ЛитМир - Электронная Библиотека

Его размышления прервал приход начальника службы радиоразведки лейтенанта Стива Гордона. Полупрозрачные двери блока управления кораблем бесшумно раздвинулись, и высокая фигура главного электронного спеца возникла на пороге. Он подобно Глену вперил взгляд в Пирса и чеканным шагом промаршировал к командору:

– Первая серия радаров готова к телепортации, командор! Разрешите начать операцию сбора разведданных.

Пирс знал, что тратить время на выяснение деталей и дополнительные вопросы не имеет смысла: К-3 выделила ему лучших специалистов.

– Приступайте.

– Есть! – Стив развернулся и отмаршировал к капитану. Тихими голосами молодые командиры стали о чем-то совещаться.

Пирс задумался.

Последние данные от эскадры космических разведчиков говорили о том, что земные патрульные станции-роботы разбросаны в Солнечной системе довольно беспорядочно. Причем настолько беспорядочно, что определить зону скрытного появления боевого корабля в пределах охраняемого пространства не представляется для них возможным. Сложность состояла в том, что каждая станция работала в режиме свободного полета, то есть не имела точно заданной траектории и руководствовалась неограниченным набором заложенных программ. Спутники хаотично мотались между планет и с редкой периодичностью подавали на Землю скупые сведения об увиденном и услышанном. Такая безалаберная бдительность на первый взгляд колонистов производила довольно приятное впечатление, но вот что удивительно – специалисты К-3 рассчитали вероятность обнаружения корабля Пирса патрулем землян, и она оказалась неожиданно высокой.

Как только эти сведения легли на стол командора космического флота планеты К-3 Фредерика Пирса, он бегло ознакомился с ними и сделал для себя два вывода. Первый – в находчивости бывшим землякам не откажешь. И второй – несмотря на довольно плотное патрулирование, к вопросу защиты от инопланетного вторжения на Земле давно уже относились скептически. Это следовало хотя бы из того, что охранную службу несли станции-роботы, а не люди.

Пирс прекрасно понимал землян, потому что сам был свидетелем восхода и расцвета эры проникновения людей в Глубокий космос. Тогда, пятьдесят лет назад, когда стало доступным посещение любой из планет галактики, казалось, что контакт с инопланетной цивилизацией вот-вот состоится. Но за целых два десятилетия активного освоения межзвездных пространств не удалось найти ни одной высокоразвитой цивилизации. И даже, на худой конец, просто развитой – хоть было бы с кем перекинуться при встрече парой знаков на руках… Но время шло, и теперь даже самые ярые энтузиасты перестали надеяться на скорый контакт, которого когда-то все так ждали.

И тем не менее на Земле успела развиться целая научная отрасль организации контакта и – как закономерная антитеза – спецслужбы защиты от возможного нападения инопланетян.

Первые патрульные космические флотилии были очень внушительны. В их распоряжении находились новейшие модели космолетов и бортового оружия, лучшие летные кадры и техсостав космодромов. Рейды совершались "вживую", специально подготовленными пилотами, вся Солнечная система была разбита на патрулируемые квадраты. Ежечасно на Землю поступали рапорты от космических "пограничников", данные скрупулезно обрабатывались компьютерами.

Работа эта оказалась совершенно бесполезной, если не считать пользой пару раздолбанных вдребезги шальных комет: они опрометчиво пересекли незримую границу и создали гипотетическую угрозу столкновения с планетой Земля.

Их траектории лежали слишком далеко от охраняемого "объекта", но руководители служб не удивлялись их уничтожению. Сами бывшие пилоты, они прекрасно понимали тот энтузиазм, с которым скучающие патрули выпускали весь свой ракетный боезапас в безобидные глыбы из камня и льда.

В конце концов охранная флотилия была расформирована, и вместо нее в космос запустили роботов. Теперь же они создавали небольшую проблему для корабля Пирса, и Стив должен был с ней успешно справиться. Пирс повернулся к Гордону:

– Лейтенант! Оснастите микрорадары дезинтеграторами и при невозможности найти маршрут скрытного подхода к Земле уничтожайте станции, которые нам будут мешать.

