ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

41 ДЕНЬ КРОВИ

Насилие – последнее слово невежд. А также первое.

Соломон Краткий.

Неужели она права?

Что, если я действительно тронулся?

Это вечная проблема сумасшедшего: приходится верить другим на слово, потому что изнутри ничего не заметно.

Я быстро шагал по улице. Некоторые дети играли в игру, целью которой, казалось, было поднять как можно больше шума вокруг футбольного мяча, катившегося по дороге. Я свернул в парк, чтобы меня не затоптали. Здесь пахло жимолостью, хвоей и розами.

Может быть, нужно довериться Би-Джей? Я не хотел уезжать отсюда, мне здесь нравилось.

Но это место – западня. Бежать отсюда некуда. Если у кого-нибудь хватит решимости перебраться через скальную гряду, он застанет врасплох всю деревню. Стая хторран вычистит полуостров за считанные минуты.

Какие меры потребуются, чтобы обезопасить Семью?

Мы могли бы начинить перевал минами-сюрпризами, но этого все равно недостаточно. Поможет только взрыв перешейка, но по нему проходят все линии связи, равно как и силовые кабели, питающие электроэнергией Санта-Круз. Где-то рядом – пять огромных турбин, бесшумно вращающихся в океанском течении.

Что бы такое сделать?

Можно эвакуироваться.

Но Бетти-Джон не станет даже говорить об этом.

И правильно сделает. Где еще найти такое оборудованное место?

Нет, единственный выход – переместить всех на южный конец полуострова, принять строгие меры безопасности, осуществлять постоянное патрулирование и провести обязательные для каждого инструктаж и занятия. Необходимо обучить всех подростков обращаться с гранатометом и огнеметом.

Но Би-Джей не захочет, чтобы дети росли в милитаристских условиях. «Все это создает атмосферу страха и ненависти».

За спиной я слышал веселую возню и крики. В них звучала радость. Би-Джей права, им не нужны страх и паранойя.

А если я ошибаюсь? Они должны находиться в безопасности. – вот с чего надо было начинать спор. Проклятье! Доводы бесконечной лентой снова и снова прокручивались у меня в голове.

Все, чего я хотел для них, – это безопасности!

Я понимал, что со мной происходит.

Это и была запрограммированность на выживание, о которой толковал Деландро. Мозг – компьютер. Он хочет выжить. Для этого он будет делать все, что сочтет необходимым. Никаких ограничений в его запросах нет. Чем больше ты думаешь о том, что, по-твоему, нуждается в защите, тем яростнее пытаешься это защитить.

Ни плохого, ни хорошего в этом нет – просто так работает мозг.

Я хотел защитить своих детей.

Меня невольно тянуло к скалам на перешейке. Хотелось убедиться, не повреждены ли где-нибудь заграждения, и посмотреть, что еще можно сделать. Любая проблема имеет решение. И эта тоже.

Крики позади меня стали громче. И внезапно раздался визг. Я резко обернулся.

Дети с воплями бежали в разные стороны.

Сначала я это услышал и лишь потом увидел.

– Хторррр! Хторрррр!

Из парка выплыли три червя, с ними бежали люди!

Что?..

Но я уже знал ответ.

Они перевалили через гряду на перешейке и прошли парком. Не по улице – там бы их сразу заметили. Пользуясь парком как прикрытием, они стремились к самому сердцу Семьи.

Хторры врезались в детей, как бульдозеры. Я завопил и бросился к ним…

… потом свернул в парк и побежал к своему дому. И к джипу.

Кто-то включил сирену тревоги – низкий звук из двух чередующихся нот – то выше, то ниже. Я пулей пронесся вниз по траве, потом через японский мостик над ручьем и вверх по противоположному склону. Там метались растерянные дети, не понимающие, что означает сирена.

– Бегите к дому! Скорее из парка! С улицы! Бегите изо всех сил.

Где мои собственные дети?

Выбежав из парка, я увидел Холли, стоявшую у дома и смотревшую на улицу. Из деревни донеслись выстрел! Проклятье!

Я подхватил ее на руки и плечом толкнул дверь.

– Тебе надо спрятаться, милая. Это больше не игра!

– Нет, папочка! Нет!

Я упал на одно колено и схватил ее за плечи.

– Слушай меня, я люблю тебя! Ты должна спрятаться! Бог мне простит. Я затолкнул ее в шкаф и запер дверцу. Потом схватил огнемет и выбежал из дома.

