ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Майор Дьюк Андерсон из Спецсил. Я изучаю степень заражения червями в вашем районе. Сегодня днем я стал свидетелем нападения ренегатов на полуостров и обнаружил их базовый лагерь. У нас очень мало времени, полковник. Мы должны ударить по ним сегодня же ночью. Я знаю эту группу. Они ревилеционисты. Они снимутся с места еще до утра, если поймут, что обнаружены. Вы можете организовать ночной рейд?

– Майор, – возразила полковник Райт, – мои войска не готовы к подобным операциям.

Все верно. Канцелярский батальон. Пережиток недавних времен, их задача – вовремя запускать нужные программы.

– У вас есть пилоты? Вертушки? Люди, способные нацелить оружие нужным концом в нужную сторону?

– В моем распоряжении три команды, которые мы используем главным образом для спасательных операций.

– Сойдет. Соберите их, пожалуйста.

– Майор, я понимаю срочность…

– Нет, полковник, не понимаете. Эти люди взяли в заложники детей. То, чего вы не знаете, заключается в следующем: покинув лагерь, они не возьмут с собой заложников. Они скормят их своим червям, чтобы те могли продержаться неделю до следующей кормежки. Это – дети с полуострова. Есть шанс спасти их, но действовать надо немедленно. Все, чего я требую, – так это опросить ваших людей, не найдутся ли среди них добровольцы для конкретной спасательной операции. Сообщите им, что по ходу дела возможна кое-какая стрельба. Честно говоря, они могут твердо рассчитывать на это. Я лично беру на себя ответственность за планирование и проведение операции. И я пойду первым.

Какое-то время трубка молчала. Потом полковник Райт сказала: – Ответственность я беру на себя, майор. Но вы можете возглавить операцию. Где вы находитесь? Я пошлю машину подобрать вас.

– Не стоит беспокоиться. У меня есть джип. Просто пришлите кого-нибудь встретить меня у ворот аэродрома с чистым комбинезоном.

– Я сама вас встречу, – пообещала она и дала отбой. А эта леди ничего. В регулярной армии начальники обычно лишь приказывают.

Я ударил по клавише и переписал все на диск. Он мне понадобится для отчета. Пока дисковод жужжал, я взял телефон и позвонил Би-Джей.

У меня было подозрение, что она тоже собирается кое-что предпринять сегодня ночью.

Старуха, как чернослив, сухая,
Ела только блины с жидким чаем,
Думала она все время о мужчинах,
Оттого и была вся в морщинах,
Черная, склизкая и косая.

44 МЕСТЬ ДЬЮКА

Самое лучшее в войне то, что она делает ненависть нормальной вещью.

Соломон Краткий.

Полковник Райт оказалась маленькой леди с длинными черными волосами и брюзгливым выражением лица. Она неодобрительно посмотрела на меня, когда я подкатил к воротам.

– Мне это не нравится, – заявила она, протягивая мне комбинезон. Я натянул его прямо на одежду. На рукаве были майорские нашивки.

– Спасибо.

Я молил Бога, чтобы тот позволил мне убить Деландро, прежде чем кто-нибудь выведет меня на чистую воду.

– Я стараюсь не для вас, – сказала она. – Делаю это ради своих людей.

– Понимаю. Я – тоже.

– Вы моложе, чем я ожидала. Вы выглядите слишком молодо для ветерана пакистанского конфликта.

Вот влип!

Я пожал плечами.

– Вы же просмотрели мое личное дело. Она кивнула.

– Я просмотрела чье-то личное дело. Не думаю, что оно ваше.

Перестав натягивать комбинезон, я ждал, что она скажет дальше.

– Я знаю, кто вы такой. Ой!

– Вы упомянули дядю Аиру. Это подсказало мне, что вы – охотник на червей, и этого достаточно. Вы сжигаете червей. Я думаю, что это ваша единственная профессия. Я даже думаю, что вы прекрасно с этим справляетесь. Но мне хотелось бы, чтобы вы знали: функции армии гораздо шире, чем просто уничтожение хторров. Я догадываюсь, что вы невысокого мнения о тех, кто сидит за столом и координирует работу тыловых служб. Это свойственно военным. Но если бы я не поддерживала порядок в Санта-Круз и Сан-Хосе, вы не смогли бы выполнять свою работу.

