ЛитМир - Электронная Библиотека

Как только последний вездеход въехал в транспортный отсек звездолета, была объявлена минутная готовность к старту.

Корабль землян покинул планету Горо-2 так быстро, как это было возможно.

Что рассказать о той передряге еще? Через неделю в “Галактик экспресс” на трех полосах красовался мой очерк под идиотским названием “Чудовища из преисподней”. Это словосочетание придумал Молодой Имбецил, и, несмотря на мои протесты, Старик утвердил заглавие.

“Чем глупее, тем страшнее”, – сказал он и отдал очерк верстальщикам.

Резонанс читательского интереса к “Галактик экспресс”, который вызвал очерк, был велик. Газета в течение всего последующего года имела самый высокий рейтинг популярности среди изданий периодической прессы мегаполиса. Мы процветали, а мои честолюбивые планы – стать журналистом-междупланетником – осуществились. Старик перевел меня в отдел Галактических новостей, и я с тех пор не вылезал из космических командировок.

Конечно, история с биомассой на Горо-2 не закончилась позорным бегством землян с злосчастной планеты. Уже через несколько дней после возвращения на Землю корабля с обескураженной научно-экспертной экспедицией Горо-2 облепили орбитальные спутники. Они были напичканы всевозможной военной и экспериментальной техникой, предназначенной для ведения дистанционной разведки и изучения удаленных объектов.

К тому времени активность биоплазменного “холма” упала, он резко уменьшился в размерах и, похоже, в скором времени собирался сдуться окончательно. Зато армия сотворенных им кальмаров заполонила всю пустыню и захватила или, скажем так, опоганила всю популяцию скунеров.

Твари расползались в разные стороны по всей планете. Одержимые скунеры шли в первых рядах: их физические возможности намного превосходили возможности кальмаров. Животные легко перевалили через горы, окаймляющие пустыню, и вторглись в соседние регионы – прерии и джунгли. По дороге они нападали на любое живое существо, сравнимое с ними по размеру, и “сливались” с ним. При этом получался некий гибрид – мутант, сочетающий в себе облик скунера и его жертвы и обладающий способностями, инстинктами, рефлексами и сноровкой обоих существ.

Даже страшно подумать, что могло бы произойти, если бы скунеры настигли бронетранспортеры и каким-то образом сумели выкурить из них людей!

Через месяц все живое на планете было одержимо биоплазменными тварями. Горо-2 превратилась в Планету Мутантов. От насильственных метаморфоз были избавлены только птицы и мелкие животные. “Холм” окончательно опал и слился с серым песком пустыни.

Ученые так и не сумели объяснить происхождение страшного организма-гиганта. Единственным разумным объяснением появления “холма” могло быть только одно: кокон с биомассой был д о с т а в л е н на планету. Но кем? Что это за цивилизация, которая порождает столь агрессивную и жадную форму жизни? И какова цель акции?

Доблестный майор-лазерщик Ричард Томпсон – а мы с ним стали друзьями и нередко встречались в одном баре возле здания Штаба обороны от внешних вторжений – говорил:

– Ваши штатники, Дэн, ни хрена не понимают. В “оборонке”, – он указывал на здание Штаба, – считают, что “холм” – биологическое оружие космического масштаба. Кокон – просто-напросто капсула с вирусом, заброшенная к нам в Галактику с целью уничтожения любой формы животной и разумной жизни. Ведь если кальмар сольется с человеком – что будет? Это будет тот же человек, тот же умник. Только все свои знания и навыки он направит на одно – обеспечение экспансии биомассы по всей Земле, а потом – по всей Галактической Системе, по всем колониям и дружественным планетам!

Когда мы улепетывали от этих тварей… Мы бежали по краю пропасти, Дэн! Ведь после того, как одержанием была бы охвачена вся Галактика… Вполне возможно, что этот вирус управляем извне, может подвергаться направленным мутациям, может быть уничтожен вместе с организмом-носителем, с которым слит воедино! С нами могли сделать все что угодно! Поэтому генералы сейчас проталкивают в Мировом правительстве проект решения об уничтожении Горо-2.

Я слушал Томпсона и думал, что вряд ли до конца осознал тот кошмар, в глаза которому заглядывал всего несколько недель назад. И пытался представить тех существ, которые забросили на Горо-2 протоплазменный мешок с управляемыми тварями-вирусами.

