ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дело секретное, – проскрипел мой главный редактор. – Мне предоставили такую возможность – послать своего журналиста, только вот не дали никаких гарантий насчет его безопасности. Чем там все обернется – неизвестно. Из твоих коллег еще будут считанные – журналисты из крупных правительственных журналов. Все полетят инкогнито. Дело опасное. Но если все обойдется, то материал получится, я думаю, обвальный на спрос. – Он испытующе посмотрел на меня. – Возьмешься?

Я, не задумываясь, кивнул головой. Мифическая опасность, о которой бормотал Старик, меня не пугала ни коим образом.

– А что за работа?

– Ты слышал что-нибудь о такой планете – Горо-2?

Я порылся в памяти:

– По-моему, да. Маленькая дрянная такая планетка в созвездии Стрельца, о ней писали. Ее открыли пару лет назад, дали небольшой материал в “Звездных новостях” и, похоже, забыли о ней навсегда. Насколько я помню, Горо ничем не примечательна. Кроме одного: она абсолютно непривлекательна для колонизации. Флора и фауна – ниже среднего, полезных ископаемых – никаких… Я правильно помню?

– Правильно, – почему-то недовольно крякнул Старик. – О ней действительно забыли. Но полгода назад разведчики Дальнего Космоса на обратном пути к Земле высадились на ней для производства мелких ремонтных работ и обнаружили в десяти километрах от места посадки корабля огромное скопление биоэнергетической плазмы…

– Что такое “биоэнергетическая плазма”?

Старик снова характерно крякнул и проскрипел:

– В том-то и дело, что этого никто не знает. Ввели понятие – и все. А вообще разведчики нашли как бы электромагнитный кокон с биомассой неизвестной природы. Вес этой биомассы приближается к десяти тоннам. Мощность поля, которое ее пронизывает и окружает, – огромна. Лежит эта диковина посреди пустыни, размером и формой напоминает скифский холм… Откуда она взялась – никто сказать не может. Пощупать биомассу – руками или приборами – невозможно: поле не дает. Ясно, что электромагнитный кокон – защита. Но ч т о он защищает? Наши эксперты сумели определить только две вещи…

Старик положил трубку и значительно уставился на меня:

– Первое. Биомасса все время с момента ее обнаружения и по сей день активно эволюционировала и претерпевала различные метаморфозы. И второе: изменения претерпевало и поле. За полгода оно два раза скачкообразно уменьшалось. Через равные промежутки времени на равные интервалы напряженности. Ученые утверждают. что через неделю следует ожидать третьего скачка. И тогда, – Старик сильно затянулся трубкой и закашлялся, – поля не будет…

Я смотрел на него и не понимал, с чего он так нервничает.

– Ну и что?

– А ты как думаешь, сынок? Это означает, что биомасса завершила свою эволюцию и начнет функционировать во внешней среде. А что это за организм? И организм ли это? А может – некое материальное воплощение некой слепой силы? Если так, то тогда какой силы? И… – Он запнулся. – В общем, ясно. Но только мне одному. Эти идиоты, военные и эксперты, не видят ничего страшного. Они уже высадили на Горо один десантный батальон и… все. Ну, вокруг еще летает десантный военный транспортник с дюжиной ракет “стратосфера-земля”. Может быть, этого и достаточно. А может быть – нет… Не знаю. Не знаю, потому и не хочу тебя посылать.

Он встал и заходил по кабинету, опустив лохматую седую голову:

– Но лететь тебе надо. Рейтинг популярности “Галактик экспресс” – святое дело. Упустить прекрасную возможность повысить его мы не имеем права. В следующий понедельник звездолет с научной экспертной комиссией отбывает с космодрома Центра космических исследований. Билет на тебя уже забронирован… Ты как к этому относишься?

Я вскочил с места как ошпаренный и выкрикнул невпопад:

– Да!

Старик подошел ко мне вплотную и внимательно и немного виновато заглянул в глаза:

– Давай, сынок… До понедельника отдыхай, даю тебе отпуск за счет редакции. А теперь иди.

Я уже открывал дверь кабинета, когда он снова окликнул меня:

– Рочерс!

Я обернулся.

– Ты это… – Он замялся и застучал трубкой о край пепельницы. – В общем, держись там подальше от этой штуковины. Будь осторожен… – И прощально кивнул.

