ЛитМир - Электронная Библиотека

И я не отступился от этой идеи даже тогда, когда понял, что терракотовая “дыра” стала причиной появления “Монстров”.

Когда я услышал о проделках неведомой банды космических пиратов, – их называли в СМИ “Монстрами Галактики” – во мне впервые зародилось смутное подозрение. “Что это за существа? – спрашивал я себя. – Откуда они взялись?” Я читал об их жестокости, патологической тяге к новейшей технике, о том, что никто и никогда из здравствующих землян их не видел, потому что все жертвы “Монстров” были либо уничтожены, либо безвозвратно похищены…

Я читал об этом, а перед глазами стояло бурлящее море терракотовой плазмы. И я почти был уверен, что бандиты и протоплазменная дрянь – одно лицо. Был уверен, как будто во время той давней единственной встречи со зловещим организмом он рассказал мне о своих планах…

Я очень редко выбирался с Корриды в Космос. Только ради нескольких экспериментов за все пять лет моей работы мне пришлось использовать звездолет. Тем более я не нырял в гиперпространство: здоровье уже не позволяло. Но тогда – а было это на третий год моей работы на Корриде – я сел в звездолет и совершил гиперрейс в Космосе.

В тот глухой сектор Галактики, где располагалась незакрытая “дыра”.

Искал я ее долго. Конечно, я преувеличивал, когда кричал Рочерсу о том, что на “дыру” будут натыкаться все, кому не лень. Это был абсурд. Найти иголку в стогу сена в миллион раз легче, нежели отыскать маленькое оконце в мир маленькой планеты, затерянное в бесконечной пропасти межзвездного пространства. Мне помогло то, что я более или менее точно знал, где искать. И очень хотел найти.

И нашел.

На той планете ничто не изменилось. Все так же клокотало красно-коричневое живое море. Все так же его обступала буйная зеленая растительность сельвы.

Я не стал долго задерживаться у “дыры”. Запустил в нее обычный планетарный микроспутник с видеокамерой и был таков.

В течение месяца я ежедневно принимал от спутника пакеты видеоинформации. И на тридцатый день увидел то, что ожидал увидеть.

Крупный космический военный лайнер новейшего типа – по-моему их называют “линкорами” – влетел в “дыру”. За ним как привязанный следовал пассажирский звездолет-”тихоход”. “Линкор” вошел в атмосферу планеты и завис над обширным плато из скальной породы, – совсем недалеко от “моря” – но совершать посадку не стал. На плато сел “тихоход”. Его входные люки распахнулись во всю ширь, но в них никто не показался.

В это время море терракотовой биоплазмы вздыбилось волнами. Они бились о тот берег, на котором стояло плато. Они бились о берег, Дэн, и отступали. И каждый раз оставляли у подножия прибрежных деревьев несколько десятков странных существ. Похожих на кальмаров. Только были эти кальмары совершенно безликими и, вроде бы, слепыми и глухими – без глаз, ушей и каких-либо отверстий или выступов на торроидальных туловищах…”

– Горо-2, дядя Уокер! Горо-2! Дэнни-дурак прав: все пошло оттуда… – прошептал я. То, что Уокер описывал кальмаров так же, как и я в своей статье и в разговоре с Ловудом, меня нисколько не удивило. “Безликие” существа имели очень характерный облик.

Но все же, причем здесь “Монстры Галактики”?

“Кальмары поползли через сельву к плато. Двигались они неторопливо, но целеустремленно. И еще, отметил я, так уверенно и спокойно, как будто выполняли давным-давно заведенный ритуал. Их первые ряды достигли плато через несколько минут. Они взобрались на возвышенность…

Входные люки были открыты, Дэн. И там, внутри “тихохода”, наверняка находились люди. Возможно, усыпленные. Возможно, парализованные или как-то иначе обездвиженные командой военного лайнера. “Линкор”, как страж, висел над “тихоходом” и не оставлял экипажу пленников ни одного шанса на успешный аварийный взлет.

Кальмары вползли в “тихоход” и больше уже не выходили оттуда. Всего, посчитал я, заползло туда около пяти сотен существ – видимо, по числу пассажиров и членов экипажа звездолета. После этого “линкор” развернулся и скрылся за горизонтом планеты. А через несколько минут “тихоход” стартовал и полетел вслед за ним.

