ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Встали, покраснев, еще несколько человек. Снова послышался добродушный смех.

– Посмотрите, это те, кто считает ложь путем к выживанию. Прошу дам обратить особое внимание: за этих мужчин очень рискованно выходить замуж. А вы, мужчины, должны остерегаться этих леди. Нет, не садитесь. Я еще не закончил.

Встаньте все, кто сомневается. Заверяю, вы тоже беспокоитесь о своем выживании. Ваш способ – терзать себя сомнениями. Этим вы как бы оправдываетесь, что не занимаете твердую позицию. Ну, давайте, поднимайтесь.

На стульях осталось всего человек десять.

– Теперь я хочу, чтобы вы обратили внимание на тех, кто до сих пор сидит, – сказал Форман. – У них якобы нет сил бороться за свое выживание. Это их так называемая позиция. Они много вкладывают в нее. Это те, чья хата с краю. Они не участвуют, а это и есть их способ участия. Их способ выживания.

Итак, разрешите обобщить. Вы думаете, что правота человека гарантирует ему выживание. Или считаете, что для этого надо хорошо выглядеть. Или поступать разумно. – Он помахал рукой. – Сядьте все. Внимание, это относится к нашей теме. Вы сделаете все, что, по вашему разумению, необходимо сделать, – все равно что, – только бы выжить. Подчеркиваю: вы пойдете на все, если посчитаете, что это необходимо для вашего выживания. По сути, это единственное, на что вы способны. Вы просто не умеете делать ничего, что не касалось бы выживания.

Поэтому давайте немного порассуждаем. Я вижу, что кое-кто не согласен со мной. И это хорошо. Просто прекрасно. Я не собираюсь переубеждать вас. Мы просто взглянем со стороны и разберемся, верно ли это. Если верно, тогда не важно, согласны мы с этим или нет, не так ли?

Форман снова улыбнулся. Мне захотелось нагнуться и проверить, нет ли под моим стулом капкана. Или бомбы.

– Начнем… пожалуй, с биологии. Здесь есть биологи? Подняли руку я и еще несколько человек.

– Прекрасно. Вы компетентны. Разрешите мне поработать с кем-нибудь несведущим. Кто незнаком с биологией?

Поднялось гораздо больше рук. Форман обратился к человеку с внешностью латиноамериканского типа: – Вот вы, Дельгадо. Какова важнейшая задача человека?

– Воспроизводить себе подобных?

– Это лишь часть, но не все. Что еще? – Пища?

– Вы перебираете варианты. Не стоит. Кто-нибудь знает? – Он указал на молодую женщину.

Та встала: – Выжить.

– Правильно. Видите, иной раз ответы весьма просты. Если организм не выживет, он не сможет сделать ничего, не так ли? Без жизни невозможно остальное. И вы это чувствуете: если не осознанно, то нутром, на клеточном уровне. Каждая клетка вашего организма имеет одну-единственную цель – выжить. Это фундаментальный закон биологии.

Конечно. Только мне это давно известно. Пусть он скажет что-нибудь новое. Скрестив руки на груди, я откинулся на спинку стула.

Форман спустился в зал и подошел вплотную к женщине. Ее звали Озалия. Шапка блестящих черных кудрей обрамляла ее лицо. Она напоминала маленькую девочку.

– Хорошо, но теперь будет труднее. В чем заключается цель жизни?

– Э…

– Я сказал цель, а не смысл.

– Цель… выжить, да?

– Да?

Форман подзадоривал ее, словно знал секрет, но делиться им не собирался. Озалия покачала головой: – Не знаю.

– Правильно. Один Бог знает, – подмигнул ей Форман. – А вы легко с этим справились.

Озалия была явно польщена. Форман оглянулся на остальных.

– Господь сам выбирает нам цель жизни. Это его работа. Мы не настолько самонадеянны, чтобы брать на себя такую ответственность, если, конечно, не претендуем на роль богов. Будучи богами, мы могли бы сами выбрать такую цель жизни, какой она должна быть по нашему разумению. Лично я выбрал бы создание на планете разнообразия. Кое-кто, возможно, пожелал бы сладкой жизни: пуститься во все тяжкие, умереть молодым и оставить после себя труп в очень приличном состоянии. Но это не выбор богов, согласны?

