ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поцелуй опасного мужчины
Волшебная уборка. Идеальный порядок в доме за 10 минут в день
С того света
Ангелы на полставки
Магия утра для всей семьи. Как выявить лучшее в себе и своих детях
Шатун
Шесть пробуждений
Беззаботные годы
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Содержание  
A
A

– Что?

– Ладно, не обращай внимания. Спускайся. Сядешь позади меня.

– Есть, сэр!

Я пошел вниз.

Без компьютера мы узнаем едва ли,
Сколько ковбоев бывало на Салли.
Кто-то в горы ее поднимался,
Кто-то в реках ее купался.
Но только немногие в ее долину спускались.

59 ГОСПОЖА ПРЕЗИДЕНТ

У меня всегда возникали трудности с работодателями. Они забывают, что покупают только мои убеждения, а не мою душу. Вот почему они так много платят.

Соломон Краткий.

Президент Соединенных Штатов, осунувшаяся и расстроенная, громко постучала по стакану, призывая собрание к порядку.

За изогнутыми столами в центре зала собрался весь цвет армии Соединенных Штатов и правительства. Лично я никого из них не знал. Два высоких чина из генштаба. Трое других, по моим подозрениям, тоже были оттуда. Госсекретарь, министры обороны и внутренних дел. А также доктор Дэниель Дж. Форман, восседавший по левую руку от президента. Когда он успел появиться?

Устраивало конференцию Агентство по контролю за хторранским заражением. Его сотрудники – японская леди, к которой никто не обращался по имени, темнокожий парень, доктор Мойра Зимф, полковник Тирелли и еще двое мужчин, которых я не знал, – сидели лицом к президенту. Мое место оказалось за правым плечом Лиз. Лицо лысого человека, сидевшего с краю, почудилось мне знакомым, но я никак не мог вспомнить откуда. Лысый заметил, что я смотрю на него, и подмигнул.

Президент сказала: – Сегодня я должна принять решение. Я хочу, чтобы вы все знали: это мое единоличное решение. От вас требуется только информация. Ничего больше. Свои мнения можете не излагать. Мне они уже известны.

Она обвела взглядом присутствующих, останавливая на некоторых свой знаменитый взгляд. Я слышал о нем. Один телекомментатор после памятной пресс-конференции сказал, что взгляд президента заставил его снова почувствовать себя шестилетним ребенком, застигнутым матерью, когда он лезет в буфет. Фраза врезалась мне в память. Никто не мог солгать под этим взглядом.

– Вы просмотрели видеозапись, – сказала президент. – Ее подтекст… обескураживает. – Она налила в стакан воды из графина и отпила глоток. – Но у нас нет времени разбираться в тонкостях. Мы должны решить главный военный вопрос. Нельзя больше откладывать, его. Разрешите мне воспользоваться военной терминологией. Огромные территории Соединенных Штатов находятся под контролем противника. Они не только оккупированы, но и колонизированы. Надо принять решение применении или неприменении ядерного оружия против этих сукиных детей.

И она вновь обвела всех пронизывающим взглядом.

Никто здесь счастливым не выглядел. У меня возникло чувство, что этот спор продолжается уже давно и что сегодня одна из сторон окончательно проиграла. Против видеозаписи трудно было возражать.

– Моральная сторона вопроса меня больше не интересует, – заявила президент. – Сегодня мне необходимо знать, что произойдет, если мы продолжим… – она заглянула в папку, лежавшую перед ней, – операцию «Валгалла». По плану "Б". Полагаю, большинство из вас знакомы с деталями. Кстати, пятнадцать минут назад я распорядилась начать операцию и привести все в состояние «желтой» готовности. Я говорю это, чтобы подчеркнуть чудовищность нашего собрания. Мы подошли к последнему пределу, за которым обратного пути не будет. – Она повернулась к министру внутренних дел: – Фред, давайте обсудим последствия операции для гражданского населения.

Тот встал.

– Госпожа президент, существует три вида последствий, на которые следует обратить внимание. Во-первых, радиоактивные осадки, хотя мы и намерены использовать оружие с «чистой упаковкой» радиоактивных частиц. Денвер, по-видимому, придется эвакуировать.

