ЛитМир - Электронная Библиотека

Ощущение одеревенелости постепенно проходило.

Я облегченно обмяк в полусидячем положении. Мне удалось легко отделаться.

Теперь я по себе знал, каким эффективным и страшным оружием в арсенале “Монстров Галактики” являлись “призраки”-камикадзе. Материя той формы жизни, которую они представляли, являлась мощнейшим поглотителем любого вида энергии. Ее удельная энергоемкость была, по-видимому, колоссальна. Именно поэтому твари были неуязвимы для одного-двух разрядов бластера: чтобы их уничтожить, требовалось намного больше. Именно поэтому они так легко обесточивали киберов Уокера и электрооборудование подземелья. И именно поэтому при слиянии с человеком они лишали свою жертву жизненных сил, мыслей, эмоций… Превращали в куклу.

– Бедная Лотта… – прошептал я и снова ощупал ступни. Мне действительно повезло. Тварь задела меня только краем полотнища и не успела высосать все силы, лишь на время “обесточила” ноги. Но если “призраки” растворились в телах Гарри и Лотты, то…

Лотта, ты жива?

Я встал сначала на четвереньки, потом поднялся на ноги и ввалился в зал звездолета. Ланц мгновенно отреагировал на мое появление и выпалил:

– Мистер Рочерс! Системы внешнего контроля сигнализируют об опасности! Попытка вторжения в корабль! Инопланетный организм негуманоидного типа пытается вскрыть изоляционную защиту запоров входного люка. Ситуация квалифицируется как аварийная первой степени.

Меня как будто тряхнуло током. Я опомнился. Судорожное улепетывание от тварей, смертельная усталость и проблемы с ногами выбили меня из седла. Я – пусть даже на короткое время! – забыл о преследовании! Мне надо было обезопасить звездолет и немедленно улетать с планеты. Только тогда я смог бы хоть чем-то помочь Лотте и охранникам.

Во мне все больше росла уверенность в том, что Шарлотта и парни Ловуда живы. Ведь недаром моих парализованных спутников так тщательно “упаковывали” подоспевшие к перекрестку твари. “Монстрам”, подумал я, не нужны трупы людей. Им нужны живые люди. Зачем – другой вопрос, над которым голову ломать я сейчас не стану. Главное – у меня есть шанс: пока никто не погиб. И я в том числе! И к тому же не заморожен тварями и на свободе.

Скорее действовать!

– Мистер… – начал снова Ланц, но я уже кричал:

– Быстро дай вид на входной люк! И освети всю площадь перед звездолетом!

На экране внешнего обзора возникла картина зала, ярко освещенного прожекторами Ланца. На переднем плане я увидел полотнище “призрака”, одним своим краем оно упиралось в корпус звездолета. Электронные блоки запоров располагались на стойке шасси и были прикрыты массивными стальными кожухами, но что этим гадам кожухи с механическими защелками, если он катаются на лифтах, крадут людей и обесточивают тоннели!

Я понял, что у меня есть в запасе всего несколько минут, может быть, одна минута. Я всмотрелся в изображение и похолодел: из тоннеля в зал один за другим вкатились несколько шаров-”призраков”. На входе они настороженно остановились на границе тьмы и света, а потом устремились к звездолету. А на ходу стали раскатываться в полотнища.

Их было не меньше десятка, и я видел, как из тоннеля в зал проникают все новые и новые шары.

Я заметался по звездолету: что делать? Из оружия у меня был только револьвер. А в такой ситуации он годился лишь на то, чтобы беспроблемно застрелиться. Но я не хотел сдаваться. Я не хотел отдавать Лотту – мою Лотту! – этим тварям, этим подлецам, этим проклятым “Монстрам”! Я не собирался отдавать ни одного человека, которого знал на планете Коррида!

Ланц провещал:

– Попытка вторжения в корабль! Инопланетные организмы вывели из строя цепи температурных датчиков в соплах звездолета и пытаются проникнуть в топливные отсеки!

Они лезли в звездолет через дюзы! Я изо всех сил вдарил ногой по стене, резкая боль пронзила ногу и отдалась в мозгу.