Те твари, которые не влезли в звездолет, вернулись в “море”…

Совершенно шокированный увиденным, я тогда долго сидел перед компьютером и выстраивал в голове полную картину того, что натворили я и твой отец.

Скорее всего дело обстояло так. Одна из команд разведчиков Дальнего Космоса – именно они оснащаются новейшими кораблями типа “линкор” – наткнулась на “дыру”. Это не удивительно, так как разведчики – великие специалисты искать на свою задницу приключений… Для этого у них есть мощная оптика, спецприборы для обнаружения космических аномальных объектов, сферический радиопрозвон…

Так вот. Они сели на плато и подверглись нападению тварей из “моря”. Почему нападение было успешным – загадка. Разведчики – квалифицированные, строгие и осторожные специалисты, вряд ли их можно упрекнуть в беспечности или халатном отношении к собственной безопасности. Я думаю, дело в другом. В тех волнах, которые испускает протоплазма. В том воздействии, которое я испытал на себе при первой встрече.

“Море” загипнотизировало, назовем это так, команду разведчиков. И сделало возможным невозможное: “линкор” открыл входные люки и стал беззащитен перед внешним вторжением. Кальмары вползли на борт…

“Что же произошло потом? – спрашивал я себя. – Кто теперь находится в “линкоре” – люди или безобразные безликие твари? И если второе, то что произошло с людьми?”

Полную ясность внесло сообщение о происшествии на Горо-2. Я подробно изучил отчет БЗС о событиях на этой планете и все понял”.

Дядя Уокер теперь смотрел мне прямо в глаза. И взгляд его был жестким.

“Я и твой отец совершили величайшее преступление, Дэн. Мы подарили миру злейшего преступника. Преступник этот – мерзость из незакрытой “дыры”.

Терракотовая протоплазма – сознательное существо-негуманоид. Его цель – безмерная экспансия по всей Вселенной. Оно обладает эффективным инструментом для достижения своей цели. Его кальмары проникают в чужеродный организм и сливаются с ним, растворяются в нем.

Это похоже на медикаментозную кодировку, когда лекарство вводится в кровь и выпадает в качестве безвредного, но фармакологически эффективного осадка в костном мозгу. Малыми дозами из костей оно поступает в кровоток – изо дня в день, в течение многих лет – и оказывает на организм определенное воздействие – физиологическое или психологическое. При этом происходит постепенное, но очень медленное вымывание осадка. Когда все вещество растворяется и уносится кровотоком без остатка, кодировка прекращается.

Так же дело обстоит и с “растворением” кальмаров. Они кодируют свою жертву. Они не наносят вреда ее физиологии, но подчиняют волю и разум. С момента захвата организм-носитель работает исключительно в целях захватчика, но как бы…

Как бы творчески.

Жертва использует все, чем обладает, – знание, навыки, технику – для того, чтобы расширять влияние терракотового “моря” во Вселенной. Захват и еще раз захват – людей, существ, первоклассной аппаратуры и оружия, звездолетов, планет… В этом смысле разведчики Дальнего Космоса явились для протоплазмы просто чудесной находкой. С ними проклятый негуманоид вышел на новую, более широкую орбиту в своей безумной экспансии”.

Уокер запнулся и рассеянно провел рукой по лицу.

“Ты знаешь, о чем я только что подумал, Дэн? О том, что если “линкор” гоняется за всем новым, эффективным и необычным, то “Монстры Галактики” вполне могут выйти и на меня… Ведь знаешь, там, в “линкоре” теперь не только люди, наши бывшие разведчики. Я уверен, что вместе с ними теперь работают и существа с других планет. И, возможно, не только тех планет, которые известны нам и входят в Галактическую Систему…

На что они способны? Как осуществляют поиск жертв и их захват? Их назвали командой монстров. По-моему, интуитивно правильно сделанное определение. “Монстры Галактики” – это же сборная из людей и существ-инопланетян. Какие твари сотрудничают с нашими людьми? Не дай бог оказаться среди них…

49
{"b":"10148","o":1}