Джип с рычанием ожил и рванул с места. Я круто свернул, выскочив на бордюр и вырвав с корнями куст, и направился к югу. Хторров я встречу на площади. Выстрелы прекратились, но по-прежнему слышались отвратительные пурпурные выкрики.

Когда я поворачивал по южной оконечности петли, наперерез выплыл червь и от неожиданности остановился. Джип, несущийся ему навстречу, застал его врасплох. Я нажал на тормоз, со скрежетом остановившись метрах в ста от хторра.

– Ну, иди сюда, жирный красный червяк! Иди к своему папочке! Я выпишу тебе билет в ад, причем только в один конец! – Я уже стоял на сиденье, закидывая за плечи резервуар. Сняв огнемет с предохранителя, я дважды проверил прицел. – Ну, иди же сюда, ты, скользкая красная мразь!

Червь скосил на меня глаза, поднял один вверх, другой опустил. Вопросительно прощебетал. Он колебался. Вероятно, ему хотелось повернуть назад, но он не осмеливался. Должно быть, его послали на разведку.

Поведение хторра было нетипичным. Дикий хторр издал бы свой боевой клич и напал, а этот сообразил, что я представляю собой угрозу. Этот хотел выжить. Какой-то извилиной я подумал, что, может быть, хторране разумны. Или эти просто выдрессированы?

– Иди сюда, сволочь! – Я снова вызвал его на поединок. Пока он был вне пределов досягаемости. Я не мог одновременно править машиной и стрелять, а червь не мог атаковать. Создалось патовое положение.

Долго оно продолжаться не могло. Рано или поздно из-за поворота появятся остальные, а сжечь сразу трех червей мне вряд ли удастся.

Сзади послышались шаги. Прежде чем я успел оглянуться, на водительское сиденье джипа проскользнула Маленькая Айви.

– Подъедем поближе, – сказала она.

Я схватился за ветровое стекло, чтобы не упасть.

– Только медленно.

Она тронула джип. Хторр попятился. Она увеличила скорость. Встав поудобнее, я поднял огнемет. У меня была только одна попытка.

Червь неожиданно вздыбился, бросая вызов: – Хторрр!

И ринулся мне навстречу…

Я сжег его еще до того, как он коснулся земли. Струя пламени уперлась в лилово-красное чудовище. Огненный шар взорвался, окутав его туловище. Тварь снова рванулась вверх, описала дугу и упала, корчась и катаясь по асфальту. Его крики были ужасны. Казалось, умирал человек!

А потом он стал просто горелой штуковиной, жирной и резиноподобной, от которой в воздух поднимались огромные клубы черного дыма.

– Все в порядке, поехали дальше!

Маленькая Айви подала назад, так как не могла его объехать – и спасла нам жизнь. Граната расковыряла дыру в том месте, где только что стоял джип. Я увидел вспышку – и, сбитый взрывной волной на сиденье, почувствовал, как джип оторвался от земли и – плюхнулся обратно. Сверху посыпался гравий и крошки асфальта.

Четверо мужчин и три женщины выбегали из-за поворота. С ними были двое хторран. Они образовывали безупречную стрелковую цепь. На какой-то момент я восхитился красотой операции. Люди и хторране вместе – эффект сокрушительный.

Потом – двигаясь автоматически – я снова поднялся. Перед глазами все еще стоял туман от контузии. Они, заметив меня, бросились врассыпную.

Из-за поворота появился еще один хторр вместе с четырьмя людьми. Я узнал его Не знаю как – может быть, по форме и окраске тела или по манере двигаться, – но это был Орри. И людей я узнал. Марси. И Деландро.

У Марси был гранатомет. Она припала на одно колено…

Маленькая Айви уже отъезжала задним ходом. Она вильнула в сторону, и между нами оказался сожженный хторранин. Обзор заслонили клубы жирного дыма.

Айви развернула джип и направила его к парку. Перескочив через бордюр, мы помчались вниз по склону. Сзади что-то взорвалось. Краем глаза я заметил, как расщепились и взлетели на воздух деревья. Опасаясь обломков, я пригнулся. Джип мотало по траве и кочкам, он форсировал ручей и устремился вверх по противоположному склону. Когда я оглянулся, никого не было видно.

82
{"b":"10128","o":1}