ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В конце концов А. П. Александров все-таки подписал письмо, адресованное Л. В. Смирнову – заместителю Председателя Совета Министров СССР, руководителю Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (ВПК). Однако оно уже содержало просьбу организовать комиссию не только по изучению Петрозаводского феномена, но и других НЛО «с широким привлечением организаций Министерства обороны и оборонных отраслей промышленности». Л. В. Смирнов, в свою очередь, поручил академику А. Н. Щукину, возглавлявшему Научно-технический совет ВПК, обсудить на ближайшем заседании это обращение.

21 декабря 1977 года в Кремле состоялось судьбоносное заседание. Его открыл генерал-лейтенант Б. А. Киясов, один из заместителей Щукина. Он кратко рассказал о письме президента АН, суть которого укладывалась в одну фразу: «Академия наук более не может игнорировать, равно как и не может объяснить аномальные явления, аналогичные тому, что наблюдалось в сентябре 1977 года в Петрозаводске, в связи с чем просит организовать комплексные исследования аномальных явлений с подключением к работе организаций Министерства обороны и ВПК» (рис. 33).

Тайны НЛО и пришельцев - gershteyn_033.jpg

Практически все присутствующие поддержали мнение о необходимости изучения НЛО. Это был большой шаг вперед. Научно-технический совет рекомендовал включить в государственный план научно-исследовательских работ по оборонной тематике на 1978 год новую тему: «Исследование аномальных атмосферных и космических явлений, причин их возникновения и влияния на работу военно-технических средств и состояние личного состава».

Рекомендация была принята. В пятилетний план работ по оборонной тематике ВПК включила две темы со сроком исполнения в 1978-1980 годах: программа «Сетка-МО» (Министерство обороны) – «Исследование аномальных атмосферных и космических явлений и их влияния на функционирование военной техники и состояние личного состава» и «Сетка-АН» (АН СССР) – «Исследование физической природы и механизмов развития аномальных атмосферных и космических явлений».

Придуманный Л. М. Гиндилисом, Д. А. Меньковым и И. Г. Петровской термин «аномальные космические и атмосферные феномены» (АКАФ) как-то не прижился, но другие их предложения начали понемногу воплощаться в жизнь.

«Необходимость поездки в Петрозаводск была достаточно очевидна, – вспоминал Лев Миронович. – Но пока шли колебания по вопросу о создании Комиссии, никаких практических шагов не предпринималось. Только к концу декабря 1977 года, после совещания в ВПК, вопрос встал в практическую плоскость. 28 декабря В. В. Мигулин, в порядке подготовки к нашей поездке, подписал письма с выражением благодарности от имени Академии наук Н. П. Милову и Ю. А. Громову за содействие в исследовании Петрозаводского феномена. Одновременно он завизировал письма от Академии наук СССР в Карельский филиал Академии наук и в Карельский обком КПСС, с просьбой о содействии „группе специалистов" в выяснении „обстоятельств наблюдения редкого атмосферного явления". Эти письма были подписаны вице-президентом АН СССР академиком В. А. Котельниковым 2 января 1978 года, и в начале января мы вылетели в Петрозаводск (рис. 34).

Тайны НЛО и пришельцев - gershteyn_034.jpg

В Петрозаводске мы пробыли примерно неделю. Беседовали с очевидцами, что позволило уточнить некоторые существенные детали явления…»136(рис. 35).

Тайны НЛО и пришельцев - gershteyn_035.jpg

К приезду комиссии оказалось, что совсем недавно над городом опять видели нечто загадочное, причем его описание тоже попало на страницы газеты. 23 декабря местная «Ленинская правда» опубликовала заметку директора гидрометеорологической обсерватории Юрия Громова «Ложные солнца»:

