ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Панк-Рок: устная история
ДНК. История генетической революции
О криптовалюте просто. Биткоин, эфириум, блокчейн, децентрализация, майнинг, ICO & Co
Кофе на утреннем небе
Отряд бессмертных
В могиле не опасен суд молвы
Я верю в любовь
Харви Вайнштейн – последний монстр Голливуда
Сладкая опасность
Содержание  
A
A

46 СЕКРЕТ КОНЮШНИ

Ожидай худшего – никогда не разочаруешься.

Соломон Краткий.

Обратно я вел машину сам. Мне необходимо было подумать. Где-то на полпути к лагерю Племени я принял решение. Просчитал до десяти. Решение по-прежнему казалось мне правильным. Я взял телефон.

– Берди, это Джим. Не задавай вопросов. Просто слушай…

Я надеялся, что на этот раз, в виде исключения, она поверит мне.

Полковник Райт ждала меня возле все еще не сожженной конюшни.

Большая часть наших солдат отправилась назад. Детей посадили в один из автобусов и тоже увезли.

Полковник стояла напротив огромных распахнутых ворот конюшни.

– Думаю, вам следует посмотреть, что там внутри.

Я быстро зашел..,; Там был загон, сооруженный из кип прессованного сена, высотой метра два с половиной. Пришлось подняться по тюкам, как по ступенькам, чтобы заглянуть внутрь.

В загоне находилось пять маленьких червей; таких крошечных я еще не видел, их можно было держать на руках, как младенцев.

И кое-что еще.

Пол в загоне был темным и мокрым от крови.

Кругом были разбросаны обрывки одежды, но разглядеть еще что-нибудь, кроме этих клочков, было невозможно.

Это и были пропавшие дети.

Черви-младенцы посмотрели на меня и залились трелями.

– Пррт? – спрашивали они.

Один попытался забраться по тюкам сена наверх, но был еще слишком неуклюж. Я поймал себя на том, что улыбаюсь. Детеныши – любые – прелестны. Даже хторранские.

Сколько им? От силы неделя.

Так вот что Деландро решил здесь оставить – обузу. Он всегда мог вырастить червей, потому что всегда мог найти пищу для них. Эти же мешали ему. Нет, ренегаты бросили этот лагерь еще до того, как появились мы.

Но он – или Марси – знали, что подумаю я: ренегаты ни в коем случае не расстанутся с такой ценностью, как черви.

Только они ошибались.

Я знал одну вещь. Если фанатик собирается отдать жизнь за идею, ему, уверяю вас, не будет никакого дела до того, что подумают о нем окружающие.

Я снял с плеча огнемет.

– Всем выйти. Когда амбар займется, через тридцать секунд рухнет крыша.

Полковник Райт посмотрела на меня.

– Может быть, стоит взять их с собой?..

Я отрицательно покачал головой: – Уже произошел импринтинг. Мы ничего от них не добьемся.

– Импринтинг?

– Да. Запечатление. Вам лучше уйти отсюда. – Я подождал, пока она не вышла, потом еще раз взглянул на маленьких червей и сказал: – Я мог бы заставить себя полюбить вас, сукины детки, если бы не ваша паршивая привычка жрать то, что не следует.

А потом я сжег их.

Они умерли сразу. Я был рад этому.

Огонь скользнул вверх по стенам и взорвался. Крыша конюшни занялась в тот самый момент, когда я выскочил из ворот. Секундой позже она обрушилась.

Я повернулся к полковнику Райт: – Благодарю вас. Вы показали себя с наилучшей стороны, леди. Пойдемте.

– Как я понимаю, ваши просьбы на этом не исчерпаны, майор.

– Да, между прочим. Можете устроить так, чтобы меня ждал автобус подвижной разведки?

– У вас есть какие-то особые причины?

– Недостает одного червя. Он мне нужен. Она кивнула: – Найдите его поскорее и сожгите.

После того что она увидела здесь, долго убеждать ее не пришлось.

– И главарей Племени, – добавил я. Райт нахмурилась: – Я думала, что мы покончили с ними.

– По крайней мере четверых нет среди мертвых. Не думаю, что они вернутся сюда. Скорее всего, они и не собирались возвращаться. – Я сел в джип рядом с ней.

Она искоса взглянула на меня, понимая, что здесь происходит нечто большее, чем я говорю, но расспрашивать не собиралась. Отвернувшись от меня, Райт включила передачу.

Когда мы отъехали от горящего ранчо, она тихо произнесла: – Я хочу вам кое-что сказать.

– Валяйте, не щадите моих чувств. У меня их нет. Больше нет.

