ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пацан лежал на плече совершенно неподвижно. Может, я действительно пробился к его сознанию? Или он повторял автоматически? Мне хотелось верить, что с ним все будет в порядке, и я верил.

— Отлично, — сказал я. — Так держать! Просто слушай, а когда сможешь говорить, я услышу тебя. Хорошо?

— Хорошо, — пробормотал он снова.

Боже, какой он тяжелый! Как мне хотелось, чтобы он шел сам, но так было быстрее.

И вдруг, внезапно, в глаза ударило розовое солнце, и со всех сторон сбежались любопытные кроликособаки. Не обращая на них внимания, я вышел из купола.

Это оказался не тот купол, куда я вошел. Мы обогнули гнездо, пересекли лужайку и по склону направились к лесу, к расчищенному за ним кругу и замаскированным вертолетам. Мы шли домой. Три кроликособаки упорно преследовали нас.

Путь был таким длинным, что я засомневался, донесу ли мальчишку. Спина разламывалась; мне необходимо было передохнуть, и детям тоже. Может быть, остановиться на несколько минут в лесу, под деревьями?..

— Держись, Джим. Ты прекрасно справляешься. Голос звучал ободряюще, только я совсем выбился из сил.

— Ты выбрался из гнезда. Теперь дорога пойдет под гору.

— Что случилось с вашими экранами? — прохрипел я. — Я поднимаюсь.

— Поверь мне, Джим, ты идешь вниз.

— Ну конечно… — начал я и осекся.

Голос был прав, просто я не заметил. Жалея себя, незаметно перевалил через гребень и шел вниз, к лесу.

— Ориентируйся на деревья, Джим.

Мальчишка, которого я нес на плече, стал легче. Боль отпустила, и на какое-то мгновение показалось, будто я нахожусь на пикнике в лесу.

А потом мы очутились в полумраке, и я чуть не упал, споткнувшись о корень. Осторожно положив мальчика на землю, я взял у серьезной маленькой девчушки младенца и покачал его на руках.

— Садитесь, — сказал я. — Немного отдохнем и продолжим путь.

Дети сели. Три кроликособаки тоже.

— С кем ты разговариваешь? — спросила малышка. — С моей мамой?

— Пока нет. Я говорил с одним хорошим человеком, который ждет нас на опушке. Понятно?

— Понятно, — эхом откликнулся мальчик.

— Привет, Дейв!

— Привет.

Младенец начал пускать пузыри. Я пощекотал ему животик.

— Привет, Макс, — сказал я. — Вырастешь и станешь большим сильным солдатом. Ты будешь защищать меня.

Я влюбился сразу во всех четверых. Голые, грязные, по-видимому, перенесшие сильную душевную травму, все они были людьми и нуждались в любви. Мне хотелось видеть их ухоженными, счастливыми, в безопасности. Они это заслужили. Мы все это заслужили. Но если я не мог рассчитывать на такое, то хотел, чтобы у других была иная судьба.

Три кроликособаки, провожавшие нас, забормотали. Разговаривали? Едва ли. Может быть, у них была такая игра, а может быть, таким способом они согласовывали свои действия. Звуки не имели смысла, он заключался в процессе их бормотания.

Хотя кого это волнует?

Со мной что-то происходило. Еще утром я хотел разговаривать с червями, встретиться с ними на их территории и выяснить, могут ли люди и хторране — не важно, кто они в действительности, — вступить в переговоры.

Вот каким я был утром.

А потом я нашел в гнезде четырех детей.

Теперь я знал: на самом деле мне хотелось совсем не того, чего, казалось, хотелось утром.

Я хотел просто быть человеком.

Что бы это ни означало.

Я хотел выяснить, что такое быть человеком.

И еще я хотел, чтобы мои дети тоже имели такую возможность.

Может быть, мы и смогли бы вести диалог с червями, или кроликособаками, или что там еще подбросит их розово-малиновая экология, но если при этом придется поступиться гуманизмом, то цена чересчур велика.

Вот кем я стал днем.

Хотелось бы знать, что я почувствую к вечеру.

Надеюсь, то же самое.

Проклятье! Мне полагалось бы рассмеяться — я превращался вДьюка.

А потом, неожиданно, чьи-то руки подняли меня и поставили на ноги.

— С тобой все в порядке, Джим?