«19 декабря, в 7 часов 40 минут, утра опытный, более чем с 30-летним стажем техник-метеоролог отдела наблюдений Карельской гидрометеообсерватории Екатерина Михайловна Карпина наблюдала необычное явление природы. Выйдя из дому (Петрозаводск, ул. Сулажгорская) она, в силу профессиональной привычки, взглянула на небо. Оно было безоблачным, ясным, усеянным множеством звезд. Когда Е. М. Карпина обратила взор на север, ей представилась „сказочная картина": на небе под углом 40-45 градусов к горизонту она увидела два ложных солнца. Размером и формой они ничем не отличались от обычного солнца: только цвет их был какой-то „мягкий", бледно-салатный с голубым оттенком по краям, чем-то напоминающий окраску северного сияния, свойственного нашим петрозаводским широтам. Оба ложных солнца имели большую яркость в середине и соединялись между собой перемычкой, исходящей из их центра. Длина перемычки, как успела заметить Е. М. Карпина, не превышала 1 м, а ширина ее была равна примерно одной сороковой части диаметра Солнца. Однако перемычка имела большую яркость, чем сами ложные Солнца, и даже была ярче их центральной части. Грани перемычки имели четкие очертания. Ложные Солнца не перемещались, они как будто зависли в небе, вертикально расположенные одно над другим. Погода в это время была умеренно ветреной – 8 м/с с порывами до 11 м/с. За период многолетней работы метеоролог Екатерина Михайловна видела в небе много разных явлений природы, но такое – впервые. Подумав об этом, она на несколько секунд отвлеклась от созерцаемого, а когда вновь посмотрела туда, то все уже исчезло»137.

Все было бы прекрасно, если бы газета не поместила прямо под заметкой в рубрике «Погода» краткую информацию: «Восход Солнца в 10 часов 4 минуты». Что же получается: «ложное Солнце» появилось более чем за 2 часа до восхода настоящего Солнца, ведь вряд ли 4 дня назад оно взошло намного раньше!

Настоящие ложные Солнца обычно наблюдаются на расстоянии 22 градуса от настоящего Солнца, справа и слева. Они могут быть соединены кольцом гало (в его центре находится настоящее Солнце). Иногда видно одно ложное Солнце без круга, ярко окрашенное. За ложным Солнцем может тянуться «хвост», направленный в сторону от настоящего Солнца, длиной до 20 градусов, более короткий «хвостик» – указывать на Солнце, а вверх и вниз – отходить фрагменты гало (оборванного кольца). Цвета ложного Солнца– красный, желтый или оранжевый, иногда разноцветный (красной стороной к Солнцу). Они могут также наблюдаться на расстоянии 46, 90, 140 градусов от Солнца, но в таком случае гораздо менее ярки и крайне редки. Известны и другие варианты, но они тоже нисколько не похожи на то, что видела Е. М. Карпина.

Ф. Ю. Зигель так прокомментировал сообщение «Ленинской правды»:

«Мне приходилось много раз наблюдать „ложные Солнца", и потому я с уверенностью могу утверждать, что описанное в заметке явление не относится к известным оптическим феноменам… Есть все основания причислить феномен, наблюдавшийся в Петрозаводске 19 декабря 1977 года, к гантелевидным НЛО»138.

Однако знаменитый уфолог тоже поторопился с выводами: в рассказах других очевидцев говорится, что это явление не было стабильным.

«19 декабря 1977 года, в 7.20 (время точное, так как автобус СМУ-5 делает один и тот же рейс каждый день и в одно и то же время делает остановку на ул. Правды), я стоял там напротив церкви, – рассказал мастер СМУ-5 Сергей Петрович Сорокин, 1955 года рождения. – Были еще рабочие, четыре человека, разговаривали. Смотрим, над домом объект какой-то висит – возможно, далеко над озером. Невысоко над трубой, прямо над нею.

Это был шар, и в нем чувствовался объем. Серебристого цвета, светил он, похоже, как Луна светит отраженным светом, но в то же время изнутри все-таки светился, и похоже было на дневной свет… Температура воздуха была примерно градусов под 30, звезд не было видно, изморозь в воздухе – она-то и создавала какую-то светотень, в середине ярче казалось. Висел неподвижно. Размер шара был примерно с диск Луны, но ярче ее. Свет как от фонаря.

вернуться

136

См. примеч. 20

вернуться

137

Громов Ю. Ложные солнца // Ленинская правда (Петрозаводск). 1977. 23 декабря.

вернуться

138

См. примеч. 117

37
{"b":"10131","o":1}