ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Театр Молоха
За пять минут до января
Черные крылья
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
BIANCA
Винный сноб
Мадам будет в красном
Крах и восход

Я уже начал сомневаться, что услышу от Лотты что-то толковое, и поэтому отстранил ее от себя и сказал:

– Считай, что ты уже ее сделала. Но я почему-то не заинтригован, а разочарован. Рассказывай.

– А соль рассказа в том, – медленно произнесла Лотта, – что одна из планет была приобретена в собственность не кланом или сектой, и даже не семьей, а всего одним человеком. И последние пять лет он живет на ней один. И за эти пять лет ни разу не прилетал на Землю. И никто из простых смертных не видел его и не слышал его голоса

– А непростые смертные? Кто его видел и слышал его голос?

– Только сотрудники Отдела по связям с Дальней Галактикой. У меня есть знакомый, который там работает. Он-то мне все и рассказал.

Неожиданно во мне что-то неприятно зашевелилось, и я посмотрел на Лотту совершенно другим, нехорошим взглядом. Тяжелым.

– Какой такой знакомый?

Лотта удивленно уставилась на меня и смолкла, потом поняла, о чем я думаю, и расхохоталась:

– Дэнни, прекрати ревновать! Видел бы ты этого знакомого! Он был для меня источником информации – не более. И вообще… – Она вдруг нервно поправила челку и отвернулась от меня. – Странный вы народ, мужчины. Целый год ты даже, наверно, и не вспоминал обо мне, а теперь задаешь вопросы… А я, между прочим, о тебе все время помнила. Ждала: может, позвонишь… Искала тебя. Я…

– Чего меня было искать, – буркнул я. – В “Галактик экспресс” я все время торчал, никуда не уходил…

– Эх ты, Дэн! – В голосе ее зазвучали слезы обиды. – Ты думаешь, мне навязали эту командировку на Виолетту? Я сама себе ее придумала, убедила главного. Я знала, что мы там встретимся. А ты…

Лотта хотела сказать что-то еще, но волнение не дало ей продолжить. Она вздернула округлый девичий подбородок и уставилась на потолок. И я увидел, как дрожат уголки ее губ.

Я был расстроган. Я был пристыжен. Я раскаивался. И, чтобы выразить свои чувства, не нашел ничего иного, как снова осторожно положить руку на одно из прекрасных коленей. Лотта шмыгнула носом и посмотрела на меня размягченным взглядом:

– Ну, ты будешь слушать дальше?

Я молча кивнул, и Лотта, как и полагается ветренным дивам и амазонкам, мгновенно пришла в себя и непринужденно оперлась о мое плечо.

Я вздохнул. И подумал о том, что иногда при общении с женщинами становлюсь невольным участником какой-то очень простой игры. Настолько простой, что никак не могу понять ее правил…

Лотта тем временем продолжала:

– Вот. И он, этот отшельник, раз в полгода выходит на видеосвязь и делает заявку на доставку продовольствия, разной бытовой мелочи, но главное – неизменно каждый раз он заказывает очень много разной аппаратуры, комплектующих и свежую техническую литературу.

– Ничего себе, – сказал я. – Это уже интересно. И что же, за все эти годы никто из журналистской братии не попытался разузнать о нем поподробнее, не брал интервью?

– Ну, во-первых, мало кто обратил на него внимание. Колонисты других планет Дальней давали достаточно обильный и интересный материал для репортажей. К тому же планета этого отшельника – самая удаленная от Земли из всех планет в галактике. А потом – он никого к себе не пускает.

– Как это “к себе не пускает”?

– Ну, Дэн, его планета – частная собственность. Хозяин имеет полное право стрелять в того, кто нарушил границы его собственности без разрешения.

– И он что, стрелял в репортеров?!

– Нет. Но предупреждал. Стоило приземлиться около крепости этого сумасшедшего, – а говорят, что его резиденция представляет из себя стальную крепость – как к звездолету тут же подкатывал огромный кибер с двумя толстенными пушками наперевес и вежливо растолковывал гостям положение дел. Звучало это приблизительно так: “Ребята, проваливайте ко всем чертям, иначе я разнесу ваш долбаный планер на мелкие кусочки!” Желающих пытать судьбу под пушками звероподобного робота не нашлось.