– Вы мне не понравились вначале. Мне не понравился ваш инструктаж. Не понравилось, как вы провели рейд. Понимаете, майор Андерсон, или как вас там? Вы мне не нравитесь. Я не желаю видеть вас в своем районе. Я не хочу никогда больше иметь с вами дело. Вам ясно, майор Андерсон?

– Яснее не бывает, полковник. Вас, наверное, обрадует, что тут у нас полная взаимность.

– Благодарю вас, майор.

– Всегда к вашим услугам, полковник.

Автобус ждал меня на краю летного поля. Я сунул огнемет за сиденье, сел на водительское место и направился обратно в Семью.

Девушка с третьей грудью (по линии носа)
Все перебрасывала на нее косу.
Я ей обещал, конечно,
Эту тайну хранить вечно.
(Писать мне лично.
Имя ее сообщу по запросу.)

47 ВСТРЕЧНЫЕ ОБВИНЕНИЯ

Все связано со всем. Поэтому так трудно хранить секреты.

Соломон Краткий.

Я свернул в каньон.

Тремя километрами выше дорога круто поворачивала. Спрятанная за поворотом от глаз любого, кто ехал вниз, ее перегораживала баррикада из двух школьных автобусов.

Рядом с автобусами стояли Бетти-Джон, Берди, Большая Айви и несколько подростков. Все с оружием. Вытащив из-за сиденья огнемет, я присоединился к ним.

Берди все-таки послушалась. Отлично.

Она подошла ко мне и спросила: – Ну как?

– Мы достали почти всех.

– Что с детьми?

– Там было семеро наших и еще трое знакомых. – Я перечислил имена тех, кого знал; радости при этом Берди не испытала. – Полковник Райт устроит их на ночь в Санта-Круз.

Бетти-Джон спросила: – Что с ренегатами?

Без всяких эмоций я ответил: – Пленных мы не брали.

– Хорошо. – Она было отвернулась, но вдруг снова обратилась ко мне. Выглядела она изможденной и сломленной. – Ты был прав, Джим.

– Лучше бы я оказался неправ.

– Мне следовало прислушаться к тебе раньше.

– Да, следовало. – Ей было тяжело, но я не собирался облегчать ей жизнь.

– Я… Мне жаль. Я должна была верить тебе, но… Я никогда не думала… Одним словом, мне очень жаль, вот и все.

Я знал, что сейчас скажу, и не собирался сдерживаться.

– Мне тоже жаль, Би-Джей. Но жалости недостаточно. Ее никогда не бывает достаточно. Я – специалист по жалости. Я не могу найти Томми. Алек погиб. И Холли с таким же успехом может умереть. Знаешь, я больше зол на тебя, чем на ренегатов.

– Я стараюсь извиниться!.. – взорвалась она. – Ты что, хочешь добить меня?

– Да, хочу! Черт побери! Потому что мне больше не на ком сорваться!

Она начала было протестовать, не тут до нее дошли мои слова, и она сдержалась.

– Давай. Выкладывай все. Не щади меня. Я колебался.

– Ну давай же…

И тогда я сорвался. Я выпустил все. Все, что накопилось.

– Ты – недалекая, беспечная, тупая, невнимательная, эгоистичная сука! Мои дети мертвы! И другие тоже. Они могли бы остаться в живых, если бы ты просто выслушала меня. Если бы мы вовремя поставили забор! Все, чего я хотел, – это спасти детей. А ты хотела, чтобы все было по-твоему. Тебе же надо было все проанализировать, посовещаться, обдумать! И ты еще имела наглость утверждать, что я параноик и психопат! Посмотри, кто заплатил за это!

Би-Джей. была потрясена.

– Это все?

– Нет. Ты получила то, чего добивалась! Любуйся теперь! Мертвые ребятишки по всей улице! Дети заплатили за твою тупость!

По ее лицу бежали слезы.

– Что еще ты хочешь сказать мне, Джим?

Откуда у нее берутся силы слушать это? Мне следовало заткнуться, но я не мог. Я должен был выговориться.

– Я ненавижу тебя, Би-Джей. Никогда больше не поверю тебе.

Она всхлипывала.

– Продолжай, Джим. Ты единственный, кто говорит мне правду. Я предала Семью. Ты кругом прав. Я больше не заслуживаю доверия. И никогда не буду заслуживать.

89
{"b":"10128","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Скажи машине «спокойной ночи»
Убийство онсайт
В могиле не опасен суд молвы
Прекрасные
Адвокаты не попадают в рай
Эрхегорд. Забытые руины
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса