ЛитМир - Электронная Библиотека

“Призраки” покинули шахту через несколько часов беспорядочного ползания по тому месту, где должен был находиться мой звездолет. Получалось, что ползали они через меня, и это было малоприятно. Очевидно, они искали внезапно исчезнувший громоздкий летательный аппарат землян. Искали, но не нашли. И поэтому в конце концов сдались и уползли.

Перед уходом они восстановили работу электрооборудования подземелья, и шахту залил яркий электрический свет. Более того, они открыли горловину шахты: верхние створы, что находились на поверхности Корриды, разошлись в стороны, и Ланц сразу же выдал на экраны изображение далекого небесного голубого кругляка над звездолетом.

Путь в Космос был свободен. Я смотрел на кусочек неба Корриды со дна стометрового колодца и боролся с искушением дать по газам и понестись на всех парах к Земле.

Делать этого было нельзя.

Находясь в кармане, я не мог никуда улететь. В своем “личном” пространстве я был ограничен поверхностью “чехла”. Конечно, я мог завести двигатели и взлететь. Но, как объяснил мне Ланц, такой полет привел бы только к бесполезному расходу топлива. Я покрывал бы огромные расстояния и не продвинулся бы ни на шаг за границы “кармана”. Тот же самый эффект, что и при попытке выпрыгнуть из входного люка.

Пространственный парадокс.

– Если вы хотите покинуть планету Коррида, – сказал мне Ланц, – отдайте команду прекратить выполнение функции “Уйти, чтобы остаться”. Но тогда вы станете уязвимы для воздействия реальности планеты.

Вот на что расчитывали “призраки”, когда услужливо включали свет и открывали шахту! Они не смогли найти меня, но решили попробовать взять на искус. По их замыслу я должен был клюнуть на приманку, вылезти из убежища и ринуться на свободу.

Чтобы попасть под ракеты их корабля или в какую-нибудь ловушку на выходе из шахты.

Я отвел взгляд от притягательно голубеющего кругляка над звездолетом и с опаской подумал, что “Монстры” столь же разумны, сколь и вероломны. И ухо с ними надо держать востро. Впрочем, в контакт с ними я больше вступать не собирался…

Когда “призраки” покинули шахту, я начал ломать голову над тем, как мне контролировать присутствие “Монстров Галактики” на планете. Как узнать, что они улетели, не выключая “карман” и не выходя из подземелья? Ничего не придумал и решил посоветоваться с Ланцем.

– Космический корабль типа “линкор” настолько тяжел, что при старте с планеты произведет характерные вибрации глубинных слоев земли, – ответил тот. – Сотрясение стен подземелья прекрасно будет видно на экранах, сэр. Более того, я включил специальные сейсмологические индикаторы смещения изображения. Они дадут знать о работе стартовых двигателей “линкора”, даже если вы не определите вибрацию визуально.

Все произошло так, как, как и говорил Ланц. Корабль “Монстров” стартовал через три дня и на прощанье так сотряс внутренности бедной Корриды, что стены шахты на экране заходили ходуном. А видеодатчики заложили мне уши истерическим звоном.

Лотта и охранники теперь с каждой секундой отдалялись от меня на сотни световых лет. И улетали они в неизвестном направлении.

Я еще немного посидел, поглядывая на клавиши управления “штукой”, и сказал Ланцу:

– Прекратить работу встроенного оборудования!

Ланц неожиданно ответил короткой паузой, а потом молвил:

– Ваш приказ входит в противоречие с логикой создания защитного пространственного “чехла”, сэр…

– Я не понимаю тебя.

– Функция “Уйти, чтобы остаться” выполнялась с целью защиты корабля и его экипажа от вторжения инопланетных организмов извне. Условие включения функции не снято. Внешняя опасность все еще существует.

Я вскричал:

– Как существует?! Они что, не улетели?

– Корабль типа “линкор” покинул планету, сэр. Но на стенах колодца шахты я наблюдаю живые организмы, которые представляют потенциальную опасность для вашей жизни и целостности оболочки и оборудования звездолета.

– Покажи мне их! – приказал я. – Может быть, это какие-нибудь тушканчики или букашки, аборигены Корриды. Я видел парочку таких возле особняка Уокера. А ты перестраховщик, каких мало, я тебя знаю.