А я, счастливый, вылетел из кабинета.

Ровно через неделю я стоял посреди пустыни на планете Горо-2 и смотрел на огромный терракотовый холм, накрытый зыбкой полупрозрачной вуалью неизвестной природы.

Кокон с “биоэнергетической плазмой” находился в двух километрах от меня и был настолько велик, что закрывал собой половину линии горизонта. Скорее это была гора – “гора на Горо-2”: я уже заготовил каламбур для будущей статьи. Она напоминала собой мертвую горбатую тушу инопланетного гиганта.

Зрелище сразу поразило меня своей мрачной величавостью. Долго пялиться на кокон без особой на то причины я почему-то не мог.

Вокруг меня суетились десантники и рабочие научной экспедиции – разбивали походный лагерь, таскали из бронетранспортеров тяжеленные ящики с аппаратурой и снаряжением. Члены экспертной комиссии бегали вслед за ними и указывали, что и куда ставить. Немного поодаль военспецы выстроили ряд боевых вездеходов с ракетными установками.

Я отвел взгляд от машин и снова посмотрел в сторону кокона с биоплазмой. Между “холмом” и лагерем, в каких-то пятистах метрах от биоплазмы расположилось большое стадо скунеров – крупных, меланхоличных и безобидных животных, пустынных кочевников. Они были очень похожи на коров. Правда, в отличие от своих земных двойников скунеры никогда не видели траву и, похоже, презрительно относились ко всему сочному и зеленому. На привалах между длинными и долгими переходами по пустыне они ложились на землю и непрестанно лизали серый песок. И, видимо, извлекали из него все необходимое для жизни. Вот и теперь скунеры были заняты набиванием желудков, и ничто иное – ни гора биоплазмы с одной стороны от их лежбища, ни суетливый лагерь землян с другой – их не интересовало…

– Эй, парень, ты свободен? – окликнул меня сзади хриплый голос. Я обернулся. Ко мне обращался кряжистый десантный офицер моих лет с обветренным лицом и яркими голубыми глазами. – Помоги, нам еще один человек нужен.

Офицер и трое молодых десантников пытались развести в стороны трехметровые лапы-опоры боевого стационарного лазера. Но пятиконечная “звезда” основания установки ложилась в правильное положение только при нажатии на все опоры одновременно. Ребятам действительно нужен был пятый.

Я скинул куртку, подошел к лазеру и по команде офицера навалился грудью на опору. “Звезда” защелкала и уперлась всеми лапами в серый песок.

– Спасибо. – Офицер стряхнул комбинезон, подошел ко мне и протянул руку. – Майор Томпсон. Ричард Томпсон. Покурим?

– Дэниел Рочерс. – Я ответил на рукопожатие. – Давайте. Мне все равно делать нечего. Пока, – я кивнул в сторону “холма”, – эта штуковина не проснется.

Майор взмахом руки отпустил десантников, мы закурили, и он тоже взглянул на громаду кокона:

– Да уж… У нас приказ: стрелять только по команде командира десантной группы. Но, я думаю, стрелять вообще не придется. Иначе здесь не было бы штатских. И вас в том числе… Ведь вы из экспертов?

– Нет, я журналист.

Томпсон живо блеснул голубыми глазами:

– Да-а? Здорово… – как-то вдруг по-детски отреагировал он. Потом помолчал, как бы решая, говорить дальше или нет. – Я, знаете, тоже немного пробую писать в последнее время… Потянуло. Но, наверно, уже поздно браться, правда? Да и служба… – Он отбросил окурок и замолчал.

Я с интересом посмотрел на него. Парень мне явно нравился.

– Писать никогда не поздно, – осторожно сказал я. – А служба вам в этом деле может только помочь. Есть, что излагать. Мне-то приходится за материалами гоняться по всей Галактике, а у вас они уже в голове. Жизнь космического десантника – это ведь интересно… – Я вдруг увидел, какой надеждой засветилось лицо майора Томпсона и почему-то смутился. – Хотите еще сигарету?

– Да нет, Дэниел, – майор посмотрел в сторону блокпоста и быстро поднялся на ноги: его звали. – Надо идти. – Он опять крепко сжал мою руку. – Спасибо вам… – Отошел на несколько шагов, обернулся и весело крикнул:

26
{"b":"10148","o":1}