Я заморгал в замешательстве. Даже не заметил, как они подошли, не слышал ни звука. Четверо, огромных и мускулистых, закамуфлированных с головы до пят.

— Собирайся, надо идти.

— А?

— Ты молодчина. Мы должны спасти детей. Наконец я узнал их: морская пехота, подразделение которой прикрывало нашу экспедицию и держалось в стороне от научного персонала. Уж очень они здоровы!

Каждый взял по ребенку и рысцой побежал в глубь красного леса. Тот, что нес карапуза «Привет, Дейв!», схватил меня за руку.

— Маккарти, что с тобой? Ты можешь двигаться?

— А? Конечно. Просто вы захватили меня врасплох. Я побежал следом, изо всех сил стараясь не отстать. Кроликособаки сначала заверещали, а потом, подпрыгивая и бормоча, запрыгали вслед за нами.

В. Что получит хторранин, если съест президента?

О. Изжогу.

В. А вице-президента?

О. Наши глубочайшие соболезнования.

СПУТ-ПФУТ

Знание законов природы не спасает от их воздействия.

Соломон Краткий

Мы вышли из леса, перевалили холм и спустились к пустому кругу и замаскированным боевым машинам, ожидающим нас. В круге виднелись обнаженные люди, рядом сидели Кроликособаки; люди играли с ними.

Здесь был даже червь, неподвижно наблюдавший за происходящим.

Очевидно, экспедиционный состав пытался самостоятельно завязать знакомство. Люди обернулись, глядя, как мы спускаемся по склону. Несколько кроликособак запрыгали к нам, несколько человек тоже бросились навстречу. Я узнал Джерри Ларсона, Роя Барнса и еще двоих из группы наблюдения. И Флетчер. Все были раздеты до нижнего белья и даже больше.

Нам осталось еще чуть-чуть…

Флетчер встретила меня на середине склона. Она была совершенно голой. Я машинально отметил, какие у нее потрясающие груди.

— Спокойно, Джим. Ты — снова обезьяна. — Она силой остановила меня. — Все в полном порядке. Ты поступил правильно. Теперь присоединяйся к нам.

Я не сводил глаз с моих ребятишек. Четверо десантников сбежали с ними с холма и завернули за купола, к проходу, прикрытому маскировочной сеткой.

— Все в порядке, Джим. Дети были важнее. Мы все рады за тебя. План никуда не годился.

— Как и я, — вырвалось у меня.

— Нет, Джим. Операция еще не закончена! — Она повернула меня к себе. — Ты нужен нам.

Я отрицательно замотал головой.

— Без толку. Я больше не подчиняюсь приказам. После гнезда я не уверен, что захочу говорить с червями.

Вверх по склону к нам бежали два морских пехотинца.

— Вам нужна помощь, мэм?

— Нет, — отрезала Флетчер. — Оставьте нас в покое. — Пехотинцы встали неподалеку. — Джим, мы тоже установили здесь что-то вроде контакта. Это только начало, за ним может последовать крупный прорыв! Ты нам нужен.

— Не понимаю, почему именно я.

— Потому что ты — центральная фигура контакта. Кроликособаки почему-то предпочитают тебя остальным.

— Просто я разговариваю на их языке, мелю всякую чушь, — съязвил я, но все-таки позволил подвести себя к кругу. Вокруг тотчас же собралось несколько танцующих кроликособак.

Что-то заставило меня обернуться — вероятно, блеск в глазах Флетчер, смотревшей на вершину холма. Оттуда вприпрыжку спускались новые Кроликособаки в сопровождении двух червей и нескольких голых кроликовидных тварей, одну из которых я видел в гнезде. Впрочем, они скорее напоминали крыс, а не кроликов, и казались голыми, потому что их тело лишь кое-где покрывали клочья редкой рыжей щетины. Потрясающе! Только гигантских плешивых крыс нам сейчас не хватало.

Черви все прибывали. Пять, шесть, восемь хторран перевалили через гребень и ползли вниз по склону.

— Танцуй, — шепнул я Флетчер и подтолкнул ее в крут.

— Что?

— Танцуй! — прошипел я и крикнул двум морским пехотинцам: — Не стойте как истуканы. Танцуйте! Компания снова в сборе, покажем им класс!

94
{"b":"10127","o":1}