– Выражайся нормальным языком, Фред. Покинуть.

– Э… да. Покинуть Денвер. За исключением тех зданий, которые в достаточной мере приспособлены для существования в радиоактивной среде. Например, это сооружение может функционировать с полностью укомплектованным персоналом в течение трех лет. – Министр посмотрел на президента. По его лицу струился пот. – Госпожа президент, это не краткосрочные эффекты. Возможно, придется эвакуировать город в течение пяти суток, если возникнет такая необходимость. Я имею в виду, что без соответствующего переоборудования укреплений на подступах к нему мы просто сдадим город врагу. Они займут эту территорию мгновенно. Президент посмотрела на него.

– Это все равно произойдет – завтра или через полгода. Расчеты показывают, что Денвер нам не удержать. Мы находимся слишком близко от самого крупного очага заражения в стране – Скалистых гор. Если мы уничтожим гнезда ядерным ударом, Денвер станет непригодным для проживания из-за радиоактивных осадков, правильно? Прекрасно, тогда ни одна из сторон не воспользуется городом.: Министр шумно выдохнул. Он был побежден.

– Остаются две проблемы, которые я хотел бы отметить. Первая: как гражданское население отреагирует на использование ядерного оружия?

Президент сказала: – Продолжайте.

– Я подозреваю, что оно будет деморализовано, мэм. Это продемонстрирует, насколько серьезной угрозой являются черви.

– А я подозреваю, что это также продемонстрирует, насколько серьезна наша решимость покончить с этим. Проблемы связи с общественностью сейчас меня не интересуют.

– Да, мэм. И вторая проблема: в зараженных зонах тоже проживает гражданское население. Сколько времени мы можем дать им на эвакуацию? И откуда возьмем средства для этого?

– А? – Ее лицо затуманилось. – Фред, вы берете на себя слишком много. Я не собираюсь делать это достоянием гласности до тех пор, пока ракеты не поднимутся воздух.

– Госпожа президент!

– Никаких предупреждений не будет! – с яростью воскликнула она.

– Я протестую!

– Конечно протестуете! Весь опыт предупреждения населения о военных операциях против червей показывает, что это не более чем сотрясение воздуха. Следует предполагать, что любой человек, проживающий на зараженной территории, тем или иным способом сотрудничает с врагом. У меня нет ни малейшего намерения ни предупреждать хторранских захватчиков о наших следующих шагах, ни дарить коллаборационистам-ренегатам возможность сбежать куда-нибудь, чтобы продолжать свою изменническую деятельность.

Тут я впервые увидел, что президенту изменила выдержка.

Министр внутренних дел, похоже, совсем расстроился. Он сел.

Президент сказала: – Ладно, давайте посмотрим, правильно ли я все поняла? – Она начала загибать пальцы. – Мы столкнемся с радиоактивными осадками, так? Потеряем Денвер. Также потеряем на какое-то время большую часть района Скалистых гор, верно?

Министр кивал.

– Поскольку мы их и так теряем, это нельзя считать потерями. Далее – реакция гражданского населения. Учитывая режим чрезвычайного положения, мы с ней справимся. Я не ошибаюсь?

– Мы на это надеемся.

– Надеетесь?

– Госпожа президент, у нас слишком мало данных, чтобы прогнозировать подобные ситуации.

– Меня не интересуют ваши компьютерные модели, Фред. Я хочу знать, что вы чувствуете нутром. Как отнесутся к этому люди?

Министр покачал головой: – Не знаю.

Президент повернулась к Форману: – Дэнни?

Формен прикрыл глаза, помял большим и указательным пальцами переносицу, на секунду сосредоточился.

– Будет шок. В определенной мере расстройство. Возможна паника. – Он открыл глаза. – Вам необходимо выступить.

– Я планирую сделать заявление.

– Нет. Нужна речь. Зажигательная. Злая. Фокусирующая энергию на враге. С множеством хороших цитат. Скажите о решимости, длинном темном туннеле. Напомните им, что Земля – это наша планета. Воодушевите их.

105
{"b":"10128","o":1}