И ловил себя на том, что боюсь. Боюсь изощренности черных замыслов и неведомую, но могучую силу невидимых, неизвестных, страшных врагов из Космоса.

Кто они? Что замысляют еще?

Или то, о чем говорил мне приятель Томпсон, – ерунда? Просто воспаленное воображение наших военспецов?

Ответа я не знал…

– Если вы столкнетесь с чем-нибудь подобным, Ловуд, – медленно сказал я, – с легким стрелковым оружием, бластерами, вам нечего будет делать.

Я сделал глоток кофе и закурил. Командир охранников усмехнулся и ничего не ответил. Он только что вернулся с дежурства за периметром крепости Уокера и теперь сидел рядом со мной напротив пылающего камина и завороженно-устало смотрел на огонь.

Было четыре часа утра. Лотта тихо спала в комнате для гостей наверху. Ко мне сон в ту ночь не пришел. Час назад я спустился в холл, разжег камин и мило проболтал с двумя парнями Ловуда. До тех пор, пока их командир и док не вернулись для отдыха, а парни не ушли в красную рассветную полутьму им на смену.

Я не держал зла на молодого самоуверенного офицера охраны БЗС Генри Ловуда. Я, как выражался один мой интервьюер, – кстати, редкий зануда и бюрократ – “буферно воспринял ситуацию и записал это в свой актив”. И поэтому ничто не помешало мне немного поухаживать за парнем: налить ему кофе и приготовить пару сэндвичей. И рассказать ту давнюю историю.

– Я почему-то ничего не слышал об этом, – признался подобревший Ловуд. – Это странно. Происшествие такого масштаба…

– Ну, во-первых, дело было три года назад. А во-вторых, после одного события, о котором знал только узкий круг посвященных, об этой истории запретили упоминать в прессе. Любая информация о Горо-2 стала недоступной.

– Какого события?

– Планета исчезла, Генри. Решение об ее уничтожении было принято. Исследовательские станции и корабли, что находились на орбите Горо-2, – отозваны. После этого к ней направили крейсер с фотонным дезинтегратором на борту. Дезинтегратор должен был превратить Планету Мутантов в облако пыли… Так вот. Пока крейсер летел к Горо-2, планета буквально растворилась в воздухе. Так говорили редкие оставшиеся на орбите наблюдатели. Ее не стало.

С тех пор о Горо-2 забыли. А оборонщики все еще ломают голову над этой загадкой. И ждут следующего появления капсулы-вируса. Где-нибудь поближе к Земле…

– Да-а, – протянул Ловуд. – Ничего себе… А зачем вы мне это рассказали?

– А затем, – с нажимом произнес я, – чтобы сбить вашу самоуверенную спесь. И чтобы вы осмелились нарушить приказ и отпустили меня и Лотту. Людей, непричастных к трагедии, которая здесь произошла. Вы не сумеете защитить нас. В Космосе есть силы, против которых ваши бластеры – детские игрушки. И вы столкнетесь именно с такими силами.

– У нас есть Торнадо, – твердо высказался Ловуд. – А потом – мы всегда сможем эвакуироваться, если силы будут не равны.

Я устало выдохнул дым сигареты:

– И оставите объект, который призваны охранять? Не пудрите мне мозги. Я не такой дурак, как вы думаете. Вы будете выполнять свой долг солдата – разве не так? – и погубите нас… Но – флаг вам в руки. Я же знаю, Ловуд, что настоящий солдат воспринимает лишь логику и милосердие Устава!

Ловуд самолюбиво дернул головой, но ничем не ответил на мой последний выпад. Мы просидели несколько минут в молчании. Курили и смотрели на огонь.

– Слушайте, Рочерс, – вдруг подал голос Ловуд, – а что вы знаете о “Монстрах Галактики”?

Я внимательно посмотрел на него.

Он предполагал то же, что и я. Лианы с экстрасенсорными способностями вполне могли быть членами космической банды, которая наводила ужас на всех обитателей Галактики. В этом случае нас ожидала встреча с противником, который не дал бы нам ни одного шанса остаться в живых при силовом контакте. И ни одного шанса скрыться, если бы мы решили контакта избежать…

29
{"b":"10148","o":1}