Стив Гордон недоуменно нахмурился:

– Но, командор! При уничтожении станции в момент разрушения она посылает мощный сигнал на Землю. Это демаскирует наши действия.

Пирс поморщился: уж он-то должен был подумать об этом сам.

– Так… А если мы будем использовать депортаторы?

Озабоченное лицо Гордона просветлело:

– Это возможно. Ведь при воздействии депортатором происходит всего лишь перемещение объекта в другую точку: факт разрушения не имеет места. Вопрос только в том, куда телепортировать аппараты?

Пирс криво улыбнулся, и его раздвоенный подбородок выдвинулся вперед.

– Не имеет значения, лейтенант. Отправляйте их туда, откуда они уже никогда не смогут вернуться!

Генерал Пирс закрыл за собой дверь личной каюты и тяжело опустился в кресло напротив заваленного бумагами стола. Мягкий свет настольной лампы проявлял в темноте спартанскую обстановку его корабельного жилища и ложился на усталое, изборожденное морщинами лицо командора. Пирс протянул руку, взял со стола пластиковую папку с документами и увидел на гладкой поверхности собственное мутное отражение. Он внимательно всмотрелся в него, вяло выругался, отбросил папку и ослабил узел форменного галстука.

Старость – не радость, подумал он. Здесь, наедине с собой, он мог не демонстрировать энергичность и стальную волю. Он мог просто признаться себе в том, что его игры в этой жизни подходят к концу. И быть тем, кем ему и надлежало быть все последние годы, – стариком, который слишком устал для любых жизненных предприятий.

Он снова приблизил пластиковую папку к лицу. Когда-то он не шарахался от своего отражения. И вообще не шарахался ни от чего, ничего не боялся. И мало с кем считался в своей полной событиями жизни. Можно сказать, шагал по трупам… Потому и стал генералом на Земле. И главой экстремистского Общества эмигрантов. И командором космофлота на К-3. Пирс никогда не давал себе передышки, всегда рвался вперед. Наверно, не его вина – скорее судьба! – что все его предприятия были связаны с уничтожением себе подобных. В молодости это были тайные операции по ликвидации групп населения, охваченных массовыми психозами: иногда на перенаселенной Земле считали более рентабельным убивать, нежели лечить сошедших с ума соотечественников. В зрелые годы – создание мощной боевой машины под названием ОКЭ и реализация жестокого плана захвата космодрома. И вот на склоне лет, когда пора успокоиться и подумать о душе, – подготовка и реализация террористического налета на земной мегаполис Дельта…

Пирс обнажил крепкие желтые зубы в саркастической усмешке. Что ж, раз так написано ему на роду, он сыграет свою игру до конца. В конце концов, создание и обеспечение нормальной жизни в колонии К-3 еще тридцать лет назад стало делом его жизни. И это ему почти удалось. Почти. Если бы не фактор-икс… Но он разрешит и эту проблему. Получается, он не только разрушал и убивал – кое-что удалось и создать. Правда, как-то так всегда получается, что для этого необходимо идти на крайние меры…

Крайние меры. Он знал цену этим словам. Крайними мерами можно решить почти любую проблему. Только вот людской любви и благодарности ими не добьешься. Да и то – спорный вопрос, человеческая психика – сложная штука… Не дури, старик, оборвал он себя. Теперь поздно рассуждать о любви, а ответ на твой спорный вопрос – вот он, в твоей судьбе: тебя-то, волчару с железными зубами, никто никогда не любил, это точно…

Он раздраженно выхватил из коробки сигару, отхватил кончик гильотиной и, громко сопя, затянулся едким дымом. Ладно, подумал он, при чем здесь любовь? Он знает, давно знает закон своей судьбы и только поэтому выбирает успешные маршруты к цели. Возможно, это последняя его задача – уничтожить проклятый фактор, и он ее выполнит.

11
{"b":"10147","o":1}