И здесь взгляд мой упал на клавиши управления “штукой”. Они светились ядовито-желтым светом на пульте – он находился прямо над системным блоком Ланцелотта. Они светились и делали выпуклыми миниатюрные буковки на своих матовых плоскостях. Эти буковки написал я – от нечего делать во время полета на Корриду.

Буковки, складывающиеся в слова.

Слова, которые не говорили мне ни о чем.

“Зеркало”, “Ловушка”, “Окно”, “Уйти, чтобы остаться”…

Я медленно подошел к пульту и с замиранием сердца понял, что сделаю это: включу папину “штуку”. Включу аппарат, о назначении и функциях которого не знал почти ничего. О них знали отец и дядя Уокер, но эти люди были мертвы и ничем не могли мне помочь.

Мне никто в тот момент не мог помочь. Ни мне, ни Лотте, ни Гарри, ни Ловуду – помочь не мог никто.

И, значит, это должна была сделать “штука”.

Или не сделать. И тогда пусть планета Коррида летит в тартарары со всеми тварями и монстрами, которые на ней собрались, подумал я. Отец говорил, что “штука” – страшное оружие – пусть. Если она сработает как терминатор – пусть.

У меня не было другого выхода. И Лотта и все остальные пленники “линкора”, думал я, со мной бы согласились…

Я посмотрел на экран внешнего обзора. К днищу корабля в том месте, где располагался входной люк, прилепились три твари, а полотнище четвертой лезло прямо в экран. Я сказал:

– Ланц! Разблокируй управление встроенным оборудованием.

Почти без паузы прозвучал ответ:

– Команда выполнена, сэр.

Я протянул руку к пульту и, немного поколебавшись, нажал на пластиковую выпуклость со словами “Уйти, чтобы остаться”.

За стеной зала раздалось тихое гудение, потом стена мгновенно и бесшумно превратилась в черную крутящуюся воронку. Бездонная чернота и беззвучная буря надвинулись на меня, закрутили и потащили за собой.

Или показалось, что потащили? А на самом деле просто на мне все-таки сказалось напряжение последних часов, и я счел для себя возможным на всякий случай упасть в обморок?

Так или иначе, я полетел вниз, вниз, в бесконечность, пустоту и непроглядную тьму.

И потерял сознание.

Полупрозрачная серая тварь стояла посреди зала звездолета, рядом с пультом управления, и полотнище ее тела озадаченно колыхалось и поворачивалось во все стороны. Я лежал в метре от “призрака”, распростертый ничком на полу, и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Тварь неуверенно двинулась в сторону контрольной камеры, но вдруг остановилась на полпути и развернулась ко мне.

Я смотрел на колыхание вуали буквально у себя перед носом, – смотрел в глаза своей гибели – и ни одной мысли не было у меня в голове. Мной овладело великолепное равнодушие. Двигаться я не мог. А сделал все, на что был способен. Задействовал, так сказать, все активы.

И добился того, что инопланетная мерзость шарит по моему звездолету.

Что ж, Рочерс, сказал я себе, надо уметь смотреть фактам в лицо. Даже если они готовы дать тебе в морду или убить. Или заморозить и отправить к “Монстрам Галактики”… Что я там еще знаю про факты? Факты – вещь упрямая. Против фактов не попрешь… Имел на руках все факты… Выступил с фактами на руках…

Да, подумал я, имел, выступил и теперь не попрешь. И хорошо.

Тварь немного повисела неподвижно, как бы вглядываясь в меня, – глазами, которых у нее не было, – и двинулась вперед. Я внутренне сжался, готовый ощутить мертвящее прикосновение мерзкой вуали…

“Призрак” достиг моих раскинутых ног и продолжил движение. Я не почувствовал его прикосновения. Ничего не почувствовал. А он нанизался на мои ноги – они прошли сквозь его полупрозрачное тело – и стал надвигаться на лицо. Я закрыл глаза. А когда открыл их, то никого перед собой не увидел.

Я понял, что “призрак” прошел сквозь меня и теперь находится за моей головой.

Способность двигаться внезапно вернулась. Я резко запрокинул голову и увидел, как “призрак” просачивается сквозь стену зала. Сначала за переборной обшивкой исчез левый край полотнища вуали, а потом и все тело твари неведомым образом проникло через преграду и исчезло.

37
{"b":"10148","o":1}