ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На земле валялось несколько трупов, в основном мужчины. Я узнал Джинко и Грегори-Энн. Теперь понятно, как рокеры обнаружили нас.

Рокеры. Здоровенные, уродливые и опасные парни. Целые банды их месяцами раскатывали вверх и вниз по побережью. Армия не обращала на них внимания, словно бандиты того не стоили. Официальная позиция была такова: пусть о них позаботятся черви.

Сейчас я воочию убедился, насколько была глупа такая политика.

По-видимому, рокеры бесчинствовали уже давно. Большинство девушек были раздеты догола; одни старались прикрыться руками, другие просто стояли, стыдливо опустив голову.

Интересно, скольких уже изнасиловали?

Я проклял себя за осторожность.

Ладно, сейчас все наверстаю.

У меня было два преимущества.

Элемент неожиданности. А также «АМ-280» и вдоволь боезапаса. Одним словом, Мистер Изуродую. Не хватает каски, но я обойдусь. Оставалось прицелиться и нажать на спуск.

Однако придется попотеть: их не меньше двадцати, а я один.

Я не дал себе времени подумать над этим неравенством.

Шагнул из-за гаража и открыл огонь по ближайшей ко мне части живого кольца из мотоциклистов. Дурачок выбежал следом и, бормоча, наставил на них свою палку. Три рокера упали почти сразу, и прошла пара секунд, прежде чем кто-нибудь понял, что происходит. Два бандита наехали на упавших и кувырком полетели на землю, грязные, волосатые, широкогрудые животные.

Еще двое выехали из-за толпы пленных, заметили меня и схватились за оружие. Их мотоциклы были оснащены ракетными установками. Я не стал ждать, пока они прицелятся. Дурачок, подпрыгивавший на месте, тоже помчался следом за мной за гараж. Там я подождал, когда они покажутся, и вышиб из седла одного, а второму отстрелил голову и тут же повернулся, чтобы встретить троицу, обогнувшую дом с противоположной стороны. Винтовка зажужжала, захлопала, и в животе одного из нападавших появилась красная дыра. Другой мотоциклист вильнул в сторону и упал вместе с машиной; я не пристрелил его – он был оглушен. Третий парень попытался развернуться – этого я достал в спину.

Потом упал на землю, перекатился и вскочил на ноги, не прекращая стрельбы; достал еще одного, только что выросшего позади меня, снова развернулся к упавшему и застрелил его раньше, чем он успел подняться. Дурачок уже плясал рядом с валявшимся мотоциклом.

А потом наступила тишина.

Хотя нет, не совсем. Слышался треск двигателей, работавших вхолостую. На земле лежало шесть мотоциклов.

Мелькнула мысль схватить машину – ту, что с ракетными установками, – и контратаковать. Я бросился к мотоциклу, на который претендовал Дурачок…

И тут машина взорвалась.

Меня сбило с ног. Скользя на заднице по земле, я отметил вспышку оранжевого пламени, тугую волну жара и столб жирного дыма.

На мотоцикле была установлена мина-ловушка.

Она разнесла моего Дурачка на мелкие кусочки. Вокруг продолжали падать комья земли.

На его месте мог быть я.

В ушах все еще звенело.

Ерунда, остались другие машины.

Нет! Я не знаю, сколько здесь всего бандитов. Но если хоть один до сих пор жив, необходимо позаботиться о нем сейчас же.

Бегом обогнув гараж, я вылетел на поляну, готовый к атаке.

И остановился как вкопанный.

Помощь не требовалась.

Валери только что перерезала горло последнему рокеру.

Она стояла над ним, обнаженная, улыбающаяся и забрызганная кровью. Вид у нее был торжествующий.

Горькими слезами Люси обливалась.
В рот она брать ужасно боялась.
А в момент самый жуткий
Отвлеклась на минутку -
И с полным ухом осталась!

18 ПОСЛЕДСТВИЕ

Люди не нанимают адвоката, если хотят добиться справедливости. К нему обращаются, когда хотят отомстить.

Соломон Краткий.

Я послал Лули в овраг, чтобы она немедленно привела Фальстафа. Мы не знали, остались ли еще живые рокеры или нет. Рисковать было нельзя.

