ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Будь честным, Джим, – настаивал Форман. – Да.

– Спасибо. Это очень хорошо. Откровенно. – Он на минуту отвернулся, налил себе стакан воды и выпил его. Тем временем у меня появилась возможность посмотреть на зал. Лица людей были отнюдь не враждебны. Люди были… за меня. Этот вопрос касался и их тоже. Я был ими. Неожиданно я почувствовал, что испуган уже не так сильно, как вначале.

Форман поставил стакан на место и вернулся ко мне.

– А теперь, Джим, я прошу тебя подумать. Тот выбор, перед которым поставили тебя, был таким же, как то, что я продемонстрировал здесь некоторое время тому назад?

– Выглядело очень похоже.

– Да, похоже. Но было ли это тем же самым?

– Выглядело тем же самым… – начал было я. – Хотя нет, все иначе.

Теперь сомнения исчезли.

– Благодарю. А сейчас скажи, была «тренировка» Деландро такой же, как наша?

– Не знаю.

– Посмотри и подумай, Джим. Что между ними общего? В чем разница?

Я вновь ощутил вкус пистолета Деландро в своем рту и почувствовал злобу. Сначала нужные слова давались с трудом.

– Деландро блефовал… потому что он не объяснил мне… по крайней мере, сначала. – Я был вынужден сделать паузу. На глаза навернулись слезы, а почему, я не знал. В горле запершило. – То, что сказал их вождь, сводилось к следующему: не имеет смысла объяснять человеку выбор между жизнью и смертью, пока он закрепощен внутри установки на выживание, – потому что он все равно не поймет. Вот я… вот я…

Голос сел, больше я не мог произнести ни слова. Я вытер слезы.

Форман протянул мне стакан с водой, и я быстро осушил его.

– Все в порядке, – мягко сказал он. – Ты держишься молодцом.

Я вернул стакан, готовясь продолжить. Хотелось наконец выговориться и забыть об этом.

– Он лгал! Выбор, о котором он говорил, не был выбором! Я имею в виду выбор, который Деландро предоставил мне в действительности… – Теперь я это ясно видел; я чувствовал такую легкость в мыслях, что закружилась голова. – По сути, он спрашивал меня, хочу ли я жить настолько сильно, что позволю перепрограммировать себя. Только он не говорил об этом прямо!

– Конечно же нет, – поддержал Форман. – Ты бы скорее умер, чем дал себя перепрограммировать, а ему ты был нужен живой.

– Да, теперь я понимаю. – Потерев лоб, добавил: – Но все равно это нечестный прием. – Я поднял глаза на Формана. – Разве не так?

– Только не для них, – заметил он. – По их правилам, лишь «пробудившийся» способен понять реальный выбор, а «гостями» надо руководить – проще говоря, манипулировать. Ты попался в логическую западню, Джим. Но это следующий вопрос, и о нем мы поговорим в другой раз. Как ты себя чувствуешь сейчас?

– Прекрасно, – ответил я. – Честное слово, хорошо.

– О'кей. – Форман выглядел удовлетворенным. Белые волосы все так же светились нимбом над его головой. – Ты делаешь успехи. Мы почти закончили. Продолжай просто говорить правду.

– Я буду говорить правду, – сказал я.

– Итак: ты абсолютно уверен, что мы занимаемся здесь не тем же самым?

– Не знаю, – смущенно признался я. – Деландро тоже нельзя отказать в проницательности. Он относился к своему делу с такой же страстью, как… вы к своей базисной группе. Он тоже говорил о выборе и ответственности.

Форман кивнул.

– Видишь, Джим, теперь ты понимаешь, что одну и ту же методику можно использовать и на благо, и во зло. А добро и зло очень часто не более чем сумма условностей, о которых договариваются люди, чтобы определить точку отсчета. Джейсон Деландро утверждал, что он создает партнерские отношения с червями. Ты убедился воочию, что это действительно так. Мы же не ищем компромиссов с захватчиками. Несколько лет назад мы беседовали с тобой насчет другого выбора, помнишь? Тогда я спросил, что ты хочешь делать. Помнишь свой ответ?

– Я сказал, что хочу убивать червей.

– Верно. Ты по-прежнему этого хочешь?

– Да. Даже больше, чем когда-либо.

