ЛитМир - Электронная Библиотека

И все-таки, подумал он, все надо делать тайно, то есть инкогнито, без опознавательных знаков, с немым персоналом. Вероятность мала, но вдруг получится тайное похищение!

А возврат? В случае тайного похищения как осуществить тайный возврат? Исключается… Тогда примерно так – транспортный корабль с миллионом пленников на обратном пути к Земле терпит крушение. Доблестный генерал Пирс с горсткой десантников чудом спасается на аварийном космокатере…

Возврат пленников не получался – нив случае явного похищения, ни в случае тайного.

Но этого нельзя говорить сейчас, подумал Пирс. Надо все брать на себя. "Генерал Пирс все устроит, друзья, вернет на Землю несчастный миллион и договорится о компенсации. Земляне – народ миролюбивый и жадный, живут плохо, да и старых друзей у Пирса осталось на Земле немало – договоримся. Главное сейчас – украсть, на весах – один месяц безопасного плена миллиона землян, на других – жизни всех жителей К-3…"

Давай, Фредерик, подбодрил себя Пирс, не в первый раз и, дай бог, не в последний тебе подминать под себя кучку слюнтяев. Он тяжело шагнул к кафедре, и как-то само собой получилось, что профессора Коэна на нейне стало, а на его месте выросла высокая, сухая и неожиданно тяжелая фигура Пирса.

– Уважаемые члены Совета! Нам предстоит принять трудное и ответственное решение…

Через двадцать минут большинством голосов была вынесена резолюция Совета о насильственном вывозе с планеты Земля миллиона человек – малой части населения одного из тысяч земных мегаполисов.

Вывозе насильственном и тайном.

Тайном и временном.

Всего на один месяц…

Подготовка и проведение операции были возложены на Председателя Координационного совета Фредерика Пирса. Ее особую значимость подчеркнуло немедленное введение высшего воинского звания командора космофлота и присвоение его генералу.

При голосовании по каждому пункту профессор Коэн был в числе нескольких и немногих воздержавшихся. Пирс обратил на это внимание, презрительно фыркнул и тут же выбросил из головы: он уже разворачивал в голове карту земного шара и отыскивал на ней объект, удобный для десантирования…

Громкие звуки мелодичной музыкальной фразы из динамика видеомонитора вернули Пирса в настоящий день. Он открыл глаза и выпрямился в кресле. Затянул узел галстука, одернул китель и нажал кнопку включения связи. На экране возникло лицо капитана корабля Ричарда Глена.

– Командор! – торжественно воззвал он.

Пирс ответил кратким кивком. Справился с задачей, щенок, одобрительно подумал он, проложил скрытный маршрут к Земле. Быстро. Даром что молодой.

Он не ошибся.

– Командор! Система «прозвона» уничтожила, то есть депортировала пятнадцать патрульных станций землян. Образовался безопасный пространственный коридор "корабль – Земля", который, по нашим расчетам, будет вне зоны обзора всех остальных станций в течение двух часов. Этого времени достаточно для скрытного продвижения к Земле на номинальной скорости. Разрешите дать команду к старту?

– Стартуйте, капитан!

Пирс отвернулся от экрана, чтобы скрыть довольную улыбку. Все, началось! Он быстро зашарил руками по столу, сбросил ворох бумаг на пол и впился глазами в карту мегаполиса Дельта. Вот твой следующий плацдарм, командор. Ты сам выбрал его. И ты не ошибся.

Пирс хищно прищурился. Это была приятная задача – выбирать объект диверсии. Приятная, но не такая уж и простая. Выбор должен был учитывать многие факторы, и важнейшие из них – состояние экологии, здоровья населения, возможность безопасного приземления корабля, отсутствие скопления войск… Жертвой десанта командора Пирса должен был стать мирный город – неохраняемый, расположенный вдалеке от космодромов и военных баз, с хорошей посадочной площадкой для огромного транспортного корабля. И еще – в этом мегаполисе – а все они зловонные, загаженные автомобильным смогом! – должен был иметься довольно обширный цветущий райончик с населением не меньше миллиона человек. Такое место, где течет река, есть лесопарк, растут сады и… "И весело играют дети!" – выкрикнул тогда какой-то дурак на военном совете. Пирс скривился: при чем здесь дети – важно, что в таком месте десантники не наберут в трюмы серый чахлый народец с дряблым биополем. Им нужны здоровые люди. Сильные. Способные подавить фактор-икс.