Других детей я отослал на поиски остальных членов Племени, Очевидно, большинство охраняли границы лагеря. Как оказалось, безрезультатно.

Но, по крайней мере, большая часть малышей находилась вне лагеря. Каждый день Джейсон отсылал по нескольку человек в запасные укрытия. Я знал только одно из них. За бассейном тянулось заброшенное поле. На его дальнем конце стояли три рекламных щита. Мы повалили их, превратив в импровизированные навесы. Со стороны они выглядели теперь кучей камней, но на самом деле там скрывалось неплохо обеспеченное запасами убежище. Я разослал детей по остальным тайникам позвать всех сюда. Валери тоже начала хлопотать. Да-да, Валери! На мой вопросительный взгляд она спокойно заметила: – На драмы сейчас нет времени. Поразительная женщина!

Она послала нескольких девушек обыскать трупы и собрать оружие, но предупредила, чтобы никто не подходил близко к мотоциклам. Другие машины тоже могли быть заминированы. Затем она распорядилась, чтобы тела стащили в одно место. Мотоциклисты являлись… пищей. Рей, Тед, Грегори-Энн, Джинко, Дэнни и Билли – тоже пища, но сначала мы отдадим им почести и только потом пустим на корм новорожденным малышам.

К этому времени вернулся Фальстаф, и мы с Валери отправили его патрулировать ближний периметр. Он хотел было поесть, но Валери настояла, чтобы он отправился в дозор немедленно. С недовольным рокотом хторр уполз.

С возвращением Фальстафа из укрытий вылезло большинство кроликособак и кроликолюдей. Куда делись Джейсон и Орри, никто не знал. Джесси и Джан тоже отсутствовали. А также Орсон, мистер Президент и Либби. И Франкенштейн с Марси. И большинство взрослых мужчин.

Ладно, обойдемся без них.

Валери созвала круг.

Круг плакальщиков, как она выразилась.

Она начала: – У нас нет времени, чтобы по-настоящему оплакать погибших, так что пусть каждый выпустит из себя столько злобы и печали, ярости и скорби, сколько сможет. Давайте поглядим, какой шум мы поднимем. Ну-ка все разом! Никто не молчит!

И мы сделали это.

Мы завывали, топали ногами, кричали. Валери изнасиловали, и она жаждала мести. Еще три девушки кричали о том же. Мне стало стыдно за то, что я мужчина. Я чувствовал себя так, словно надо мной тоже надругались. Я кричал вместе с ними. Дети вскрикивали и пронзительно визжали. Я ревел. Фальстаф ревел. Весь круг ревел. Мы сжимали в комок все наши эмоции и выталкивали их из себя – через глаза, через уши, через глотки, – и делали это до тех пор, пока не осталось сил больше ни на что…

А потом бросились друг другу в объятия, прижались друг к другу. Мы плакали. И целовались, и смеялись, и гладили друг друга по головам, и уверяли, что кошмар кончился и теперь все образуется.

А затем Валери остановила нас.

– Довольно, для начала хорошо. Теперь за работу. Я знаю, что мы не выплакали все свои слезы, но мы до-плачем, когда вернется Джейсон. Давайте закончим уборку и поедим. Договорились?

Она распределила всех по работам, а сама принялась готовить обед, и к десяти часам мы сумели почистить, помыть, накормить и уложить спать всех детей.

Джейсон все не возвращался.

Мы с Валери смотрели друг на друга.

Может, с ним что-то случилось?

Нет.

Мы гнали от себя даже мысли об этом.

Вернулся Фальстаф с урчащим животом, и мы разрешили червю съесть нескольких рокеров. В ближайшие дни его газы, вероятно, будут просто невыносимыми.

Деландро, Джесси и все остальные, включая Орри и Орсона, вернулись после полуночи, совершенно измотанные.

Они терпеливо выслушали Валери и меня.

А потом Джейсон взорвался.

Он пришел в ярость, узнав, что мы вернули всех из аварийных укрытий.

– Ты тупой проклятый дурак! Для чего я рассредоточивал лагерь? Чтобы мы не подставляли себя, как скотину под нож! Как по-твоему, что произошло бы, если бы сюда заявились остальные рокеры?

38
{"b":"10128","o":1}