ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Платт!

– Фу, спасибо за угощение – Я помахал рукой, отгоняя вонь. Глаза заслезились. – Послушайте, что здесь должен делать человек, желающий позавтракать?

– Спут-пфут.

– Где можно поесть? Понимаешь: еда, пища.

– Бруррп! – ответил червь, попятился, развернулся и поплыл к центру поселения.

Я пожал плечами и скрепя сердце последовал за ним. Хторр двигался с такими присвистами и хрипами, что в голову невольно пришла мысль о слоне-астматике с паровым двигателем. Раньше я как-то не задумывался, что у хторран могут возникнуть проблемы с дыханием в земной атмосфере. Вероятно, они привыкли к более густой, более плотной смеси.

Завтрак представлял собой общую трапезу под сенью дубов. С ветвей свисали розовые вуали, похожие на праздничные занавески. Здесь же вились пучки черной лозы с только что распустившимися ярко-синими цветками. Еще издали я почувствовал сильный аромат. Все здесь было таким веселеньким – это в центре зоны военных действий! – что заставило меня вспомнить о безумном чаепитии.

Мужчины и женщины, кроликособаки – маленькие симпатичные и крупные, тощие, отвратительные – и дети сидели за шестью огромными столами, стоявшими буквой П в тени деревьев, и за разговорами с аппетитом ели. Внутри сидели только малыши и кроликособаки, все остальные занимали места с наружной стороны столов. Увидев нас, они разразились приветствиями. Правда, я не понял, кому они предназначались – мне или моему спутнику.

Червь свернул в сторону и поплыл куда-то по своим делам. Лысый мужчина с пышной бородой окликнул меня по имени и помахал. Он был одет в ярко-красную шерстяную рубашку с накладными карманами. Улыбаясь, он встал, а затем с радушным видом потопал вверх по склону мне навстречу.

– Добро пожаловать, Джим. Меня зовут Рей.

Он схватил меня за руку и потряс ее, потом, дружески похлопывая по плечу, повел меня к столу.

– Усаживайся здесь, мы оставили для тебя место. Лули хотела, чтобы ты сидел рядом с ней.

Слабо улыбнувшись, я кивнул Лули – малышка была в восторге – и присел на кончик скамьи. Кто-то поставил передо мной миску, кто-то положил вилку и ложку.

– Посмотрим сегодня мой зверинец? – спросила Лули.

– Твой зверинец? Ах да, конечно, Если никто… – я огляделся, – не будет возражать.

– О, не бойся, – сказала девочка. – Я уже попросила разрешения.

– Ешь, – сказал Рей. – Положи себе вот это и это тоже попробуй. Приготовлено по новому рецепту Джесси! – Повысив голос, он позвал: – Эй, Брауни!.. – Один из мальчишек подскочил к столу. – У нас гость. Тащи сюда горячее.

– Сейчас.

Брауни испарился. На стол подавали старшие дети и несколько высоких тощих кроликособак. Лули называла их кроликочеловеками. Дети приносили тарелки с едой, кроликолюди уносили пустую посуду, нередко останавливаясь, чтобы тщательно вылизать тарелку. Иной раз им приходилось соперничать с собаками и тремя-четырьмя похожими на свиней существами, рыскающими вокруг в поисках объедков. Красно-коричневые, они напоминали тапиров или гигантских либбитов – похожих на сосиску хторранских грызунов.

Я осторожно наполнил свою тарелку. Некоторые блюда были мне неизвестны, но даже знакомые имели странный вид и вкус. Хлеб был розовый и слаще, чем обычный. Джем почти что флюоресцировал красноватым светом и незнакомо пах. Яйца, несмотря на оранжевый цвет, оказались вкусными.

На край стола передо мной сел воробей. В клюве он держал что-то розовое и мясистое, напоминающее толстенького голого человечка. Человечек корчился и пищал.

Рей локтем подтолкнул меня.

– Птицы обожают «детские пальчики», а здесь их почему-то видимо-невидимо.

Воробей покосился на своих соседей, видимо, решил, что наша компания ему не подходит, и упорхнул куда-то за мою спину…

Почти сразу позади раздался отчаянный писк. Я оглянулся и посмотрел вверх: воробей, обезумев, бился в складках бархатистой розовой вуали. Чем больше он трепыхался, тем сильнее запутывался. Вокруг поднялось сверкающее пыльное облачко, а потом вниз по паутине стремительно сбежала жирная волосатая когтистая тварь.

Воробей пискнул еще раз и замолк.

– Ты еще насмотришься, – сказал Рей. – Мы называем это эволюцией в действии.