Ладно, не мучайте себя. Мы пока что не боги, и рассуждения эти отвлеченны. Давайте опустимся на уровень, понятный среднему шимпанзе. Итак, Озалия, вы не знаете, в чем заключается божественная цель вашей жизни, верно? Но ваша цель вам известна? Подождите… – Форман неожиданно направился в глубину зала. – Прежде чем вы ответите, разрешите мне прочитать, как определена «цель» в толковом словаре. – Он взял со стола одну из книг. – «Цель – то, к чему стремится или чего хотят достичь. Назначение или намерение». – Он отдал словарь ассистенту и вернулся к Озалии. – Думайте хорошенько. Предупреждаю, что от этого зависит ваша жизнь. Какова ваша цель по отношению к себе?

С Озалии моментально слетело все самодовольство, уступив место растерянности. Покачав головой, она забормотала: – Я думаю, что… По-моему, это…

Она расстроилась, и голос ее зазвучал слегка пискливо.

– Я думаю, что цель моей жизни выжить, нет? – полувопросительно сказала она. – Это моя единственная цель, да?

Форман задумчиво кивнул.

– Страшное открытие, не так ли? – подтвердил он и обернулся к нам. – Озалия понимает иронию судьбы. А остальные? Стремление выжить – ошибочная цель, и вам суждено проиграть. Если не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра. Не послезавтра, так в любой другой день вы умрете, гарантирую. Можете верить моему слову. Ваша жизнь – удовольствие, имеющее предел. Но вы, зная об этом неприятном факте почти с рождения, продолжаете рассчитывать на победу. Она невозможна. Все, на что вы способны, – это лишь отсрочить поражение. И это называется победой? – На лице его появилось сердитое выражение. – Вы хоть понимаете, насколько это глупо? Отсрочить поражение не значит победить. Оно все равно останется поражением! Вы просто затягиваете трагедию. И это жизнь? Да, некоторые начинают осознавать цену времени, потраченного на выживание. Такую жизнь назвать жизнью нельзя.

Тем временем Озалия неизвестно отчего расплакалась. Она стояла рядом с Форманом, тихонько шмыгая носом, по ее щекам потекли слезы.

Форман вручил ей платок и махнул рукой, разрешая сесть. Потом пересек зал из конца в конец.

– Ладно, я сказал, что мне нужны два добровольца. Пусть каждый пошарит под сиденьем, там приклеены Конверты. Пока не открывайте их.

Я не очень-то поверил этому, но секунду спустя нащупал конверт, вытащил его оттуда и стал рассматривать.

Все вокруг тоже вертели конверты и сравнивали их с другими, но конверты были одинаковыми.

Форман наблюдал за нами.

– Продолжим. Не открывайте конверты без моего разрешения. В них лежат карточки. Почти все они белые. А две – красного цвета. Ассистенты не знают, где лежат красные карточки. Конверты тасовали в течение пятнадцати минут, прежде чем приклеить к стульям. Никто, включая меня, не знает, кому достались красные карточки. Вы сами выбирали где сесть, как делаете это на протяжении уже шести дней.

А сейчас всем предстоит испытание, но двоим придется сделать это на платформе, чтобы продемонстрировать остальным, как это происходит. Двое из вас вызвались сделать это, совершив простой акт – они сели на те стулья, к днищу которых приклеены конверты с красными карточками. Теперь можете вскрыть конверты.

Я уронил свой конверт, а пока поднимал его, женщина на противоположной стороне зала охнула. Она встала, бледная как полотно, держа в руках красную карточку.

– Кто второй? – громко спросил Форман. – Кто еще не вскрыл конверт?

Женщина, сидевшая рядом, подтолкнула меня. Я уже открыл конверт и вынул карточку, но еще не успел взглянуть на нее.

Она была ярко-красной.

И четкие черные буквы гласили: «Вы умрете».

Я растерянно поднял на Формана глаза. Я был обижен и зол.

Жестокая шутка.

Возмущенно я взглянул на свою соседку. Это ведь ее карточка – она попросила меня пересесть. Это нечестно!

Тем не менее я медленно поднялся со стула.

Подняв карточку, чтобы ее видел Форман, я сказал: – Она у меня.

Всем дамам пришлось признать,
Что члена у Морта почти не видать.
Фыркнула одна красавица:
«Кому это понравится?»
Морт возразил:
«Я горд им обладать!»
41
{"b":"10128","o":1}