– Здорово! – вырвалось у меня. – Крутой мужик этот отшельник.

– Он не мужик, – сказала Лотта. – Он старик.

– Тем более. Могучий старик, презревший блага земного мира, стоящий на ветру. Его мужественный, немного стеклянный взгляд устремлен в небо, в голове у него гениальные замыслы, а за спиной – преданный кибер, который разнесет на мелкие кусочки любого, кто позарится на честь и свободу хозяина. Отлично. Есть, о чем писать.

– Тебе нравится? – зарделась от удовольствия Лотта.

– Несомненно, дорогая. Только я не выяснил один вопрос. Этот кибер – он имеет половую ориентацию?

Лотта округлила свои огромные глаза:

– Да ты что!

– Но тогда я не пойму, как мы с ним договоримся. Если бы он был мужчиной, то, возможно, купился бы на твои женские чары, дорогая. И пропустил бы нас к старику. Но если это просто кибер, то наш “долбаный планер” разлетится на кусочки. Вместе с нами, кстати.

Я не смеялся над Лоттой. Я просто куражился и тянул время. Мне нравилось, как Лотта вводит меня в курс дела, мне нравилось ее слушать, наблюдать за изменениями ее настроения и выражения лица и находиться в предвкушении окончательного посвящения в ее замысел. Я был уверен, что у Лотты имеется план проникновения в резиденцию загадочного старика, в противном случае ее журналистская заначка являлась бы не заначкой, а просто невоплотимой мечтой.

Но я даже и не подозревал, насколько легкомысленна моя подружка. И насколько самоуверенна женская красота. И насколько сомнительно было предприятие Создателя, когда он вылепил женщину из адамова ребра.

Лотта обворожительно улыбнулась и сказала:

– Но зато половая ориентация есть у старика. Это англичанин. Настоящий джентльмен. Я специально наводила справки и узнала, что еще ни одна женщина-журналистка не прилетала к нему на планету. Он не сможет отдать киберу приказ стрелять в даму.

Во рту у меня стало кисло. Улыбка меленно сошла с моего лица. Я вяло сглотнул и тихо спросил:

– И это все?

– Что “все”?

– И это все, что ты придумала, чтобы добыть информацию?

– Да-а, Дэнни, – удивленно протянула Лотта. – А разве этого недостаточно?

И тут я взорвался. Слишком велико было мое разочарование.

– А для чего этого достаточно?! – заорал я. – Для чего?! Для того, чтобы неделю болтаться в гиперпространстве, заработать необратимые изменения в мозгу, а потом получить по этим мозгам зарядами из двух толстенных, как ты позволила выразиться, стволов?

Я вскочил с места и забегал по залу. Ланц встревоженно замигал индикаторами системного блока. Лотта испуганно зажала рот рукой и с ногами забилась в угол кресла.

– Дэн…

– И это твой эксклюзивный замысел? Прекрасно! Что ты знаешь об этом старике! Ты думала о том, что за пять лет этот твой джентльмен мог сойти с ума и перестать быть джентльменом? А ты думала о том, что он, может, маму родную продаст за свою тайну, и никакая женщина его при этом не остановит? Ты хоть допускала возможность того, что кибер действует совершенно автономно, без внешнего контроля старика? Старик мог раз и навсегда заложить в кибера программу защиты резиденции, чтобы уже никогда не интересоваться, с кем тот выясняет отношения за стеной. Ты в таком случае и сказать-то не успеешь, что ты – дама. Выслушаешь автоматическую тираду, неторопливо подкрасишь губки, откроешь рот и… взлетишь на воздух!

– Дэн! – плачущим голосом закричала Лотта. – Что ты рисуешь какого-то монстра! Ведь раз в полгода к старику прилетает транспортный корабль, он как-то общается с людьми и, конечно, убирает своего кибера!

Я остановился напротив нее и сочувственно заглянул ей в глаза:

– Девочка, ты должна знать, что доставку частных заказов на такие расстояния осуществляют корабли-автоматы. В них ты не найдешь ни одного человека. Любители искажать энцефаллограмму своих мозгов – разведчики. Но они не занимаются транспортными перевозками.

Лотта забегала полными слез глазами по моему лицу и обреченно уткнулась подбородком в колени.

– Боже, – всхлипнула она. – Какая я дура!

13
{"b":"10148","o":1}