Ланц выдал на экране крупное изображение верхнего участка стены шахты. Я обмер: на ней неподвижно висели ползучие растения с мясистыми дырявыми листьями.

Лианы типа монстеры! “Монстры Галактики” оставили своих разведчиков! Разведчиков, обладающих паранормальными способностями. Чуть ли не ясновидящих и делающих глубинное ментоскопирование “вручную”!

– Вот скоты, – растерянно пробормотал я, – это ж надо… И сколько их здесь, а? Может, они везде висят, по всей крепости? Свалятся на голову, и поминай как звали!

Я озадаченно постоял перед экраном. И воззвал к своему единственному помощнику:

– Ланц, придумай что-нибудь!

– В непосредственной близости от корабля чужеродных организмов, кроме вышеозначенных, не обнаружено. Фактор внешней опасности можно значительно уменьшить, если стартовать строго вертикально в пределах “кармана”, потом в движении снять режим “Уйти, чтобы остаться” и сжечь организмы огнем боковых дюз в процессе подъема из шахты на поверхность планеты.

Ланц предлагал уничтожить тварей, которых наблюдал непосредственно. Придумано все было хорошо, но проблемы не решало. Очевидно, разведчики остались не только в шахте. Есть и другие. И если я мог особенно не опасаться физического нападения малоподвижных растениеподобных организмов, то должен был подумать об их необычных способностях. Они могли воздействовать на меня дистанционно.

Загипнотизировать, например, внушить какую-нибудь дикую идею…

По-существу, появляться в особняке Уокера мне было заказано. Ланц действительно предлагал здравое решение: выбраться из шахты, по дороге сжечь парочку тварей в отместку за все унижение и потери и улететь.

Но я не собирался покидать Корриду немедленно. Я хотел увидеть, что “Монстры” натворили в крепости. Узнать точно, зачем они рвались во владения Уокера. Потом я собирался связаться с Землей и – за три дня планы мои определились – ждать прилета команды со Штерна: до ее прибытия оставалось двадцать четыре часа.

Одним словом, мне нужно было проникнуть на территорию крепости. А лианы-разведчики мешали.

В конце концов, хорошенько поразмыслив, я решил, что мне нечего бояться. “Монстры Галактики” вряд ли вернутся на Корриду по сигналу разведчиков: бандиты, скорее всего, увезли с планеты то, что хотели. А гипноз…

Надо быть просто бдительным, сказал я себе. И хорошенько пошарить по владениям Уокера с бластером. Пережечь всех ползучих гадов. Поэтому я сначала найду оружие, а потом войду в крепость. На том и остановимся.

– Решили, Ланц! Молодец, – сказал я. – Включай двигатели, мы стартуем и действуем по твоему плану. Как только вылетим из шахты – приземляйся напротив КПП.

– Есть, сэр!

Двигатели мягко загудели, звездолет завибрировал и поднялся в воздух.

Через минуту мы уже находились в реальности планеты Коррида, благополучно миновали колодец шахты, по дороге сожгли скопление лиан, и звездолет, как пробка из бутылки, вылетел из черной дыры в ясное небо над планетой.

Я глубоко вздохнул и почти с любовью поглядел на сухую истрескавшуюся поверхность Корриды и мрачные стены крепости Уокера.

Ланц посадил звездолет прямо перед воротами крепости – теми воротами, из которых четыре дня назад вышел к нам навстречу грозный Торнадо.

“Ныне покойный…” – вдруг печально подумал я о роботе, как о человеке. И вспомнил, как покровительственно-приветливо встретил меня огромный суперкибер и как лихо он вел свою последнюю воздушную битву с “Монстрами Галактики”…

Громоподобный звук мерной поступи сотряс стены крепости и звездолета, за ними раздались звуки бригады работающих экскаваторов. Ворота дрогнули и стали плавно уходить в землю.

Я уже все понял и бежал к контрольной камере:

– Торнадо! Жив!

Я выскочил из звездолета и побежал к воротам. И на бегу восторженно смотрел, как опадающий стальной занавес открывает огромную литую голову с флюоресцирующими окнами-глазами, необъятную выпуклую стальную грудь и лазерные пушки такого калибра, что на них было страшно смотреть.

39
{"b":"10148","o":1}