ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наваждение Пьеро
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
В магическом мире: наследие магов
Академия оборотней: нестандартные. Книга 1
Плюс жизнь
Сестры
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?
Хищник. Официальная новеллизация
Наместник ночи

Я не дал ему договорить:

– На запросы не отвечать! Ждать меня! Через сколько минут они будут здесь?

А сам остервенело вдавливал кнопку лифта в стену ангара.

– Снижение и посадка займут не более десяти минут, сэр.

– Дьявол!

Двери распахнулись, и я ворвался в лифт. Не помню, как я спускался на четвертый уровень, как нашел лабораторию Уокера, как справлялся с замками входной двери и сейфа. Помню только, какой трепет испытал, когда в мои ладони лег почти невесомый, флюоресцирующий яркой голубизной шар. И как бережно нес его на вытянутой руке, покрывая семимильными шагами расстояние от лаборатории до лифта.

Пульт дистанционного управления “Терминатором” лежал у меня в кармане.

Когда я выскочил из ангара-лифта, то увидел прямо над собой – пока еще очень высоко в небе – тело заходящего на посадку корабля со Штерна.

– Торнадо, стартуй отсюда! – крикнул я и со всех ног бросился к звездолету.

И когда Ланц поднял звездолет и прощально завис над крепостью, я с непонятным чувством прильнул к экрану внешнего обзора. Особняк в древнем английском стиле, коробки ангаров и грозные стены владений дяди Уокера уходили вниз и в сторону.

– Прощайте, – прошептал я.

Из-за стены крепости свечой взмыл в воздух Торнадо и в плавном и стремительном пируэте пристроился в хвост моему звездолету.

Космический корабль со Штерна неуклюже падал на крепость и непрерывно посылал Ланцу истеричные радиозапросы.

Мне было на это наплевать.

Я летел спасать Лотту.

ГЛАВА 6

ДЕСАНТ НА ПЛАНЕТУ ПИФОН

– Мы на подлете к месту назначения, сэр, – раздался голос Ланца и вывел меня из оцепенения.

– Да? – рассеянно отозвался я и заставил себя оторвать неподвижный взгляд от табло настольных электронных часов. – Прекрасно…

– Какие будут распоряжения?

– Не знаю.

Я действительно не знал, какими будут мои распоряжения. И не потому, что был пьян и ничего не соображал. Я не был пьян. Аптечка Ланца сделала свое дело. За те двое суток, что прошли с момента последнего возлияния, я полностью пришел в кондиционное состояние.

Дело было в другом. Придя в себя, я в полной мере осознал, в какую безумную авантюру ввязался…

Как только Торнадо состыковался с моим звездолетом, я тут же нырнул в гиперпространство. На всякий случай. Если бы десант со Штерна кинулся за мной в погоню и сел бы мне на хвост, после моего нырка у них не осталось бы ни одного шанса найти меня в другой системе измерении.

После этого я взял курс на Версаль. Планету, с которой прибыл на Корриду Ловуд и его команда. Насколько я понял, там не было людей. Вряд ли БЗС стало бы создавать форпост для охраны Уокера на колонизированной планете: работа на Корриде велась в строгой изоляции и секретности, а значит, настолько же изолированной от глаз и посещений любопытных колонистов Дальней Галактики была и ее охрана.

Я надеялся, что на Версале нормальный климат и ландшафт. И на ней я сумею найти ровный пятачок площадью в треть квадратного километра. Чтобы развернуть голубой шар с “Терминатором” и звездолетом Уокера.

Все оказалось точно так, как я и предполагал. Через десять минут лета на выходе из гиперпространства Версаль предстала передо мной абсолютно пустым, сравнительно гладким, очень зеленым шариком с атмосферой, насыщенной кислородом и озоном.

Я сел наобум в чистом поле, усыпанном синими цветочками. Не мешкая, схватил голубой шар и вышел из звездолета. Торнадо прогрохотал у меня за спиной:

– Вам помочь, сэр?

Его металлическое тело было состыковано с верхней частью фюзеляжа и протянулось от носа звездолета до кормовых дюз. Лежал он, так сказать, на животе, и когда говорил, приподнимал и поворачивал литую голову ко мне “лицом”. Зрелище, надо сказать, довольно нелепое.

– Не надо, лежи, герой, – усмехнулся я. – Тебе удобно?

