ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хайнц Г. Конзалик

Операция «Дельфин»

1

Как и все, кто этим погожим, уже довольно теплым весенним утром стоял на усыпанном галькой и кораллами северном пляже Ки-Ларго, адмирал Джошуа Буви тоже не знал, в чем смысл его приезда на этот маленький островок к югу от Майами. В штабе военно-морских сил его лишь вкратце уведомили, что он и еще несколько человек должны прибыть около семи утра в местечко Ки-Ларго, где им предстоит ознакомиться с результатами некоторых экспериментов. На вопрос, каких именно, ему ответили дежурной отговоркой: «Таково желание министра обороны, сэр. Мы и сами толком ничего не знаем».

Буви – человек с вытянутым подбородком и кустистыми серыми бровями, о котором говорили, что он может есть железо и ни разу не поперхнуться, – был крайне удивлен, встретив ранним утром в этом местечке своих коллег – адмиралов Линкертона, Эткинса и Хаммерсмита. Они также не имели ни малейшего представления о том, зачем их вызвали сюда. Встретил их сугубо штатского обличия человек – плешивый, среднего роста мужчина в золотых очках, который, назвав себя доктором Стивом Ролингсом, мельком упомянул, что он ихтиолог. Далее им было предложено отправиться на автостоянку на окраине этого местечка, и Буви был просто поражен тем, что все испещренное рытвинами и ухабами шоссе, которое вело из Ки-Ларго на север, было полностью оцеплено военной полицией. Слева и справа от шоссе все открытое пространство между заливом и морем было перегорожено цепочкой «джипов» с солдатами морской пехоты. Над стоянкой низко кружили два вертолета. А в море сразу за рифом чуть покачивался на волнах сторожевик, и Буви опытным глазом сразу же разглядел, что корабельные орудия расчехлены и готовы к бою.

– Ну и что же у вас стряслось? – воскликнул Буви своим рокочущим басом. – Может, кубинцы десант высадили? – Он хотел сострить, но майор, командовавший стоявшими в оцеплении нарядами, даже не улыбнулся. Адмиральские нашивки на рукавах Буви, похоже, не произвели на него никакого впечатления. Он тщательно проверил у адмирала документы и объявил совершенно ошеломленному Буви, что тот должен пересесть в «джип». Поэтому, когда Буви наконец добрался до стоянки, где уже толпились другие адмиралы, он по-прежнему ничего не понимал. – Ихтиолог, – басовито пробурчал Буви. – Нам что, хотят здесь продемонстрировать, как размножаются морские звезды?

– Вам это было бы совершенно неинтересно, сэр, – вежливо ответил доктор Ролингс. – У них нет половых контактов. Самцы и самки просто-напросто сливают оплодотворяющую жидкость в море. Кроме того, существует примерно 1500 видов…

Буви громко хмыкнул и, подойдя к своим коллегам, с силой поскреб переносицу.

– Герберт, – спросил он стоявшего рядом адмирала Линкертона, – вы представляете себе, зачем нас здесь собрали? Вроде бы какая-то сверхсекретная операция, но тогда бы мне уже давно о ней на ушко шепнули. Вы хоть знаете что-нибудь?

– Ничего. – Адмирал Линкертон, который, из-за того что в опере Пуччини «Мадам Баттерфляй» главным действующим лицом был лейтенант Линкертон, вынужден был всю жизнь страдать, ибо все, кому не лень, первым делом задавали ему вопрос: «Ну где же ваша гейша?» – ткнул большим пальцем в сторону доктора Ролингса: – Это от него исходит.

– От штатского? Никогда о нем не слышал.

– О докторе Ферми тоже никто ничего не знал до тех пор, пока он в Лос-Аламосе впервые не продемонстрировал возможность создания атомной бомбы.[1]

– Вы понимаете… – Буви вскинул серые брови и впился глазами в доктора Ролингса. – Здесь, в Ки-Ларго? И пригласили именно нас – моряков? Да нет, Герберт, этого быть не может. Я тогда точно был бы в курсе! Нельзя же просто-напросто сказать по телефону: будьте завтра в семь на этом богом забытом острове – и тогда весь ход мировой истории изменится! Да нет! Исключено!

Тут они увидели, как доктор Ролингс возле «джипа» сказал что-то в переговорное устройство, и стоявший рядом адмирал Эткинс тут же помахал им рукой.