– Хорошо. Очень хорошо. – Форман, положив руку на мое плечо, нагнулся ко мне. Когда он заговорил снова, его голос звучал спокойно и доверительно. – Теперь послушай меня. Не важно, что наши занятия похожи на уроки Деландро. Это вполне возможно. Я не знаю, что именно он делал, и это меня мало волнует, в конечном итоге даже не имеет значения, потому что дело не в тренировке, а в том, что ты собираешься делать после ее завершения. Вот главный вопрос: одинаковы ли у нас цели? Ответь, совпадает ли наша цель с тем, чего хотел Джейсон Деландро?

– Нет.

– Не совпадает. Ты уверен в этом? – Да.

– Абсолютно уверен?

– Да.

– Тогда почему ты реагировал так, словно они совпадают? А?.. – Голос Формана стал жестким. – ПОЧЕМУ ЖЕ ТЫ РЕАГИРОВАЛ ТАК, СЛОВНО НАШИ ЦЕЛИ И ЦЕЛИ ДЕЛАНДРО ИДЕНТИЧНЫ?

– Я… я…

Мое горло скрутила болезненная судорога. Стеснило грудь. Я не мог вздохнуть…

– Все в порядке, Джим. – Форман дотронулся до моего плеча. – Что ты сейчас чувствуешь?

– Мне трудно дышать. Больно.

– Где больно?

– В… внутри. – Я потер грудь. – Давит.

– Словно тебя раздавили?

– Да.

– М-м. Хочу, чтобы ты кое на что обратил внимание, Джим. Я задал вопрос, и, вместо того чтобы ответить на него, ты испытал лавину сильных физических ощущений. У нас здесь происходит еще что-то, о чем ты все-таки не хочешь говорить правду, но оно постоянно дает о себе знать. Ты пытаешься подавить это в себе, а оно рвется наружу и переходит в физическое давление. Так что давай я повторю вопрос, а ты не удерживай ответ в себе, договорились?

Я судорожно сглотнул и кивнул.

– Почему твоя реакция была такой, словно наша тренировка не отличается от той, у ренегатов?

– Потому что все выглядело так же, и я испугался, что снова придется пройти через… – Я выпаливал слова так быстро, что они наталкивались одно на другое. Ответить оказалось проще, чем я думал. – Я был напуган. И не хотел снова отдавать контроль над своим мозгом в чужие руки.

– Должен тебя огорчить, – прошептал Форман мне на ухо театральным шепотом. – Это невозможно.

– Да?

– Это твой мозг. Разве кто-нибудь, кроме тебя, может отвечать за его действия?

– Не… нет. Вы хотите сказать, что никто не промывал мне мозги?

– Я ничего не хочу сказать. Просто стою здесь и задаю вопросы.

– Нет, вы сказали, что такой вещи, как промывание мозгов, вообще не существует. – Во мне снова начала расти паника. Словно я мчался по русским горкам. Снова западня. – Я знаю, о чем вы думаете. Вы собираетесь сказать, что я прячу голову в песок, а мои слова о промывании мозгов лишь предлог избежать ответственности за совершенные мною поступки, разве не так?

– Ты так думаешь?

– Это вы так думаете! – Я перешел на крик. – По крайней мере, предполагаете! Но я был там и знаю, что происходило! И не представляю себе другой трактовки! Сейчас все выглядело точно так же. И я испугался!

– Все точно, – согласился Форман. – Все абсолютно точно.

– Что? – Я растерялся. – Что точно?

– Твои слова. Повтори, пожалуйста.

– Это выглядело так же, и я испугался.

– Правильно. – Форман ухватился за мое утверждение. – Для тебя все выглядело так же, и ты повел себя как и тогда, хотя ситуация и не была таковой. Ты понимаешь это?

– О да.

– Реакция была автоматической, верно? Кнопку нажали, и твоя машина заработала, не так ли?

– Ох… – Я обмяк в кресле. – Уф-ф. – И закрыл глаза руками.

– Какая запись включилась, Джим?

– Э-э… Злость?..

– Ты спрашиваешь или утверждаешь?

– Утверждаю, – сказал я. – Злость.

– Там было еще кое-что, Джим. Не просто злость.

Что же это?

Проглотив слюну, я опустил голову и тихо сказал; – Ярость. Я хочу сказать… что на какое-то время я перестал быть человеком. Превратился в животное. Хотел убить. И убил бы тогда. Если бы смог.

– Да, – кивнул Форман. – Твоя ярость проявилась очень наглядно. Видишь, насколько она была автоматической?

Он был прав. Я едва сдерживал дрожь; хотелось закричать – и в то же время я почувствовал облегчение.

18
{"b":"10128","o":1}