– Это не эволюция, – начал было я, – это – вторжение!

Но тут же осекся. Нет, не стоит спорить с этими людьми. Ни о чем. Я не собирался предоставлять им возможность… объяснять мне порядок вещей.

Я снова уставился в свою тарелку, потыкал вилкой в какое-то месиво золотистого цвета и осторожно попробовал его; оно немного напоминало по вкусу картофельное пюре и немного свежий хлеб, но хрустело на зубах и оставляло во рту теплый маслянистый привкус. Я подцепил варево на вилку и стал внимательно рассматривать. Может быть, крупа?

– Мы стараемся по возможности использовать новые источники пищи, – сообщил Рей и положил на мою тарелку ярко-красную, напоминающую помидор штуку. – Попробуй, тебе понравится.

Я осторожно откусил кусочек. «Помидор» был сладким, ароматным, с привкусом спиртного. Я удивленно поднял глаза на Рея.

– Хторранский, – кивнул он. – Да нет, не запьянеешь. Во всяком случае, не как обычно. Но приятное тепло почувствуешь.

Тем временем вернулся Брауни с двумя подносами.

– О нет, спасибо. – Я отказался от жареных «пальчиков». На другом блюде горкой возвышались горячие шкворчащие куски… Я не сразу узнал мясо. Оно было краснее обычного.

– Что это? – спросил я. – Те, что похожи на поросят? Крупные либбиты?

– Сначала попробуй, – улыбнулся Рей и положил несколько кусков на мою тарелку.

– Так обычно говорила моя мать. Что это?

– Пока не съешь кусочек, не скажу.

– И это она тоже говорила.

– Ты ее ненавидел за это, правда?

Я не ответил. Не его собачье дело, кого я ненавидел, а кого нет. А может, как раз его. Я же знал, чего они добиваются – пытаются усыпить мою бдительность.

– Давай, Джим, попробуй кусочек. Мы не травим своих гостей.

Это не вдохновило, но мои вилка и нож сами отрезали кусок красного мяса.

Я ожидал, что оно будет жестким, как свиная грудинка, но мясо таяло во рту, подобно тушеной телятине, – оно было мягким и имело сильный сладковатый привкус. Я отрезал еще кусок.

– Это напоминает молодого барашка, – сказал я, жуя.

– А вот и нет. Это кроликособака. Вкусно, да?

Я задохнулся – и проглотил кусок помимо своей воли.

– Вы имеете в виду – мистера Президента?

Рей повернулся к своей соседке с другой стороны.

– Это мистер Президент? – указал он на поднос. Она отрицательно покачала головой: – О нет, это Пинки. Орри съел мистера Президента вчера ночью, на Апокалипсисе. Сегодня вечером нам предстоит избрать нового президента.

– Опять? – спросила Лули, громко чавкая.

– Лули, не разговаривай с полным ртом, – сделал ей замечание Рей и повернулся ко мне. Должно быть, я слегка позеленел, потому что он сказал: – Я тебя понимаю, Джим. Сам прошел через это всего несколько месяцев назад. Послушай… – Он накрыл ладонью мою руку, его лицо стало серьезным. – Мы создаем здесь будущее человечества. Перемены порой огорчают, Но мы сознательно идем на это, потому что перемены очень важны.

Я с трудом проглотил слюну. Запил темно-красным соком – не виноградным, но сладким и холодным. Эта пауза позволила мне тщательно подобрать слова. Взглянув на Рея, я сказал: – А если мне не нравятся эти перемены? Если я не желаю в этом участвовать?

Он покачал головой: – Ты уже участвуешь, Джим, потому что перемены неизбежны. Ты можешь только выбрать, какую роль тебе играть. Либо примкнуть к противникам перемен, иными словами, быть камешком, который несет поток, либо стать частицей самого потока. – Он похлопал по моей руке. Я подумал, не дать ли ему в зубы. Только это ничего не изменит. – Джим, выкинь из головы все, о чем ты думаешь, что знаешь и видишь, и разберись, что же происходит на самом деле. Ты сильно удивишься.

Я не ответил. Даже не посмотрел в его сторону. Уставился в тарелку и гадал, что же я успел съесть. Из чего они, например, приготовили оранжевое пюре? Из молотых насекомых? Я отодвинул тарелку в сторону. Сыт по горло!

23
{"b":"10128","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дитя подвала
Дикий дракон Сандеррина
Элиза и ее монстры
Дыхание снега и пепла. Книга 2. Голос будущего
Безликий. Возрождение
Сирена
Иди на мой голос
Моя судьба в твоих руках
Укрощение строптивой