– Удобно, сэр.

Я отошел на полкилометра, положил шар на землю и вернулся к звездолету. Немного поглазел на поле, пытаясь найти шар в траве, а потом достал из кармана пульт дистанционного управления “Терминатором” и нажал на кнопку “ON”.

В тот же миг без всяких визуальных и звуковых прелюдий передо мной возникла красно-рыжая равнина с планеты Коррида. Зеленая полевая трава в границах ровного круга радиусом приблизительно в пятьсот метров мгновенно превратилась в истрескавшуюся глину. Горячий ветер поднял с земли клубок сухих растений, бросил мне в лицо и тут же затих.

Ближний край равнины оказался в двух шагах от моих ног. Я попятился. Уокер задал параметры свертки таким образом, что почва Корриды представляла собой толстый блин толщиной в полметра. Если бы я не отошел на достаточное расстояние, вполне мог покалечиться.

В следующее мгновение я уже не думал об этом. Потому что смотрел на то, ради чего прилетел на Версаль.

Посреди развернутой круговой плоскости стоял звездолет Уокера. Как две капли воды похожий на мой.

Я сделал шаг вперед и с опаской поглядел под ноги: ступать на вывезенную с Корриды глину было боязно. Но все-таки я находился не в том состоянии, чтобы бесцельно топтаться в трехстах шагах от цели, тянуть время и беседовать с собственной трусостью. С каждой минутой слабость и головная боль одолевали меня все сильнее. Я решительно запрыгнул на край глинянного блина и зашагал к звездолету.

Бортовой компьютер звездолета Уокера оказался чрезвычайно дружественным парнем. Он сразу же отозвался на включение и первый запрос, опознал меня, радостно поприветствовал и представился. Его имя, подобно имени Ланцелотта, было полностью созвучно названию обслуживаемого им генератора – Терминатор.

После этого электронный умник самостоятельно при мне устроил телеперекличку с Торнадо и Ланцем, киберы перезнакомились и начали оживленный обмен информацией. Видимо, Уокер при создании программного обеспечения своего компьютерного парка изначально исходил из принципа совместимости и активного открытого взаимодействия с Ланцелоттом.

Я немного посидел в кресле перед Терминатором, послушал жужжание дисководов и понаблюдал на экране, как он скачивает файлы из памяти Ланца. Потом мне это быстро надоело, да и надо было спешить.

– Слушай, Терм, – сказал я, потирая виски, – ты летишь с нами. У тебя все в порядке с космонавигационным оборудованием? Сможешь удержаться возле Ланца, след в след?

– Да, сэр, – ответил Терм, не переставая увлеченно гукать винчестером.

– А в гиперпространстве?

– Это сложнее, но если буду точно знать все процедуры, которые произведет Ланцелотт при подготовке к нырку, – задача сопровождения мною вашего звездолета будет решена.

Я, довольный, кивнул:

– Тогда прекращай обмен информацией, в дороге продолжишь. И, кстати, выдашь мне все материалы по генераторам “Терминатор” и “Ланцелотт”. Они у тебя есть?

– Да, сэр. Я вручу их вам по первому требованию. Это воля мистера Уокера.

– Тогда собирайся и стартуй вслед за нами.

– Куда мы летим, мистер Рочерс?

Хороший вопрос! Я в подпитии совсем перестал логически мыслить и собрался лететь куда глаза глядят!

– А вот это знаешь только ты, Терм. Ты уже один раз был в том месте. Тогда, когда дядя Уокер запускал вокруг одной планеты микроспутник с видеокамерой.

– Да, я понял, – сразу отреагировал Терминатор. – Незакрытый “коридор”. Сорок восемь часов гиперпространственного перемещения от планеты Коррида.

Я присвистнул от удивления: двое суток! Я думал, что “дыра” находится где-то в ближнем секторе. Ведь “Монстры Галактики” после того, как лианы оповестили их о смерти Уокера, появились на Корриде через несколько часов…

Объяснить этот феномен было возможно, лишь сделав единственное предположение. То, что лианы – не только ясновидящие, но и прекрасные бесконтактные диагносты физического состояния человека. Они предрекли наступление конца Уокера за двое суток до его смерти. И сообщили об этом “Монстрам”.

Я хлопнул рукой по столу и встал из кресла.

52
{"b":"10148","o":1}