачные с виду стлались по земле, змеились, ветвились и наконец исчезали в густом красном кустарнике, окружающем деревья, мощные ползучие корни которых изгибались, как драконьи хвосты.

Листья древесных гигантов походили на слоновьи уши. Некоторые достигали размеров одеяла. Полог леса был столь плотен, что казалось, мы угодили в пещеру. Даже Кроликособаки притихли, когда солнечный свет остался позади.

Ковер из голубой травы пружинил под ногами. Там и сям росли черные вьющиеся кустики, красные неоновые огоньки которых лишь подчеркивали угрюмость леса. В воздухе летали какие-то незнакомые маленькие существа.

Пахло жимолостью, абрикосами и темно-красной гнилью. Запах не был приятным, но и неприятным его не назовешь, — просто он был другим.

Червей, похоже, не заботило, иду ли я за ними. Может, они действительно принимают меня за своего? Или все же считают гостем? Или для них вообще не существует разницы между этими понятиями?

Хторране двигались по лесу медленно, так что мы с кроликособаками не отставали. Не торопятся по доброте душевной? Или хторране быстро перемешаются только на поле битвы? В основном я видел их в боевой обстановке. А это, наверное, обычная скорость.

Я задумался. В активном состоянии существа таких размеров должны выделять огромное количество тепла, но при таком соотношении поверхности и объема хторране не успевают излучать тепло в окружающее пространство. По-видимому, они вынуждены постоянно следить за температурой тела и соответственно вести себя. Может быть, отсюда эти волны — они как бы проветриваются.

Интересно, довез бы меня червь до места? Наверное. Не возражали же остальные против седоков.

Но я еще не готов к таким поездкам.

Неожиданно земля резко пошла под уклон. Я едва удержался на ногах. Меня ничуть не удивило бы, окажись мы в подземном царстве, однако — нет, мы снова выбрались на свет. На красную с розовым лужайку, всего лишь чуть побольше обычной лесной поляны. В центре стояли тотемные столбы, несколько каких-то оплавленных штуковин с дырками — большими, маленькими, с зазубренными краями. Один из хторров подполз к тотемному столбу и начал жевать его-. Мне захотелось остановиться и понаблюдать. Я уже начал подозревать, что…

— Большая дыра, три поменьше, — отрывисто произнес я. — Это, так сказать, лейтмотив — большой червь, три поменьше… — Неожиданно мысли побежали в дру гом направлении: — Все понятно! Это то, что видит червь, его восприятие мира. Дырки символизируют то, с чем он имеет дело, — кроликособак, другие семьи…

— Джимбо, заткнись! Немедленно прекрати анализировать. Ты — обезьяна. Слушай всем своим существом.

— Й-и-и! — заверещал я.

— Молодец.

Мы миновали тотемные столбы, и я уже решил, что мы опять уйдем в лес, но поляна оказалась больше, чем я думал. В дальнем ее конце виднелось гнездо, группа гнезд мандала. Шесть куполов, расположенных на равном расстоянии друг от друга и от крупного купола в центре. И еше загоны.

— Видите их расположение? Идеальный шестиугольник! Они начали новый круг. Загоны точно соответствуют следующему кольцу куполов. — Я осекся и снова заверещал: — Й~и-и, й-и-и.

«Хорошая обезьяна, — уговаривал я себя. — Получишь банан, если будешь хорошо себя вести».

Хторране утратили интерес ко мне и уползли. Большая часть кроликособак тоже куда-то скрылась. Но те немногие, что опекали меня, пошли за большим червем, который первым… предъявил на меня права? Я отправился следом. В гнездо.

91
{"b":"10127","o":1}