Тем более сильные и здоровые, что им придется испытать сильный стресс.

При формировании эвакуационных групп и доставке на планету К-3.

Исходя из представленных требований, Пирс выбрал мегаполис Дельта. Этот город не только удовлетворял всем условиям, но имел одну выгодную особенность. Заключалась она в том, что "цветущий райончик" в нем представлял собой как бы полуостров: с трех сторон его огибала широкая река. Достаточно было блокировать узкий сухопутный перешеек между мегаполисом и полуостровом, и густонаселенный городской регион с полуторамиллионным населением оказывался полностью отрезан от внешнего мира. Реку в непреодолимую преграду превратить намного легче, чем условную сухопутную границу, уж генерал Пирс знал об этом. И знал, как он это будет делать.

Обдуманный выбор района десантирования упростил масштабный тактический план операции чуть ли не до уровня теракта по захвату атомной электростанции. Полуостровное положение района позволило сократить количество заявленных на операцию десантников с двадцати до пяти тысяч человек. Отпала необходимость включения силового поля вокруг захваченной территории – дорогостоящие генераторы были заменены на сравнительно дешевые скоростные глейдеры с дезинтеграторами.

На военном совете прения вызвало обсуждение выбора места для посадки корабля. Огромное стальное тело транспортника должно было накрыть шесть квадратных километров полуострова и не уйти в землю под собственной тяжестью. При этом согласно плану «гуманного» похищения с возвратом без конфликта нельзя было повредить постройки. Тем более, как выразился на Совете Пирс, нанести вред драгоценному человеческому материалу. Этот вопрос генерал оставил себе на закуску. Теперь время пришло.

Коричневый узловатый палец Пирса уперся в желтое пятно на карте. Располагалось оно как раз внутри речной подковы около мегаполиса Дельта. Постройки на пятне обозначены не были. Это пляж, понял Пирс, но он слишком мал. Но рядом – лесопарк. Мы сядем сюда, подомнем под себя лес, носовой частью перекроем магистраль, ведущую в город, и зависнем на антигравитаторах в трех метрах над землей.

Он оторвался от карты и замер. Кустистые седые брови зашевелились. Глубокие морщины на длинном лице разгладились. Пирс слушал внутри себя нарастающую музыку предстоящей диверсии.

Прошло несколько минут. Из задумчивости Пирса вывел сигнал видеомонитора.

– Командор! – Глаза молодого капитана горели от возбуждения. – Через десять минут мы пересечем орбиты земных спутников ближнего наблюдения и войдем в атмосферу. Вы подтверждаете плановое отношение к спутникам?

Пирс, не отвечая, включил экран внешнего обзора. Вся стена перед столом провалилась в черную объемную пустоту, засыпанную звездной пылью. Прямо напротив головы командора завис голубой шар. Пирс уперся в него взглядом, и у него вдруг защемило сердце. Шар был теплый и беспечный, он весело рос прямо на глазах и, проворачиваясь вокруг своей оси, доверчиво показывал старому приятелю знакомые с детства контуры материков.

Земля!

Что-то сместилось внутри Пирса, и в груди засмеялось и заплакало совсем маленькое и незнакомое, такое же, как голубой шар, теплое и беспечное существо… Фредерик Пирс сжал зубы так, что заныли челюсти. Это ностальгия, заставил он себя помыслить трезво. Это всего лишь ностальгия, упрямо повторил он, чтобы унять неожиданное смятение и жалость. Какая-то неизбывная память… Костистое лицо командора напряглось. К черту! Он опустил тяжелый взгляд на экран:

– Подтверждаю, капитан! В атмосферу мы должны войти беспрепятственно. Десантные группы готовы к выгрузке?

– Готовы, командор!

16
{"b":"10147","o":1}