– Полковник. – Выпрямившись, я застегнул «молнию» на комбинезоне и отдал честь. – Не знаю, какая муха вас укусила, но, по-моему, вам лучше приберечь свое красноречие для тех, кто действительно стоит вам поперек горла. Мне известно, что требуется двадцать три сотрудника вспомогательного персонала, чтобы отправить в поле одного бойца. И я еще никогда не уходил на задание, не помолившись, чтобы все обеспечивающие мою работу люди действовали правильно. И к чести вспомогательного персонала американской армии, они меня еще ни разу не подводили. Знаете, почему я так считаю? Потому что до сих пор жив. Я искренне ценю, что вы так быстро привели свои резервы в боевую готовность, и обещаю сделать все, чтобы поберечь их.

– Я тоже еду с вами, – сказала Райт.

– При всем моем уважении к вам, мадам, если вы настаиваете, я не буду спорить. Но это весьма нежелательно.

– Знаю. Как вам уже известно, я прочла ваше досье, и мне кажется, кое-что в нем действительно свидетельствует о вашем опыте. Пойдемте.

Следует отдать ей должное: вертолеты на поле уже прогревались.

Мы вошли в комнату для инструктажа. Как раз в этот момент примерно сорок мужчин и женщин рассаживались там по местам.

– Полундра, босс! – крикнул кто-то. Полковник жестом попросила их не вставать.

– Майор Андерсон проинструктирует вас.

Я вставил диск в терминал, вызвал нужные мне кадры и показал их на демонстрационном экране. Я показал события в их последовательности. С максимально возможной наглядностью продемонстрировал все самые характерные детали, каждую смерть, каждого ребенка.

Пару раз по ходу дела я глянул на резервистов. Их лица стали серыми. Хорошо. Значит, подействовало. Я хотел, чтобы они знали, против чего их посылают.

Я продолжал показ. Объяснил, как обнаружил базовый лагерь ренегатов.

– Видите, это я сижу в джипе. Теперь смотрите. Когда я уезжаю, червь переползает дорогу и направляется на вершину холма. Обратите внимание на человека, едущего верхом на его спине, – главаря Племени. Если мы вернемся к сегодняшнему утру, то увидим, где находится их лагерь. У меня есть соображения о причинах атаки, но наверняка мы это узнаем, только допросив их. По подсчетам, грузовики с нападавшими вернутся на базу между двенадцатью и часом ночи. Даже если некоторые машины приедут раньше, последняя – та, что наверняка ожидает червя вот здесь, – не поспеет раньше указанного срока. У нас остается чуть меньше двух часов, чтобы занять исходные позиции.

Я планирую посадить вертушки вот здесь – на поле в пяти милях от лагеря. Мы разобьемся на два отряда. Один пойдет окружным путем и блокирует лагерь с севера. Другой подойдет с востока. Вот здесь, на этой дороге на юг, я хочу поставить джип с огнеметом, и таким образом мы их плотно заблокируем. Командиры подразделений полетят вместе со мной, в воздухе мы обговорим детали.

Я обвел их взглядом и понял, что эти мужчины и женщины испуганы. Я слегка перестарался. Надо их немного подбодрить.

– Кто из вас хоть раз видел червя своими глазами? Поднялось всего несколько рук.

– Кто из вас видел червя в бою? Две руки.

– Ладно, слушайте – сейчас я сообщу некоторые детали, которые вам необходимо знать. Прежде всего, у вас есть преимущество. Вы будете знать, что происходит. Они – нет. В темноте начнется большая суматоха, но вы будете в очках ночного видения, так что сможете все отлично разобрать. У вас будут огнеметы, «АМ-280» и гранатометы. Достаточно чего-нибудь одного, чтобы сделать свое дело, уж я-то знаю. Я убивал червей из всех трех видов.

Далее кое-что о данном племени ренегатов: они без памяти боятся Армии Соединенных Штатов. Это я знаю точно – провел с ними почти год.

Нет, не так.

86
{"b":"10128","o":1}