– Все, ребята, поехали! – весело воскликнул он, подходя к ним. – Доктор Ролингс обещал, что после подадут охлажденное пиво и хорошее виски.

– А что еще? – Буви снова почесал переносицу. На голубом небосводе ни единого облачка, только где-то в вышине расплывчатые очертания белого диска – значит, день обещает быть жарким. С Буви и так уже пот лил градом. – Что еще сказал этот штатский?

– Ничего.

– Дьявольщина, он из себя Хичкока строит и хочет нас до конца в напряжении держать! А вы как считаете? Что такого нам, морякам, могут показать на этом островке, что может полностью перевернуть все представления о тактике морской войны? Дэвид! – Буви повернулся к адмиралу Хаммерсмиту, который стоял, прислонившись к «джипу», и внимательно изучал только что доставленную ему подлетевшим на мотоцикле вестовым телеграмму – Хаммерсмит входил в состав тактического руководства военно-морской базы Ки-Вест и, подобно своим коллегам, также не знал, зачем он вообще здесь торчит. – Дэвид, вы хоть что-нибудь слышали о каких-нибудь новых боевых средствах ВМС? Ну там о новых типах торпед, артиллерийских снарядах, ракетах, броне, электронном оборудовании? Я лично нет.

– Пусть это будет для нас сюрпризом, – без малейших признаков нетерпения в голосе сказал Хаммерсмит, засовывая телеграмму в карман мундира. Знаю только, что мы будем просто ошеломлены. Это все, что мне сообщили в штабе военно-морских сил. Все, конечно, полностью засекречено. Работы ведутся уже несколько лет. Их результаты мы должны сегодня увидеть.

– И нас, адмиралов, заставляют стоять здесь с жалким видом, как обмочившихся молокососов, – пробурчал Буви, у которого от злости дергались веки. – Я и впрямь иногда спрашиваю себя, может, мы нужны только для того, чтобы было кому подписывать служебные бланки. Ага, начинается. Вон штатский машет рукой, и адмиралы дружно выходят на старт – куда мы идем, друзья!

Теперь они стояли на пляже. Под их ногами хрустели выброшенные на берег кораллы и раковины. У их ног раскинулась сверкающая, бело-голубая гладь океана; его волны, пенясь, разбивались о коралловые рифы. Было очень жарко, в воздухе почти не чувствовалось дуновения ветерка. Пронзительно кричали чайки. Усеянный кораллами песок слепил глаза, и им пришлось надеть темные очки.

Первый сюрприз ожидал адмиралов в пустынном уголке на самой северной окраине острова, куда они приехали на «джипах». Здесь они увидели огромный автофургон, внешне очень похожий на мощный грузовой автомобиль, предназначенный для перевозки мебели. На навесных, изготовленных из легкого металла боках огромными буквами написано: «Фирма по доставке мебели и оборудования. Майами». Столь громкое название, безусловно, радовало слух, учитывая даже, что такой фирмы в природе не существовало. Внутри огромного фургона находился бассейн, температура в котором постоянно регулировалась, а свет проникал через окна с матовыми стеклами в надстройке над крышей. Снаружи все это никак нельзя было увидеть, и поэтому вполне понятно, что Буви, выходя из «джипа», сказал с издевкой:

– Я так и предполагал. Нам собираются продемонстрировать койки новой конструкции. Подлинная революция в военно-морском флоте США: каждому моряку кровать с балдахином во французском стиле. В серийное производство могут быть запущены лишь после того, как адмиралы лично испытают их.

Возле гигантского автофургона стояли еще три обычных автомобиля. В момент приезда адмиралов из одной машины вышли высокий, плотный, загорелый мужчина, похожий на бейсболиста-профессионала, и женщина, при виде которой представители ВМС непроизвольно расправили плечи. Длинные белокурые, ниспадающие на плечи волосы она обеими руками откинула назад, а поскольку на ней были только белые шорты и белая блузка, нетрудно было заметить, что ноги составляли где-то две трети ее тела, а все остальное пространство украшали формы, способные вызвать учащенное биение пульса даже у видавших виды мужчин. Буви пихнул Линкертона в бок.

вернуться

1

Эксперимент по осуществлению первой в мире контролируемой цепной реакции деления ядер урана был проведен группой ученых под руководством Ферми в Чикаго. – Здесь и далее примечания переводчика.

1
{"b":"101405","o":1}